Людибиографии, истории, факты, фотографии

группа Браво

   /   

Bravo

   /
             
Фотография группа Браво (photo  Bravo)
   

Год рождения: 1983 СССР
Возраст: 38 лет
Гражданство: Россия

После концерта мы и металлисты отмывали друг друга

рок-н-ролл ансамбль

В Государственном Кремлевском дворце прошли масштабные концерты, посвященные 20-летию знаменитой группы Браво. Идея организовать группу, которая играла бы музыку, стилизованную под 50-е возникла еще в 1983 году, когда один из солистов группы, тогда еще студент Московского Института Инженеров Железнодорожного Транспорта Евгений Хавтан приехал на прослушивание к музыкантам группы Постскриптум...

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Print

26.11.2004

- Скажите, как возникла сама идея организовать группу, которая играла бы музыку, стилизованную под 50-е, в начале 80-х? Это было непосредственное обращение к старому рок-н-роллу или скорее связано с модой 'новой волны' того времени - Stray Cats и т.д.?

группа Браво фотография
группа Браво фотография

- Я думаю, что это все взаимосвязанно, потому что до 80-х годов у меня было много разных групп, и мы играли хард-рок. Собственно, как и все мое поколение, мы были воспитаны на тяжелой музыке. На Beatles и на хард-роке. Но меня немного не устраивал хард-рок, мне он стал неинтересен. В начале 80-х годов появилось много прогрессивных групп 'новой волны' - Duran Duran, Police - с другим звуком, выглядели они намного интереснее, были яркие, крашеные, одевались прикольно. К моменту появления 'Браво' у меня уже были какие-то идеи. Когда я учился в институте на втором курсе, у меня была возможность прослушать громадное количество хорошей музыки на виниловых пластинках. Их привозили темнокожие студенты из разных стран. Они ехали к нам через Германию на каникулы и продавали эти пластинки, чтобы у них были рубли - на еду, на дискотеки. И эти пластинки попадали к нам. У меня появилась возможность выбирать. И я выбрал для себя 'волну'.

Реклама:

- А когда началась эта работа над стилем одежды: пиджаки стиляжные и все прочее?

группа Браво фотография
группа Браво фотография

- Мы всегда очень внимательно относились к тому, как мы выглядим, особенно в 'Браво'. Существовала такая мода Тишинского рынка - то, что сейчас называется vintage, hi-end. И мы одевались на этом Тишинском рынке. Там была куча классной одежды, которая стоила очень недорого. Мы покупали у бабушек остроносые ботинки, костюмы, белые рубашки, черные узкие галстуки. Появлялись одиозные личности: был такой Гарик, он покупал большими количествами эту одежду, а потом нам перепродавал. То есть существовал даже некий небольшой бизнес. Выглядели мы очень здорово. Как тогда одевалась молодежь? У кого была возможность покупать дорогие шмотки? Это были дети дипломатов, дети директоров магазинов - они могли одеваться лучше, потому что у них были возможность и деньги. Рок-музыканты в то время выглядели все примерно одинаково: рваные джинсы, футболки, длинные волосы. И когда мы появились, это было очень необычно, потому что считалось, что надевать пиджаки и рубашки - это удел ВИА, а потом выяснилось, что в Британии в 60-70-е годы это считалось очень клево. Когда мы посмотрели всякие журналы и увидели, как одевались тогдашние английские моды и стиляги американские, - это была именно та одежда! Посмотрите на первые фотографии 'Браво': до сих пор это выглядит совершенно актуально. Так появились основы стиля, которые важны для меня и для группы и по сегодняшний день.

- А вообще московская сцена начала 80-х, что она из себя представляла?

группа Браво фотография
группа Браво фотография

- Очень странную вещь. До 80-х годов существовали ВИА, потом стали появляться подобия рок-групп: 'Динамик', 'Карнавал', была 'Машина времени', было 'Воскресение', было множество всяческих групп, но это были группы как бы немного другого поколения. Когда мы появились, на московской сцене было всего несколько групп, которые играли отличную, непохожую музыку, - у них была студенческая аудитория. Группа 'Центр' была основным нашим конкурентом. И мы ходили на все их концерты, а они ходили на наши. То есть в 83-м, 84-м и 85-м году было две главные московские группы: 'Браво' и 'Центр'. Существовала еще группа 'Мегаполис', и еще несколько - все они, как и мы, основывались на другой музыке, музыке 'новой волны', ска, ближе к английской музыке. Хотя, собственно говоря, все мы выросли на музыке Макаревича. Это понятно, потому что мы все его тогда слушали, другого-то не было...

- Я вот пытаюсь разузнать: Карен Саркисов однажды рассказывал мне о якобы потрясающей группе 'Метро', которая тогда существовала, играла ска. Вы помните такую группу?

группа Браво фотография
группа Браво фотография

- Да, была такая группа. Но таких групп, которые появились и исчезли, было очень много. Например, отличная группа 'Ночной проспект' - они тоже какое-то время просуществовали, а потом распались. Все эти группы как раз были основаны на 'новой волне', на музыке ска. Мы были далеки от питерского рок-клуба, и, когда мы услышали, что есть еще группа 'Секрет', что они являются конкурентами, играют примерно в том же стиле, что и мы, мы были несколько разочарованы. Когда мы услышали то, что они делают, и поняли, что это действительно здорово, мы очень удивились. Все это поколение групп 80-х годов брало за основу 'новую волну'. До этого на нашей сцене царил хард-рок: кто из гитаристов быстрее сыграет запил, тот и считался лучшим. А для 'новой волны' было характерно то, что никто никаких соло не играл, а самое главное, в нас присутствовала самоирония. Все, что мы делали, всегда должно было быть обязательно весело. Никаких нравоучений, никакой социальной тематики. Мы просто оттягивались, и все. Никаких других задач не было.

Лучшие дня

Джим Брэддок. Биография
Посетило:15549
Джим Брэддок
Иван Якубовский. Биография
Посетило:8675
Иван Якубовский
Лучший «рок-голос» 80-х
Посетило:7311
Билли Айдол

- Но почему начались преследования в 84-м году? Просто потому, что вы представляли собой нечто неподконтрольное?

группа Браво фотография
группа Браво фотография

- Это общая тенденция 83-го и 84-го года, был период правления Андропова и Черненко, идеологическое время. Тогда нужно было разрешение на все. Тогда из кинотеатров выгоняли студентов: если в 11 часов утра тебя поймали в кинотеатре, ты должен был написать объяснительную дружинникам, почему ты не в институте или не на работе. Такое было время, и мы попали под эту гребенку. Нужно было кого-то сделать таким символом: вот эти попались, так пусть остальным неповадно будет. До того попался Леша Романов, он сидел уже в тюрьме до нашей истории. А буквально через два-три месяца произошел арест нашей группы. Нас, конечно, потом отпустили, но трепали нервы достаточно долго. Еще примерно год.

- Было страшно?

- Сначала не было страшно, а потом стало. Нас отвезли в Бескудниковское отделение милиции, рядом с клубом, где мы играли. Нас развели по комнатам, мы писали объяснительные. Сначала это было забавно - все смеялись. А вечером, когда нас отпустили, то дали повестки на Петровку, 38. И тогда стало страшновато, потому что я никогда не был на Петровке. Мы начали понимать, что дело может закончиться очень плохо для всех нас. Оно, собственно говоря, и закончилось не лучшим образом: меня вытурили из института, барабанщика с работы хотели уволить, бас-гитариста тут же в армию захотели забрать, хотя у него была куча болезней.

- Агузарову выслали...

- Это произошло уже позже, через два-три месяца. Но это тоже было частью той кампании.

- А как появилась песня 'Ленинградский рок-н-ролл' у московской группы? И как 'Браво' воспринимали в Питере?

- Нас вообще по всей стране считали питерской группой, все, кроме самих ленинградцев. У нас были две сессии студийные, где мы записали ролики минут по тридцать. То есть у нас не было полноценных альбомов, потому что не было нужного количества песен. Не успели еще сделать. И мы играли на концертах не больше тридцати минут. И во второй ролик, который мы записали, вошла песня 'Ленинградский рок-н-ролл'. Это Жанна придумала слова. Нам очень нравился этот город, и у нас там было большое количество поклонников. Так что мы решили записать такую песню, и тут же в Питере на наш первый концерт пришло громадное количество людей, точно так же одетых, как и мы: в черных костюмах, в черных кожаных куртках, в черных остроносых замшевых ботинках. Это безумие, эта бравомания продолжалась года до, наверное, 88-го.

- А с питерскими музыкантами какие были отношения?

- Помню, мы играли на некоем фестивале в Питере. В этот день выступали 'Популярная механика' и группа 'Кино'. Организаторы хотели, чтобы мы сыграли последними, потому что мы гости. Я очень хорошо помню этот момент: приехал Виктор Цой, мы тогда не были знакомы, мы, собственно, так и не познакомились. Он приехал с людьми, которые все в черное были одеты, в тельняшках, - очень такого жесткого вида. Человек шесть-семь - это не музыканты были, а какое-то окружение его. Это выглядело как банда Махно. И ему сказали: есть такое предложение, чтобы вы сыграли перед группой 'Браво'. Он развернулся и сказал: мы будем играть только последними.

И мы играли перед группой 'Кино'. У них было замечательное выступление, у них еще Африка играл на барабанных, было два барабанщика. Я хорошо помню этот концерт. Нас принимали великолепно, потому что процентов пятьдесят-шестьдесят пришли именно на нас посмотреть. Потому что все знали про группу, которую арестовали, но никто нас не видел.

- Это был 86-й?

- Да, 85-86-й, может быть, так.

- Я впервые попал на концерт 'Браво' в 87-м году - во Дворце спорта 'Крылья Советов' был сборный концерт: 'Рондо', группа 'Окна', 'Браво' и 'Мастер'. Меня поразило то, что металлисты, обычно засвистывавшие всех, кроме своих любимцев, к 'Браво' отнеслись очень тепло. Как вам вообще было выступать в таких странных сборных программах, которые в те годы были очень распространены?

- Ощущения были разные, и зритель был разный. В Москве публика была более лояльная. Те концерты, о которых ты говоришь, происходили, когда мы были уже сотрудниками Московской филармонии (смеется) - нам надо было куда-то бросить трудовые книжки. И такой человек-авантюрист Валера Гольденберг, который только что вернулся из мест не столь отдаленных, решил создать рок-программу, которая должна была, по его задумке гениальной, собирать публику везде. И это удалось - мы ездили по стране с этой программой, она собирала везде аншлаги. Это были стадионы. В каждом городе, куда мы приезжали, мы давали не менее четырех-пяти концертов, что по сегодняшним меркам совершенно дико. Сейчас, даже если приезжает группа суперпопулярная, - один концерт во Дворце спорта. Но в Питере, когда мы приехали туда в 87-м, кажется, году - мы играли в программе вместе с группой 'Мастер', еще были 'Рондо', Костя Никольский, - металл уже начал набирать обороты, и получилось так, что ползала пришли на нас, и ползала - на 'Мастера'. И мы решили поделить: один день концерт завершают они, другой день - мы. И в зале было совершенно очевидно, что вот в белых рубашках стоят наши, а в черных кожаных куртках - металлисты. И когда мы выходили, в нас летели тухлые яйца. Когда выходили металлисты, в них летели помидоры. Это шоу продолжалось неделю: мы, по-моему, семь концертов там дали. И на последнем концерте какой-то умник запустил громадный бенгальский огонь. Он полетел в задник, который загорелся, но мы этого не видели. Мы играли, и весь концерт нам приходилось уворачиваться от того, что в нас летело. После концерта мы и металлисты отмывали друг друга. Встречались у одного зеркала и смывали друг с друга щетками эти помидоры и яйца. В Москве такого не было, все-таки мы были московской группой, и к нам относились очень уважительно даже такие брутальные ребята, как металлисты.

- А в каком году вы почувствовали, что в стране меняется музыкальная ситуация - от перестроечной к, как это называется, постсоветской?

- Мы уже были профессиональными музыкантами. А те, кто не играл на профессиональной сцене, считали, что те, кто играют за деньги, - все продаются, что настоящая музыка может рождаться только где-то в андеграунде. И все журналы вроде 'Урлайта' уже нас не считали своими, потому что мы работали в филармонии. А у нас на тот момент уже не было выхода: из клубов маленьких мы уже выросли, из залов тоже. Мы играли на больших стадионах. Тогда всем разрешили играть, и получилось, что любой человек мог устроить концерт. И все перемешалось. На экранах телевизоров вдруг появились какие-то совершенно непонятные исполнители. Потом ситуация стала более ровной: те, кто имел большую аудиторию, смогли удержаться на сцене, а однодневные группы исчезли. То же самое происходит и сейчас: пик рокапопсомузыки проходит, это ясно. Но уже сейчас понятно, что ничего нового, интересного в ближайшие два-три года не появится. Острые, яркие группы мы вряд ли увидим в ближайшее время. То, что я слушают по радио и вижу по телевизору, - все это очень ровное. Приблизительно такое же, как и на Западе. Все новые английские и американские группы основаны на музыке 70-х годов. Это дети музыкантов 70-х, которые видели рок-революцию 60-70-х годов. Эти команды, Franz Ferdinand и другие, - это все такие ярко антибуржуазно направленные группы. Они одеваются нарочито примитивно, просто, как лэды. Эта идея жива, она еще горит там, как фитилек, и группы именно оттуда черпают свое вдохновение и музыку. А все остальное - это такой Maroon 5.

- А почему Агузарова ушла из группы?

- Очень много факторов повлияло на это. Во-первых, мы очень устали от концертов: мы играли по двадцать пять -тридцать концертов в месяц, а то и больше. Мы были обычной группой, которая играла в клубах, а потом вдруг нас вынесло на стадионы. Мы практически не бывали дома, и со времен тех двух альбомов мы записали, пожалуй, еще только несколько песен. У нас не было времени репетировать, да и желания не возникало, потому что эта гастрольная машина начала нас просто молотить. Мы очень устали друг от друга, и каждому захотелось что-то изменить. Жанне тогда очень нравилась группа Eurythmics, она вообще захотела играть электронную музыку. Я к этому внутренне не был готов. У Жанны были амбиции сольной артистки. И в какой-то момент мы поняли, что времени осталось очень мало, мы отыграли последние концерты и расстались. Потом был год практически безделья: на нас как на группе поставили крест, потому что Жанна была лицом группы. Кроме Жанны чуть-чуть знали, может быть, только меня, а остальных музыкантов никто не знал. Год я думал о том, что нам дальше делать. Потом появился Женя Осин, какое-то время он пел в нашей группе, мы даже ездили на гастроли. Потом была Ира Епифанова кратковременно, а сразу после ухода Жанны были еще две девушки - Аня Салмина и Таня Рузаева. Они здорово пели, но, конечно, они не могли никоим образом заменить Жанну. Потом году в 89-м я наткнулся по телевизору на группу 'Фен-о-мен', в которой увидел двух толстяков, одетых в гангстерские костюмы, и там был Валера (Сюткин. - ГАЗЕТА). Это напомнило мне варьете какое-то, было смешно наблюдать, но как ведет себя Валера на сцене и как он поет, мне понравилось. Я нашел его и сделал конкретное предложение: давай попробуем. Никто не был уверен, что что-то получится, и мы решили это сделать без особых заявлений, что у группы 'Браво' появился новый солист. Мы решили просто попробовать, порепетировать. И нам это понравилось, было как-то очень естественно и легко, особенно первые два-три года. Мы записали кучу хороших песен, которые, в общем-то, составляют золотой фонд группы 'Браво': все эти 'галстуки оранжевые', 'московские биты', 'как жаль'. В общем, это было настолько здорово, что заставило нас вновь поверить, что мы можем существовать как группа. И через год существования вместе с Валерой мы поехали на гастроли и собирали большие залы. Вернули себе аудиторию - она была уже немножко другая, моложе. А меня всегда интересовала аудитория, которая моложе. Держаться за ту аудиторию, которая у тебя есть, очень хорошо, здорово, она преданная, но всегда интереснее получить каких-то новых слушателей.

- Как Сюткин написал слова к песне 'Любите девушки простых романтиков'? Они очень напоминают старую песню 'Центра' 'Девушки любят летчиков/ Девушки ждут моряков/ Девушки игнорируют маменькиных сынков'.

- Да-да, это я придумал идею. Конечно, 'Центр' очень сильно повлиял на меня, потому что это моя любимая московская группа того времени. У Васи Шумова были потрясающие тексты. Мы содрать впрямую не могли, хотя я хотел просто сделать эту песню в ноль. Мы взяли эти слова, идею этой песни, и я сказал: 'Валер, давай переделаем'. Он переделал этот текст, и получилось 'Любите девушки простых романтиков'.

- А как Ленц пришел в группу?

- Роберт прослушивался в тот момент, когда ушла Жанна, через какое-то время он приходил в группу, но это было настолько... мне было непонятно, получится ли у нас. Я очень хотел взять его к нам. У него была группа 'Тихий час', они играли рокабилли. Группа мне не нравилась, мне нравились Роберт и гитарист, который там играл. Я пригласил Роберта, он долго мялся, но так и не принял решения остаться с нами. Когда Валера решил уйти, месяца за два, за три он поставил группу перед фактом - сказал, что уходит и начинает сольную карьеру, - и я вспомнил про Роберта. Я позвонил ему, он приехал, и мы начали репетировать. И результатом стала запись альбома - это, кстати, один из моих самых любимых альбомов, по звуку, по настроению, - 'На перекрестках весны'.

- Ваша сольная работа будет продолжаться?

- Она сейчас затормозилась в связи с проектом 'Звездный каталог'. Когда я начинал, я не знал, что он отнимет столько времени и сил. Потому что все артисты приезжали из разных городов, у всех гастрольные графики, и это продолжалось полгода. Поэтому свой альбом я пока затормозил, он остановился где-то на процентах семидесяти готовности. Думаю, что я теперь возьмусь и закончу его. Мне очень хочется доделать его, он очень сильно отличается от того, что я всегда делал.

- Кто же все-таки написал слова к песне 'Верю я' - Сукачев, как это часто говорится, или Бритченков?

- Музыку написал Сергей Бритченков, а слова написал Гарик Сукачев. До 'Браво' я играл в группе, в которой пел Гарик, - она называлась 'Постскриптум'. Еще раньше она называлась 'Закат солнца вручную', такое вот название ей дали. Я пришел в эту группу, а эта песня была в их репертуаре. Гарик ее пел, и она звучала как Smokie. А когда в 'Браво' пришла Жанна, нам очень хотелось сделать какую-нибудь рэгги-песню, и у меня почему-то, не знаю почему, всплыла в памяти эта песня, и я предложит ее сделать в стиле рэгги. Мы и сделали, и переписали альбом 'Звездный каталог'.

- И последний вопрос: группа 'Редкая птица', в которой вы играли до 'Браво', - на что это было похоже?

- Похоже на все сразу: на Supermax, на Deep Purple, на Элвиса Пресли. (Смеется.)

Стиляга из Москвы

Евгений Хавтан - стержень группы 'Браво', ее гитарист, композитор и руководитель. Рок-н-ролл играет с конца 1970-х. В 1984 году знакомится с Жанной Агузаровой и организует 'Браво'. Группа становится одной из самых известных московских групп новой волны, и у нее начинаются неприятности с советскими властями. Но перестройка изменяет ситуацию: 'Браво' получает официальный статус, выпускает первый диск и гастролирует по стране. Хиты этого периода: 'Желтые ботинки', 'Ленинградский рок-н-ролл', 'Верю я', 'Старый отель'. Однако Агузарова покидает группу. После смены нескольких вокалистов в 1990 году фронтменом 'Браво' становится Валерий Сюткин, и с его приходом начинается новый бум 'бравомании'. Песни 'Московский бит', 'Вася', 'Дорога в облака' звучат повсеместно. В 1994 году, решив заняться сольной деятельностью, Сюткин оставляет 'Браво', и с этого времени солистом группы является Роберт Ленц.




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели

Абсолютный чемпион мира в трёх категориях
Посетило:13246
Магнус Карлсен
Первый в истории штраф за скорость
Посетило:12517
Уолтер Арнолд
Джим Брэддок. Биография
Посетило:15549
Джим Брэддок

Добавьте свою информацию

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history