Людибиографии, истории, факты, фотографии

Петр Мамонов

   /   

Petr Mamonov

   /
             
Фотография Петр Мамонов (photo Petr Mamonov)
   

День рождения: 14.04.1951 года
Место рождения: Москва, СССР
Возраст: 69 лет

Гражданство: Россия
Соцсети:


Я постоянно учусь любить

Лидер группы 'Звуки Му', актер

Недавно в прокат вышел фильм Павла Лунгина "Царь" — по форме историческая драма об эпохе Ивана Грозного, по сути — фильм-диспут об истинной и мнимой святости, об извечном конфликте власти и личности, об отношениях государства и церкви. Роль царя Ивана IV Грозного сыграл в картине знаменитый русский рок-музыкант Петр Мамонов.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Print

22.11.2009

Нам представилась возможность услышать мнение этого во всех отношениях неординарного человека и артиста о своем новом персонаже и о том, как проявляется "синдром Грозного" в современном обществе.

Петр Мамонов фотография
Петр Мамонов фотография

— Петр Николаевич, расскажите, пожалуйста, о своей работе в фильме "Царь"…

Реклама:

— Не мне судить, что у нас получилось, но старались мы изо всех сил. Тема картины очень серьезная. Режиссер Павел Лунгин хотел, думаю, показать и то, какой это труд тяжкий — жить. Помните замечательный фильм "Осенний марафон"? Там герой Олега Басилашвили, Бузыкин, прекрасный, талантливый человек, но он запутался и по кругу бежит. Каждый день все то же самое, то же самое. Так и мой Иван Васильевич — головы рубит, потом на колени падает, потом опять головы рубит, затем снова молится, Россию строит, а потом ее ломает… Все так же, просто масштаб шире. И тут подмечено что-то очень человеческое: мы утром встали, нам хочется жить хорошо, а к вечеру смотришь — пьяный лежишь. Вот оно как, вот в чем дело. Ведь это самое сложное — жить достойно звания человека. Это очень тяжелый труд, потому что приходится воевать с собой, со своими желаниями, со всем этим "если очень хочется, то можно". А ведь все наоборот. Если очень хочется, значит — нельзя! Да, нельзя! И не потому, что Бог, как дядька с палкой над тобой, стоит, а потому, что, потакая слабости своей, ты себе же хуже делаешь. Снова и снова. Федор Михайлович Достоевский сказал, что одна слезинка ребенка не стоит всей гармонии мира. Вот и Лунгин об этом задумывается. Ведь в чем состоит назначение искусства? Еще Пушкин написал: "И чувства добрые я лирой пробуждал". Вот если чувства добрые мы этим фильмом или на концерте, например, в людях пробудили, а не какой-то ажиотаж футбольный, если кто-то улыбнулся, порадовался, если в чьей-то душе что-то распахнулось — значит, мы хорошее дело сделали.

— Не порицают ли вас за то, что вы сыграли царя Ивана Грозного таким, мягко говоря, неоднозначным человеком? С его терзаньями, яростью, жестокостью, доходящей до садизма...

— Вы хотите сказать, что есть определенная группа людей в Церкви, которые хотят канонизировать Ивана Грозного, считают его святым? Но я не священник, а актер. Я играл характер. Решать, святой он или нет, — не мое дело. Если Церковь признает его святым, я как православный человек послушаюсь. Но пока никаких официальных данных на этот счет нет. Скажу еще, что я ведь не ставил перед собой задачи — и режиссер мне ее не давал — сыграть русского царя. Потому что это задача для меня, ничтожного, невыполнимая. Я играю только то, что я знаю, то, что у меня есть в душе. Как там отец Александр Мень говорил? "Художники, не бойтесь, никакого греха в том, что вы делаете, нет. То, что случилось в вашем произведении, произошло у вас в сердце". В моем сердце, конечно, нет русского царя, но в моем сердце есть "Осенний марафон". То есть это когда я сейчас такой умненький с вами разговариваю, а вечером опять пьяный лежу. Колбасит меня. Так и Грозного колбасило. Он всюду хотел быть верхним. В молитве, например. И, главное, хотел, чтобы его больше всех любили. Он так хотел, чтобы его любили, что даже иногда сам Бога забывал любить. А вообще, я думаю, этот фильм не об Иване Грозном. Герой там — не Иван, а митрополит Филипп (эта роль в картине стала последней в биографии прекрасного актера Олега Янковского. — Ред.) — святой человек. Он ни в ком не видит дурного, встречает всех, как Серафим Саровский, словами: "Здравствуй, радость моя!" И в этом ни лукавства, ни словоблудия.

— В последние годы вы кардинально постарались изменить свою жизнь. Переехали из Москвы в деревню. Стараетесь вести набожную жизнь. Наверное, и монастыри с паломничествами посещаете?

— Нет, никуда я не езжу. У меня времени нет. И другим не советую. Почему? Ведь самый главный труд — с собой самим справиться. Для этого духовный туризм не нужен. Не надо никуда ходить далеко, можно дома посидеть, помолиться. Можно объездить все монастыри, облобызать все мощи, а толку никакого не будет. Надо мысли поменять.

— С каким чувством вы выходите на сцену?

Лучшие дня

Главный полководец Великой Отечественной войны
Посетило:11937
Георгий Жуков
Первый секс-символ Страны советов
Посетило:3408
Наталья Селезнева
Эхо шестидесятых
Посетило:1745
Майя Кристалинская

— Я 25 лет выхожу на сцену с любовью к людям. Любовь — созидающая сила. Я сам постоянно учусь любить. Я жертвую людям свое время, силы, умения, они мне в ответ отдают свои эмоции, душу свою. И сердца распахиваются. Это акт любви. Не половой, а истинной. Дело человека — служить людям. Послужить другим. Не себе, ни под себя. Я стараюсь больше отдавать, дарить. Хотя и на низком уровне еще нахожусь. В этом деле есть несколько стадий, как учат старцы. Сначала отдай ненужное. Потом раздели, что осталось, пополам. И снова отдай. Я пока на уровне "отдай ненужное". Конечно, и слава приятна, и похвала приятна, но важны приоритеты. Если главное — общение с людьми в духе любви, средства могут быть любые. Я, скажем, сочиняю и играю что-то. Кто-то иначе служит. Мы вот милицию все ругаем, а представьте себе, если бы ее не было? Или ГАИ уберите с улиц — вообразите, как все поедут? Надо жить как каменщики, и дело свое так делать. Надежно, просто и ежедневно. Я, например, так и стремлюсь поступать. И буду делать свое дело до смерти. Последний концерт — и в гроб. А других я не комментирую. Отвечаю только за себя. Сочиню еще спектакль, песни напишу. А может, и книгу.

— А что вы сами сейчас читаете?

— Я Библию читаю. Вопрос этот для меня очень важный. Подумайте, что книги в современном представлении появились в России всего лишь триста лет назад. Семьсот лет до этого, заметьте, страна жила, а никакой литературы не было. Было Священное Писание, был храм, и в нем, кстати, музыка лучшая и лучшие образцы живописного искусства. Я не призываю к такой старообрядческой зашоренности. Но вот рухнул так называемый "железный занавес". Конечно, при коммунистах было жутко. Но ведь сейчас еще хуже стало. Деньги, власть — вот фетиши. Тяжело на это смотреть. Я не ханжа, как вы понимаете. Но невыносимо видеть, как все теперь вертится вокруг власти и денег. И от Европы нынешней потому впечатление у меня очень печальное — она давно стала кладбищем христианства и нравственности. Темы нравственные, взаимоотношения человека и Бога, если судить по кино, к примеру, там никого вообще не интересуют! А вот откройте Библию, попробуйте почитать — и ваша душа отзовется. Сказано там: если у тебя просят рубашку — отдай. Ну, разве это не здорово? Блаженнее давать, чем брать. Разве это не правда? Вот в Библии говорится, что мы — соль земли. А если соль потеряла силу — ее только и остается что выкинуть вон! Если мы с вами не осаливаем этот мир — как мясо, которое, чтобы сбереглось долго, надо осолить, — то он не сохранится. Те из нас, которые еще живы душой, должны не небо коптить, а быть пламенными, гореть добром! Почему люди идут в буддизм и другие религии? Да потому, что христиане не горят, а еле тлеют! И каждый должен задать себе этот вопрос: почему так выходит? Не других осуждать, а о себе подумать. О своем душевном здоровье печься, образно говоря. Ведь и в организме возле здоровой клетки и другие здоровые образуются, а больная — соседние клетки разрушает и заражает. Если мы будем делать себя сами, не оглядываясь на других, то дело будет. И это не эгоизм, это здравый смысл. Поскольку из собственной дурости, невежества, обид приходится себя за шиворот тащить. Самая трудная работа — над собой.

— У вас есть претензии к Богу?

— Еще чего, что за глупость такая. Меня я сам не устраиваю. Если возникают претензии, то ни о какой вере речь уже не идет. Вокруг нас есть много невидимых сущностей. Они нам шепчут в уши и то, и это. Надо разбираться, где добро, а что от темного. И каждый вопрос надо суропить собственной башкой. А главное — внимать себе. Внутрь глазки свои устремить. С чего дом начинают строить? С котлована. Это и значит — для начала надо заглянуть в глубину своей тьмы, своей грязи. Увидеть свои грехи. Чтобы выздороветь, надо диагноз поставить. И у Бога иной раз о чем-то не грех совета испросить, конечно.

— Вы перестали исполнять ряд своих старых песен...

— Да, те из них, которые пропагандируют кайф. "Снедь нищих гнусна богатым" — не мной, но верно сказано.

— Многие артисты, которые в молодости вели далеко не самый благочестивый образ жизни, а сейчас отрекаются от прошлой жизни, говорят, мол, бес тогда путал. Что вы об этом думаете? И хотели бы что-то изменить в своей биографии, если бы представилась такая возможность?

— Во мне до сих пор очень много гадости, которую надо изживать. Но для жизни нет сослагательного наклонения. Выбросьте из головы эту приставку "бы". Глупость это. Заднее — забывай, вперед — распространяйся. Все очень просто. Только вот делать трудно. Не хочется. И пока что-то поймешь, шишки набьешь. Я тут снова склоняюсь к Александру Сергеевичу Пушкину: "Я с отвращением читаю жизнь свою, но строк позорных не смываю". Есть в жизни каждого из нас, наверное, моменты, за которые нам стыдно. Вот только оправдывать себя не надо.




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели

Каганский Максим Евгеньевич
Посетило:15217
Максим Каганский
“Каспийская гроза” советской волейбольной сборной
Посетило:14068
Инна Рыскаль
Самый известный силач прошлого века
Посетило:27723
Джозеф Гринштейн

Добавьте свою информацию

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history