Людибиографии, истории, факты, фотографии

Оскар Рабин

   /   

Oskar Rabin

   /
             
Фотография Оскар Рабин (photo Oskar Rabin)
   

Франция

Гражданство: Франция

Мой собственный мир - это 60 квадратных метров

художник

Художник Оскар Рабин рассказал "Известиям" о Париже и Москве

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Print

06.12.2009

Знаменитый живописец только что подарил две свои картины - "Виза на кладбище" и "Пиво "Кроненберг" - Третьяковской галерее. В парижской мастерской 81-летнего мэтра, стоявшего у истоков судьбоносной "бульдозерной" выставки, побывал наш французский корреспондент.

Оскар Рабин фотография
Оскар Рабин фотография

Известия: Что побудило вас подарить картины Третьяковке?

Реклама:

-Оскар Рабин: Мне всегда хотелось, чтобы они находились в лучшей российской галерее. Картины останутся, когда меня не будет. И сама Третьяковка будет существовать, пока существует Россия.

И: Это жест патриотический?

-Рабин: Скорее, эгоистический. О своих картинах я забочусь как о своих детях. Если патриотизм у меня и есть, то он выражается в чем-то другом.

И: В чем же именно?

-Рабин: Что бы ни происходило в стране - в Советском Союзе или в нынешней России - у меня в глубине души остаются теплые чувства. И эти чувства я отношу к патриотизму.

И: Как бы там ни было, дар щедрый. За ваши картины платят до 300 тысяч евро, хотя вы иронически относитесь к аукционам. Еще в начале 1990-х годов написали картину "Побьет ли Ренуар рекорд Ван Гога?"

Лучшие дня

Мальчик, который выжил в Ниагарском водопаде
Посетило:8192
Роберт Вудвард
Бруно Бартолетти: Интерпретатор итальянской оперы
Посетило:4056
Бруно Бартолетти
Карл Шефер. Биография
Посетило:1844
Карл Шефер

-Рабин: Рынок - не очень ироническое учреждение. Рынок - все-таки и кусок хлеба.

И: Вам вернули российское гражданство. Не так давно вас приняли в Российскую академию художеств. Обиды не держите на свою историческую родину за изгнание?

-Рабин: Я никогда и не держал - даже когда меня выставили из Советского Союза 31 год назад. Это все равно что обижаться на судьбу, на Господа Бога или на природную стихию. Лес рубят - щепки летят. Вот я и стал одной из таких щепок.

И: В СССР вы были лидером нонконформистов, звали на баррикады. В Париже вы живете отшельником...

-Рабин: Большую часть жизни в Москве я провел очень тихо. Просто от судьбы мне досталась некая роль, которую я играл какое-то время. И когда появилась относительная свобода - правда, не совсем та, о которой я мечтал, - на этом моя роль закончилась.

И: Не будь "бульдозерного" перформанса, власть не выслала бы вас из Москвы в Париж?

-Рабин: Это уже судьба. В Париже я смог наконец реализовать свою мечту - рисовать, как мне хочется. Художник чувствует себя нормально, если у него есть хотя бы сотня людей, которым близко его творчество.

И: Вам не было страшно противостоять советскому режиму?

-Рабин: Было. Я понимал, что десять лет лагерей не дадут, но два-три года мог получить запросто - за хулиганство.

И: В одной советской газете вас окрестили "жрецом помойки".

-Рабин: Это просто лихой заголовок лихого советского журналиста. У меня была одна-единственная картина "Помойка N 8". Я больше рисовал бараки.

И: Справедливо называть вас "Солженицыным от живописи"?

-Рабин: Так меня окрестил один француз, а потом это словосочетание вошло в обиход. По-моему, оно мне не подходит.

И: Можно ли считать ваше искусство протестным?

-Рабин: Я никогда не воспринимал свою картину как плакат. Одна из моих наиболее известных картин - "Советский паспорт". Это не протест, а рассказ о моей жизни, о жизни народа, который жил с такими паспортами.

И: Вы считаете себя художником русским или французским?

-Рабин: Я никогда не забываю, что родился, вырос, получил образование в советское время. И если быть честным перед собой, то должен сказать, что художник я советский. А советское - часть русской культуры. И такая основа осталась у меня на всю жизнь.

И: Почему на ваших картинах после бутылок водки и селедок появились и матрешки?

-Рабин: Водка на Руси - символ радости и горя, рождения и смерти, праздников и несчастья. А селедка - наиболее доступная закуска. Власти обижались, когда я рисовал водку, считая это "антисоветчиной". Матрешки возникли после того, как последние года три я стал ездить в Россию. Может, это влияние новой Москвы, несколько карикатурной, лужковской, с ее новой архитектурой.

И: Разве сегодня вы не чувствуете себя парижанином?

-Рабин: Мой мир - это 60 квадратных метров моей мастерской. Когда выхожу на улицу, то для меня Париж - как театр. Конечно, французского менталитета у меня нет.

И: А в чем разница французского и русского менталитетов?

-Рабин: Кто их знает, этих французов! Те, с которыми я общаюсь, пожалуй, ничем не отличаются от русских в человеческом плане. Чтобы понимать Францию, здесь надо родиться. Эту страну я воспринимаю лирически, а не критически. Я доволен своей жизнью, хотя и понимаю, что и здесь трагедий очень много.

И: Какие чувства вы испытываете, когда из комфортного Парижа попадаете в бурлящую Москву?

-Рабин: То старое, что осталось в Москве, мне по душе. Даже сталинская архитектура не кажется больше вызывающей. Но Москва - как и вся Россия - больше у меня где-то в сердце, в душе. Такая, какой она была в моей молодости.

И: Почему на Западе до сих пор не оценили по достоинству нашу живопись?

-Рабин: Я очень люблю русское искусство, хотя и не считаю, что оно занимает в мире такое же место, как итальянское, испанское или немецкое. Но это искусство - мое. Не могу сказать, что я прихожу в умиление от "Моны Лизы". Или, к примеру, мне активно не нравится сюрреализм, хотя я понимаю, что это одно из главных направлений в искусстве ХХ века.

И: В отличие от русского в западном искусстве доминирует рациональное начало?

-Рабин: Доминирует, если говорить о второй половине ХХ века. Это время эксперимента. Использованы все возможности уничтожения границы между искусством и жизнью. Пример тому - знаменитый писсуар Марселя Дюшана, который он поставил, как сейчас любят выражаться, в музейное пространство.

И: Эпоха экспериментов, похоже, далека от завершения?

-Рабин: Нынешнее искусство переживает, на мой взгляд, период тихой агонии. Идеи ХХ века также подвержены старению и умиранию. К сожалению, старость часто становится смешной, нелепой, некрасивой и глупой. Но как бы долго это ни продолжалось, ХХ век - это вчерашний день.

И: Разве поиск был бесплодным?

-Рабин: Открытий было очень много. И в будущем их станут использовать. Другое дело, что эксперимент доказал: если по этому пути идти дальше, то жизнь никуда не денется, а искусство исчезнет.

И: У вас трагическое видение мира?

-Рабин: Это зависит от того, как относишься к жизни. Для меня смерть и все, что с ней связано, - не более чем завершение жизни.

И: Вы уже купили себе место на парижском кладбище Пер-Лашез, где похоронены ваши жена и сын. А вы не думали о возвращении на историческую родину?

-Рабин: После смерти моей жены (художницы Валентины Кропивницкой. - "Известия") я дальше, чем на месяц-полтора вперед, не загадываю. Пока жив, ничего не исключаю.




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели

Елена Вяльбе. Биография
Посетило:27932
Елена Вяльбе
Первый прыжок из космоса
Посетило:12592
Джозеф Киттингер
Что оставил после себя Дональд Винникот?
Посетило:7655
Дональд Винникотт

Добавьте свою информацию

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history