Людибиографии, истории, факты, фотографии

Валерий Гаркалин

   /   

Valeriy Garkalin

   /
             
Фотография Валерий Гаркалин (photo Valeriy Garkalin)
   

День рождения: 11.04.1954 года
Возраст: 64 года
Место рождения: Москва, Россия

Гражданство: Россия

«Я не подозревал, что похож на серийного убийцу»

Актер

Аферист из «Ширли-мырли» и карточный шулер из «Каталы» Валерий Гаркалин рассказал нам, что в нем от итальянца, почему он уже 20 лет не пьет спиртного, какие у него нетворческие мечты и как режиссеры в нем видят убийц и экстрасенсов.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

26.02.2010

— Валерий Борисович, я знаю, вы очень любите поспать, а что, кроме работы, может заставить вас рано встать с постели?

Валерий Гаркалин фотография
Валерий Гаркалин фотография

— Разве что желание жить дальше, двигаться вперед. А вот ради того, чтобы, например, выпить кофе с молоком, или чего-то бытового, то это, наоборот, отбивает все желание вставать. Так и хочется полениться, поваляться… А вот телевизор с утра категорически не смотрю. Сейчас у меня такой период в жизни, что не слишком интересуюсь событиями внешнего мира, скорее ухожу от этого. Меня страшит весь этот поток негативной информации, что кто-то кого-то обманул, обокрал, да и выборы…

Реклама:

— Но вы приезжаете в Украину, когда мы вряд ли еще успеем отойти от президентских выборов…

— Не хотел бы выглядеть человеком, который рьяно что-то говорит о политике или переубеждать зрителей, за кого голосовать. Да я вообще эту политическую возню под названием выборы терпеть не могу! Знаю, что здесь проявляются не самые лучшие стороны человеческого характера, причем, любых людей. На мой взгляд, это неприродная конкуренция, нездоровый интерес к недостаткам друг друга, когда столько самых некрасивых сторон вылезает.

— А вы как избиратель голосовать ходите?

— Когда нужно что-то изменить, и я ощущаю, что мой голос действительно может помочь или необходимо что-то отстоять, то да. Но если понимаю, что от моего голоса в сущности ничего не изменится, как и происходит в последние годы, то я игнорирую.

— Спектакль «Мошенники», с которым вы в компании с Михаилом Ефремовым пожалуете в Киев — по итальянским мотивам? А у вас есть свойственные итальянцам черты характера?

— Итальянцы очень спесивые, эмоциональные, страстные. То, что свойственно их темпераменту, да и итальянскому театру, вы увидите на сцене, а вот что касается меня… Да, бывает, вспыхиваю как спичка, но, думаю, и вы тоже.

Лучшие дня


Всякий человек способен прожить более ста лет
Посетило:126
Поль Брэгг
Летчик группы «свободных охотников»
Посетило:121
Екатерина Буданова
Блестящий талант перевоплощения
Посетило:120
Александр Феклистов

— Доводилось ли вам как известному актеру пользоваться именем?

— Ну иногда приходится прибегать, но я этого крайне не люблю. Считаю, это не самое красивое в моей жизни — пользоваться тем, что я известный человек. Вот как, например, с ГАИ стараюсь не связываться, хотя если и нарушаю… Знаете, есть такие люди, которые, невзирая на мое лицо, могут меня наказать. Причем, прекрасно знают, кто я, — и от этого еще больнее стараются ударить. Есть такое свойство, и не только у гаишников, самоутверждаться!

— У вас богатейший опыт работы в театре, как и в кино, а вот положа руку на сердце, к чему сами больше тяготеете?

— Не могу положить руку на сердце, потому что это неправда. Кино и театр — в соседстве, и там и там надо быть убедительным и одинаково любить то, что ты делаешь на съемочной площадке и на сцене. В театре я работаю давно и уверенно, а в кино у меня такие сценарии, режиссеры, партнерши… Ах! Так что разницы для меня никакой нет, как и, думаю, творческих ошибок.

— Недавно было 20 лет, как вышла на экраны картина «Катала», где вы исполнили свою первую роль — карточного шулера… А о каких ролях еще грезите?

— О, вот вы посчитали, сколько лет я снимаюсь, а мне это как-то даже в голову не приходило. Я вообще не очень-то люблю отмечать даты… И вынужден вас разочаровать, но мечт, как говорила бабушка моей жены, у меня нет. Даже того же Гамлета я умудрился сыграть, когда мне было, скажем так, далеко за сорок. Зато есть мечты нетворческого свойства, например, поехать куда-то отдохнуть или попутешествовать. А мои роли — это реальность. Знаете, они сами приходят ко мне, и я их играю, а специально что-то подстраивать — нет-нет. Все это не мое!

— Вы имеете в виду, что не готовы идти по трупам ради лакомой роли?

— Что вы! Я от этого так далек! Никогда не страдал манией величия, как и не страдал комплексами актерской неполноценности или недостатком внимания со стороны режиссеров — мне и сейчас поступают предложения. Я — очень серьезно вширь и вглубь реализованный человек.

— Валерий Борисович, только без обид, но у вас весьма нестандартная внешность. Признайтесь, вам это в кинематографе мешало или, наоборот, помогало?

— Нестандартная? Даже не знаю, что это такое. У меня же есть уши, нос, глаза — вроде все как у людей.

— Но, увидев вас хоть раз, уже не забудешь…

— Ну наверное… Я, например, того же красавца Алена Делона считаю нестандартным, а я стандартный. Для меня внешность всегда была на втором плане. И, честно говоря, от режиссеров что-то по поводу моей внешности не слышал. И если меня не принимал какой-то режиссер, то это мнение одного человека. Для меня отказ значил одно — не мое. И другое дело, когда режиссер, худсовет был согласен, то это — мой труд и моя работа…

— При этом вы и сами были удивлены, когда в картине «Девять неизвестных» вам доверили сыграть серийного убийцу… Сами говорили — да разве я похож?!

— Да, Саша Муратов, который снимал этот фильм, вообще доверял мне такие образы в своих кинокартинах, о которых я и не подозревал. Например, предложил экстрасенса — глупого, заносчивого медиума. Но в итоге «Досье детектива Дубровского» получилось интересным. Каким-то образом режиссер меня увидел в роли маньяка, хотя я никогда не напоминал себе серийного убийцу (смеется). Но настоящих маньяков как раз из-за того, что они явно не похожи на кровавых извергов, не могут поймать.

— Как вникали в образ, чтобы справиться с этой ролью?

— Душить, убивать (смеется), нет, мне, слава Богу, не пришлось. Как и разбираться в психопатологиях, кто и почему теряет рассудок. Потому что искусство занимается совсем другим. Я согласен с тем, что актер может ради роли освоить верховую езду, научиться стрелять, кататься на коньках или как мне в «Катале» приходилось осваивать все тонкости игры в карты и терминологию, но… Мне бы хотелось развеять ореол вокруг актерской профессии, что артист изучает что-то, ходит куда-то, наблюдает ради какой-то роли… Это все неправда! Актер играет человеческую суть, характер, и идет прежде всего от себя, от своих душевных качеств, использует свой материал. А когда рассказывают — вот я сам исполнял свой трюк — да это все такая ерунда. Ни один артист не позволит себе такую роскошь — рисковать своими физическими данными — телом, лицом и так далее. Он знает — это визитная его карточка, и вдруг что — на этом карьера завершится! Только из этих соображений я никогда не был супергероем. Все трюки выполняют каскадеры, а артисты играют, рассказывают о внутреннем мире своих героев. Вот их прямая задача! Не надо лезть не в свои дела, и уж тем более служить поводом для каких-то фантазий и легенд.

— Валерий Борисович, к вам поначалу прилипло амплуа комедийного актера, вы не считали это трагедией, как, например, Крамаров, Демьяненко?

— Нет, драмы для меня в этом никакой не было и нет. Мне нравится быть смешным, веселить публику. И я в этом качестве очень востребован, а если ты хочешь найти трагедию — ты ее найдешь. Как, впрочем, если бы и ты был не комиком!

— А вы были типичным студентом-театралом — с загулами, пьянками, любовными похождениями?

— Конечно! Я же был нормальный студент. Пел песни по ночам, выпивал и закусывал или не закусывал. И любил! И я не о чем не жалею — это были лучшие годы в моей жизни!

— Хотя поначалу вас не брали в вузы, вы отслужили в армии, потом опять поступали — и удачно. Что тогда сработало — опыт, настойчивость, везение?

— Нет-нет, теперь я это уже точно знаю: всему свое время. Время камни разбрасывать, время их собирать, время любить, время ненавидеть. Это все в Библии написано. Верю ли я в судьбу? Я точно не верю в совпадения — случайностей не бывает. Во всем есть причинно-наследственная связь.

— А согласны с утверждением, что все происходящее с нами, особенно неприятности, — это либо испытание, либо наказание?

— А вот на этот вопрос мне трудно ответить. Потому что меня ни то, ни другое не устраивает. И вообще, если так думать, сразу возникает множество других вопросов: почему я, за что?

— Но когда в прошлом году вы потеряли жену и сами два года назад были на волосок от смерти, наверняка задавали себе эти вопросы?

— Конечно, задавал. Но ответа на них все равно не существует. Тут ситуация в другом — наша жизнь имеет и начало, и конец. И в ней есть место как смешному, так и трагическому. Мы всегда будем терять близких, и этот этап будет сужаться и сужаться, пока мы сами не уйдем из этой жизни и не станем частью потери других людей. Многое, что происходит со мной, я принимаю как данность.

— И все же — кто или что дает вам силы просыпаться и радоваться жизни?

— Мне кажется, это единственное, что нас спасает и не один раз — любовь. А всего остального может и не быть. Для меня вся любовь сейчас в дочке и по-прежнему в моей рано умершей жене…

— Вы один живете?

— Нет, после смерти жены Кати мы живем вместе с дочерью.

— Валерий Борисович, сейчас ваша дочь взрослая, но вы рассказывали, когда она была маленькой, то жена запросто могла ее на вас оставить — сами купали, стирали малышке платья. А сейчас хочется о ком-то позаботиться, например, о внуках?

— Хочется! Но как я могу позаботиться, если тут от меня ничего не зависит. Дочке 27 лет, и я бы, конечно, уже мог быть дедушкой, но вернемся к тому, что всему свое время. Она — продюсер известного коллектива (андерграундного коллектива саунд-драмы Владимира Панкова. — Авт.), очень занята, и у такой характер, что вряд ли что-то поуказываешь…

— Если она занята, то кто о вас заботится?

— Теперь сам себе готовлю…

— Сами? Еще недавно говорили, что ничего не делаете по дому?

— Я же говорю — всему свое время…

— Так может, вы нарушили и другой свой почти 20-летний «обет» — не пить… Неужели в прошлом году на своем 55-летии не пригубили?

— Нет-нет, я действительно с тех пор больше не нуждаюсь в допингировании. Выпивка — это дополнительное искусственное возбуждение, а я могу быть таким и не прибегая к этому. Меня спиртное давно перестало радовать. И когда употребляешь алкоголь, то неизбежно потом и злоупотребляешь… Хотя недавно довелось играть роль спивающегося скрипача. И, представьте себе, тоже не пил — даже ради правдивости образа!

— А насколько вы переборчивы в сценариях?

— Никогда не был таким уж разборчивым. Естественно, когда получаю сценарий, читаю его. Если нравится — соглашаюсь, если нет, то нет. Но кино такая вещь… Как говорил классик, «Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется». Вы можете увлечься проектом, считая его гениальным, и рассчитывая, что он прославит вас на весь мир, а в результате — слава в пределах Садового кольца города Москвы. И, наоборот, проходная работа, бывает, становится визитной карточкой на многие годы. Быть оракулом ни кому из нас, артистов, не дано — надо просто идти и работать.

— И все же есть планка, ниже которой вы не опуститесь, например, реклама?

— Ну почему? Если будут предлагать в рекламе хорошую идею и за это еще лучше платить, то я никогда не откажусь

— А, например, эротический фильм? Хотя у вас есть скандальный спектакль, в котором вы с Татьяной Васильевой на сцене обнаженные…

— Мне кажется, я не являюсь такой фигурой в кино, одним словом, не секс-символ, чтобы меня приглашали на такие роли и тащились. Я так далек от восторга по поводу своей внешности — ну не те у меня физические данные. Так что меньше всего ожидаю такого предложения. Мне кажется, только сумасшедший может позвать меня в эротику! А в театре мы руководствовались совсем другими соображениями — не сексуальными. Не было цели, чтобы мое тело возбуждало женскую половину зала. Мой персонаж там скорее нелепый, комический.

— Валерий Борисович, а если вас вдруг перестанут приглашать в кино, вам есть на кого рассчитывать в материальном плане?

— Скажу: если вдруг такое случится, то я, как и многие в этой стране, окажусь абсолютно без средств к существованию. И я не шучу. Если бы вам назвать мою пенсию, вы поймете, что мне не до шуток. И если придется уйти на пенсию и больше никак не зарабатывать, то запросто можно будет умереть с голоду.

— Это страшно, что любимые миллионами советские актеры доживают свои дни в нищете...

— И я могу разделить их участь, потому что актеры социально не защищены. Это очень печальная тема. Давайте не будем об этом...

— Хорошо. Зато вас всю жизнь окружали красивые партнерши...

— Это потрясающая ситуация. Артистам как никому другому везет больше всего потому, что он может пересекаться с армией женщин. Да никакому любовнику это и не снилось. А вот мое отношение к служебным романам весьма негативное. Я бы никогда не смог, хотя у коллег такое бывало. Я всегда делил это на две разные части, которые никогда нельзя смешивать. С друзьями тоже лучше дружить, а любимых просто любить. И чтобы это не распространялось на тех, кто с тобой рядом в кадре и на сцене. Это всегда чревато.

— При этом вы тесно дружите с вашим «крестным отцом» в кинематографе Сергеем Бодровым, снявшем «Каталу»...

— Да, все эти годы мы продолжаем дружить, поддерживаем друг друга в трудные минуты. Жаль, конечно, что созваниваемся и видимся не так часто, как хотелось, но это издержки нашей профессии. Каждый живет своей жизнью, но вот на днях Бодров был в Москве — встретились.

ЕДИНСТВЕННАЯ ЖЕНЩИНА ГАРКАЛИНА

На съемочной площадке рядом с Гаркалиным были красавицы: Вера Глаголева («Бедная Саша»), Ольга Дроздова («Попса»), Инна Чурикова («Ширли-мырли»), но актер всегда подчеркивал, что в его жизни есть только одна женщина — Катя. С будущей женой они познакомились в студенческие годы. Гаркалин был на репетиции в Театре кукол Образцова, а Катя пришла туда преподавать. Несмотря на свои пышные формы, Екатерина была очень привлекательной и умной, чем сразу покорила молодого актера. Потом влюбленные поженились, прожив вместе более 30 лет. В 1983 году у них родилась дочь Ника. Семейному счастью актера многие завидовали: «Они как голубки, даже если и ругались, то не сильно и быстро мирились». Когда в июне 2008-го Гаркалин на гастролях за границей перенес тяжелейший инфаркт, а потом еще один, супруга Катя все время была рядом. «Это она вытащила его с того света», — говорили друзья. Но в феврале прошлого года жена Гаркалина умерла от онкологии. «Раньше, когда была Катя, я мог бы смело сказать, что живу ради нее, — говорит Валерий. — А сейчас на этом свете меня держит память о любимом человеке. Пока я помню, как Катя смотрела, говорила, смеялась — я буду жить!»

Generic placeholder image
Арина Шевченко
Люблю исследовать биографии интересных людей




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели


Секс-символ 90-х
Посетило:399
Брендан Фрэйзер
«Лучшая актриса второго плана»
Посетило:553
Люси Лью
Звезда советской комедии «Любовь и голуби»
Посетило:340
Нина Дорошина

Добавьте свою новость

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history