Людибиографии, истории, факты, фотографии

Борис Ефимов

   /   

Boris Efimov

   /
             
Фотография Борис Ефимов (photo Boris Efimov)
   

День рождения: 28.09.1900 года
Место рождения: Киев, Украина
Дата смерти: 01.10.2008 года
Место смерти: Москва, Россия
Возраст: 108 лет

Гражданство: Россия

В моем возрасте уже нужно во что-то верить

Художник-график, мастер политической карикатуры

28 сентября легендарный художник-карикатурист Борис Ефимов, сформировавший многие политические штампы и стереотипы советской карикатуры, встречает свой… (не падайте!) 105-й день рождения.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Print

29.04.2006

Отец был сапожником

– Борис Ефимович, как собираетесь отпраздновать такую дату?

Реклама:

– Да никак. Буду избегать гуляний. А чего тут радоваться? Такой старик...

Борис Ефимов фотография
Борис Ефимов фотография

– Ну, не скромничайте. Выглядите на все 80! Давайте вспомним о ваших корнях. Вы выросли в Белостоке, городке, который сейчас принадлежит Польше. В зрелые годы приезжали туда?

– Нет, знаете, как-то не получилось... Хотя сейчас было бы очень интересно посмотреть на город детства. И ведь за границу я выезжал, но все маршруты мимо пролегали. Последнее известие из Белостока получил в 30- е годы от брата (родной брат Ефимова Михаил Кольцов – знаменитый советский журналист, участник гражданской войны в Испании, расстрелян в 1940 году. – О.К.). Он тогда часто за рубежом был. И вот заехал в Белосток. Написал мне оттуда открытку, шутливо зашифрованную – «Письмо от сестры из Белостока». Вообще, в моем детстве Белосток был грязным, невзрачным городком. А ведь родился я в Киеве. Родители жили там. И зачем уехали?

– Ну, может быть, хорошая работа, заработки...

– Да нет, отец в Белостоке мастеровал заготовки – верх для обуви, только верх, без подошвы. Мы были в общем-то обеспеченной семьей, но не такой уж зажиточной. И я очень болезненно воспринимал то, что рядом со мной учились дети из более обеспеченных семей. Помню, был праздник в городском саду (я учился в 3-м или 4-м классе). И мама дала мне на расходы 5 копеек. Мимо шел одноклассник, спросил: «Тебе сегодня сколько дали?» Я не хотел выглядеть плохо и гордо ответил: «15 копеек!» А он посмотрел на меня с насмешкой и показал пятирублевую купюру: «Видел, что у меня есть?! А свои 5 копеек спрячь куда подальше». И как он догадался?.. Потом началась первая мировая, фронт подошел. И наша семья вернулась в родной Киев.

Пережил 11 правителей России

– Вы достаточно долго прожили на Украине...

– Да не было тогда никакой Украины! Это была та же Россия, а Киев – мать городов русских, вот и все. И над мовой тогда все насмехались: «Самопер попер до пупоризьки по мордопыську». Знаете, как перевести? Мотоциклист поехал к акушерке за фотографией. Это уж потом Украина появилась...

Лучшие дня

Дмитрий Харатьян. Биография
Посетило:3925
Дмитрий Харатьян
Пласидо Доминго: Великий труженик оперной сцены
Посетило:3922
Пласидо Доминго
Бранка Катич. Биография
Посетило:3530
Бранка Катич

– Хорошо, будем говорить только о России. Вы пережили одиннадцать правителей нашей страны. Расскажите, что думаете о них? С кем из них общались?

– Вот! Как раз на эту тему один из моих последних рисунков. Вот смотрите. Тут мое отношение частично из рисунка видно... Николай II. Сейчас многие очень уж благостно говорят о дореволюционной России. А тогда тоже много плохого было. Позор войны с Японией надолго запомнился. Терроризм – убийство Столыпина, кстати, в Киеве. Антисемитизм – раскручивание дела Бейлиса, тоже в Киеве. В общем, не все ладно. Потом революция, эмоциональный подъем. Керенский к нам в Киев приезжал. Каким он тогда был кумиром! Я вместе с другими юнцами в огромной толпе бежал за его автомобилем.

Но популярность прошла быстро. И появился Ленин. Своими глазами я его видел только раз – в 1922 году он выступал в Большом театре. Но был уже совсем плох, после выступления сразу уехал в Горки.

А потом долго-долго был Сталин. Я с ним много поработал над одним рисунком. Это известная история. Он поручил мне нарисовать карикатуру о том, как американский президент Эйзенхауэр боится русской угрозы из Арктики. И по телефону давал советы, что и как делать. Сейчас этот рисунок висит в Академии художеств.

Кто там дальше? Хрущев? С ним я мало общался, у меня и сейчас к нему полное равнодушие. Горбачев вручил мне Звезду Героя Социалистического Труда. Я ему должен быть благодарен. С Ельциным тоже хорошие отношения были. И Путин мне сейчас поздравительные грамоты присылает. Приятно.

Я, кстати, за Путина два раза голосовал. Да, надо сказать, рейтинг у него был!.. Досадно, что сейчас немного уменьшился. Недостатки нашей страны остаются недостатками, но он делает очень нужную работу.

Квартиру Твардовского сам себе попросил

– А за тем, что происходит на земле предков, в Израиле, следите?

– Да. Кстати, недавно Израиль оставил земли, захваченные в шестидневную войну 1967 года. И я хорошо помню, как во время той войны нас, еврейскую общественность, собрал в «Правде» видный журналист Давид Заславский. Там были композиторы, поэты... И мы подписали письмо, осуждающее Израиль. Что поделаешь, политика иногда бывает занятием довольно-таки грязным...

– А в самом Израиле вы бывали?

– Нет. И после того, что я на них рисовал (карикатуры советского периода, в духе времени разоблачающие сионизм. – О.К.), не знаю, стоит ли мне к ним ездить. Очень уж это остро было сделано, боюсь, многие могут быть обижены на меня...

– Говорят, до вас в этой замечательной квартире (набережная Шевченко) жил Твардовский.

– Да, это правда. Но потом Александр Трифонович переехал в знаменитый высотный дом на Котельнической набережной. А эта квартира осталась. Я подумал, хорошая квартира, почему бы мне ее не попросить. Пошел к начальству в «Известиях». Говорю, так и так, квартира освободилась. Ну, мне ее и дали. За что я очень благодарен. Хотя бы за вид, который из окна открывается – посмотрите, какое чудо.

– Действительно, красиво. Только отсюда и Белый дом как на ладони. Когда в 1993 году танки стреляли, не страшно было?

– Да, мы тогда окна белыми полосками заклеили крест-накрест, как во время войны. Конечно, было страшновато, и мои родственники говорили, что лучше уехать на дачу. Но я отказался. Сказал, что я это уже проходил... И слава Богу, до нас пули не долетели. А потом все утихло.

– Как вы относитесь к поэту Твардовскому?

– Считаю его великим. И больше всего люблю даже не «Василия Теркина» или «За далью – даль», а его потрясающую поэму «Баллада о Москве». Она была написана в 1942 году. И сейчас забыта, наверно, из- за того, что там Сталин упоминается. Я всю «Балладу» знаю наизусть и считаю, что она не уступает лермонтовскому «Бородино» и по поэтическому мастерству, и по глубокому. волнующему содержанию:

То был такой великий бой,

Что нет к нему присловья,

Стоял противник под Москвой!

Горело Подмосковье...

(Борис Ефимович наизусть цитирует поэму до конца. – О.К.)

– Да-а. Я, пожалуй, вряд ли смогу прочесть наизусть какую-нибудь поэму. Скажите, а вы зарядку сейчас по-прежнему делаете?

– Нет, знаете, с недавних пор перестал. Боюсь, потерять равновесие, упасть... Вижу у вас в глазах вопрос: как же это можно столько жить?! А черт его знает! Никогда – ни диеты, ни режима. Все ем, все пью.

– И алкоголь тоже?

– Да. Ого! С большим удовольствием! Особенно люблю кагор и «Шато» (французское вино. – О.К.).

– Кагор – вино церковное. Вы его на причастиях пьете?

– Нет. В церкви я тоже не хожу, боюсь упасть... И вообще, я раньше в Бога не верил. А когда уже столько лет стукнуло, понял, что нужно во что-то верить. А то как-то нехорошо и даже страшно. Не знаю, можно ли об этом говорить, но я, когда ложусь спать, молитву самодельную читаю: «Благодарю тебя, Боже, за то, что я прожил этот день». Но ни к какой конфессии себя не отношу, Бог – един... Почему вы смотрите на меня с такой грустью? Я вас разочаровал. Думали, скажу что-то этакое, поделюсь вековой мудростью? Нет. Я живу, как все, то, что всех радует, меня радует, то, что всех пугает, меня пугает. Я люблю повторять сентенцию Станиславского: «Надо жить соответственно предлагаемым обстоятельствам». Я никогда не пытался выскочить из этих обстоятельств и сделать что-то экстраординарное. Вон сейчас за окном – хорошая погода, тепло, солнечно. И я этому радуюсь.




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели

Рыбацкое счастье, или самая большая акула-мако на крючке
Посетило:8504
Джои Полк
Аристотель Онассис: Олигарх и его женщины
Посетило:38878
Аристотель Онассис
Прощай, любовь, прощай!
Посетило:8078
 Далида

Добавьте свою информацию

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history