Людибиографии, истории, факты, фотографии

Владимир Стеклов

   /   

Vladimir Steklov

   /
             
Фотография Владимир Стеклов (photo Vladimir Steklov)
   

День рождения: 03.01.1948 года
Место рождения: Караганда, СССР
Возраст: 72 года

Гражданство: Россия

Сериалы позволяют заработать на хлеб

актер

Артист театра и кино Владимир Стеклов сыграл в период летнего затишья одну из главных ролей в новой постановке Нины Чусовой «Переполох в голубятне». Роковые страсти там кипят внутри самого настоящего борделя. Да еще и с «голубыми» насельниками. Отдышавшись после премьеры, Владимир СТЕКЛОВ рассказал «Новым Известиям», каким образом исполнитель брутальных ролей вдруг появился на сцене в столь щекотливой постановке.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Print

27.08.2007

– Вас не смущает новая роль?

Владимир Стеклов фотография
Владимир Стеклов фотография

– Вы знаете, я вообще большой противник экстремальных осуждений. Каждый сам выбирает свой путь. Да, если бы это касалось моих близких, я бы не желал им такого пути. Но с другой стороны, никогда не посмею сказать им: «Ах, вы отвратительны». Только насилие в любой его форме может вызывать негативную реакцию. А если это осознанный выбор – каждый решает для себя. И потом, это ведь не мой выбор. А почему я должен осуждать выбор чужой?

Реклама:

– Но почему вы согласились сыграть роль в этом спектакле? Ведь, наверное, это не только финансовый интерес? Чем интересна вам эта роль?

– Нет, меркантилизм тут ни при чем. Тут в первую очередь материал. Режиссер Нина Чусова, с которой сначала познакомилась моя дочь Агриппина, теперь пригласила меня. Я, конечно, Нину тоже уже знал, по работам других театральных проектов, она зарекомендовала себя уже очень хорошо. Так что клянусь, что это никак не меркантилизм.

У меня очень много других и театральных работ, и работ в кино. От многих предложений приходится отказываться. Для театра, в отличие от кино, которое сняли и оно живет себе самостоятельно, нужно постоянно уделять время. Ну, подумайте, я вот сейчас принимаю участие в семи спектаклях в разных театрах...

– Вам и в кино, и в театре одинаково удаются роли и злодеев, и сугубо положительных героев. Каково же на самом деле ваше амплуа?

– Не знаю... Я думаю, что это все-таки какая-то школьная инсинуация. Ну вот, когда Катерина – луч света в темном царстве, Лука – искуситель, отрицательный герой, когда в пьесе «На дне» нет положительных героев... Я лично думаю, что все это не так, что все это стереотипы, обтесанные до голого определения.

– А объективно существует ли сегодня понятие «амплуа»? Не становится ли оно все более и более размытым нынешним общим состоянием искусства?

Лучшие дня

Путь самурая
Посетило:17156
Кен Ватанабе
Энтони Майкл Холл. Биография
Посетило:14513
Энтони Майкл Холл
Главный тренер ФК 'Спартак'
Посетило:7957
Дмитрий Аленичев

– Может быть, и так. Но вот если речь заходит о сериалах, хочется ответить – поймите, ведь это работа. Актер – достаточно зависимая профессия. Сериалы в первую очередь позволяют заработать себе на хлеб. Ну а потом это же и тренаж тоже. Нельзя постоянно сидеть на скамейке запасных. Актер, как и спортсмен, должен быть постоянно в тренаже. Так что если это сериал, то надо сказать – слава Богу, что не реклама, ну а если и реклама, то сказать – слава Богу, что ты не сидишь с табличкой на шее и не ищешь работу. Мы же не на рынке торгуем. Было бы странно, если бы вы сказали: «Владимир Александрович, я вас видела на рынке, вы там мешки с картошкой таскали. Это образ какой-то?..» Ну а я бы ответил: «Нет, надо было денег заработать». Вот тогда можно было бы меня пожалеть, посочувствовать. Но я занимаюсь своей работой, в том числе и сериалами.

– Но сам жанр «мыльной оперы» принято считать несерьезным...

– Конечно, многие сериалы плохие. Но с той же самой оценкой можно отнестись и к «полному метру». У нас почему-то принято считать, что «полный метр» – это знак качества. Ничего подобного. Потом, сегодняшняя практика выявляет, что сериальное творчество имеет доступ к зрителям. Его хотя бы видят. Могут, конечно, и ругать, но видят. В то время как «полный метр» – это уровень фестиваля. Об этом можно жалеть, можно тут и ругаться, но посмотрят-то только фестивальная публика и братья-актеры. Все. И лишь потом, через год, может быть, это покажут на экране, а если повезет, то и на ведущих каналах. Я недавно снялся в 24-серийном проекте по Сухово-Кобылину. Ничего за последние десять лет я лучше не делал. Это замечательный материал. Я с нетерпением жду его выхода на телеэкран.

– А каково сегодняшнее состояние театра?

– Во все времена были взлеты и падения, во все времена были поиски. Мне кажется, конечно, сейчас появилось больше возможностей для экспериментов. Раньше ведь на многое было табу: этого автора не рассматривать, эту тему не поднимать. Я не думаю, что в советское время пьеса «Переполох в голубятне» могла бы получить на сцене реальную жизнь. С одной стороны, это хорошо, с другой – бывают перекосы и перегибы. Возникают мысли попробовать все, но зачастую многие к этому оказываются не готовы. Для меня то, что распахнулся этот «железный занавес», – плюс. И у зрителя тоже появилась возможность выбирать, как и в литературе. Сколько книг сегодня в магазинах!..

– И сколько среди них макулатуры...

– Да-да, конечно, вы правы, но это дает возможность выбирать. Потом ведь говорят, что после экранизации каких-то классических произведений продажи повышались. Например, после показа «Мастера и Маргариты».

– Своей театральной жизнью вы довольны?

– Да, мне повезло, я не сидел без дела, каждый сезон у меня была премьера, будь то в Театре Станиславского, «Ленкоме» или «Школе современной пьесы». А ведь можно было оказаться и среди тех, кто годами ждет работы. Ну, а сегодня появилась возможность получать за свой труд хорошие деньги, чего не было раньше. Раньше работать приходилось много, бюджетная зарплата была небольшой, приходилось брать какой-нибудь кружок, вести его и получать дополнительные проценты. Сейчас, если ты востребован, ты можешь работать там и там, и за это получать деньги.

– Почему вы ушли из «Ленкома»? Вашу индивидуальность не понимали?

– Просто получил предложение работать в спектакле «Антигона в Нью-Йорке» от Леонида Хейфица в «Школе современной пьесы». Когда спектакль пошел, я получил предложение уже от художественного руководителя этого театра Иосифа Райхельгауза – играть в «Чайке» Тригорина.

– Несколько лет назад вы должны были лететь в космос. Жалеете, что не получилось?

– Я никогда ни о чем не жалею. В течение года подготовки к полету я получил столько всего, чего мне в обычной жизни не довелось бы испытать. Я за это очень благодарен. Помните, как Мастер говорил в «Мастере и Маргарите»: «Я мечтал объехать весь земной шар, но довольствуюсь лишь этим видом из окна. Но и это, наверное, неплохо». Не стоит строить большие планы.

– Через полгода у вас юбилей – 60 лет, а поверить в это трудно. Как поддерживаете такую форму? Как проводите досуг?

– Актерская профессия в полной мере экстремальная. Это постоянные психофизические затраты. Ненормированный рабочий день. Постоянно нужны компенсация, подпитка. После работы должен быть, как теперь говорят, релакс. И вот его-то у меня и нет.

– И досуга тоже нет?

– Я его сам создаю книгами, музыкой. Я прочитал две книги Майкла Роботема, одновременно перечитал Юрия Владимировича Никулина, ряд киносценариев, пьес, несколько художественных книг. Я люблю инструментальную музыку, очень люблю гитару, романсы, а вот танцевальная музыка надоедает.

– Ну, а спорт?

– Тут футбол. У нас даже был клуб ЦСКА – центральный спортивный клуб актеров. Правда, сейчас предпочитаю посидеть на берегу пруда на даче, даже читать в это время не могу, отвлекает... Сижу вот, а про себя говорю: «Пора, пора, покоя сердце просит. Летят за днями дни». Очень люблю гулять по лесу с собакой. Баню и сауну тоже люблю. А еще – разговаривать с дочерью. У нее вечно фонтан разных идей.




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели

Карли Поуп. Биография
Посетило:8069
Карли Поуп
Король хип-хопа
Посетило:10960
 Эминем
Непобежденный боксер
Посетило:11577
Энтони Джошуа

Добавьте свою информацию

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history