Людибиографии, истории, факты, фотографии

Гарик Сукачев

   /   

Garik Sukachev

   /
             
Фотография Гарик Сукачев (photo Garik Sukachev)
   

День рождения: 01.12.1959 года
Возраст: 58 лет
Место рождения: Мякинино, Московской области, Россия

Гражданство: Россия

Я ровно наполовину советский

Советский и российский рок-музыкант, поэт, композитор, актёр, кинорежиссёр, лидер групп «Бригада С» и «Неприкасаемые»

Его «Ямщик» был чуть ли не перестроечным гимном. С тех пор прошла вечность: Гарик и «Неприкасаемые» спели разухабистые «За окошком месяц май» и «Дролю», приблатненного «Витьку Фомкина» и лирическую «Напои меня водой», а также проникновенные фронтовые песни, получив за это и народную любовь, и упреки в попсовости от бывших соратников по рок-борьбе. На днях группе «Неприкасаемые» исполнилось 10 лет. Накануне юбилейного концерта в «Олимпийском» Гарик Сукачев встретился с корреспондентом «Собеседника».

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

25.03.2006

Деньги вкладываю в семью

– Как настроение перед юбилеем?

Реклама:

– С большим удовольствием жду концерта. Он необходим не только мне: другие люди тоже будут готовиться к нему, думать, что надеть. Это здорово. Очень хочется сыграть, не перегореть, не устать. Надеюсь, чувство, что все получилось не так, минует меня стороной. Хочется повеселиться в этот вечерок от души.

Гарик Сукачев фотография
Гарик Сукачев фотография

– Жаль, не все прошли этот десятилетний путь вместе с вами.

– Не стало Анатолия Крупнова, Леши Ермолина, Саши Косорунина. Они ушли один за другим – в 97-м, 98-м, 2000-м… В юности приобретаешь друзей, знакомых, близких, но приходит время, когда начинаешь все больше и больше терять. Когда-то и нас с вами не станет, и смириться с этим невозможно. Листья умирают, листья рождаются… Мы как листья – вот и все (посмеивается).

– А как же рокерская заповедь «Живи быстро, умри молодым»?

– Дурацкая смерть от наркотиков никому не нужна. Толик Крупнов, Леша Ермолин – потрясающие люди. Толик вообще был как ребенок, люди смотрели на него и улыбались. И оба сгорели от «дури». Ненавижу за это 90-е годы. Целое поколение легло в могилу из-за наркоты. И ничего рокерского в этом нет и быть не может.

– По сравнению с 90-ми жить стало лучше, жить стало веселее?

Лучшие дня


Камбоджийская девочка с лицом старушки
Посетило:21
Бо Ракчин

Посетило:9
Джоуи Кинг

Посетило:9
Саша Питерс

– Жизнь всегда непроста. Если говорить о материальном – конечно, веселее и легче. Еще 10 лет назад мы были небогатыми людьми. И сейчас небогаты, но теперь я не буду раздумывать, могу я вас угостить вином хорошим, если вы захотите, или нет. Своей женщине и детям можно покупать хорошие вещи, путешествовать – и я этому рад.

– Отношение к деньгам изменилось?

– Всегда относился к ним уважительно, с другой стороны, ненавидел их. Но и то, и другое как-то уживается во мне. Деньги есть – хорошо, нет – плохо. В молодости в карманах пусто, зато друзья помогут, и все будет отлично. Но взрослые люди понимают, что денежки нужны.

– Во что инвестируете заработанное?

– В свою семью. Сын Саша заканчивает университет в Англии. Вчера в телефонном разговоре он мне сказал, что хотел бы пойти в аспирантуру – и это тоже не бесплатно. Мы будем с огромным удовольствием платить за его учебу.

– Говорят, в детей вкладывать выгодно…

– Не знаю. Наверное, бизнесмены так и говорят, но это не выгодно, а просто здорово. Мои папа с мамой не могли, во всем себе отказывая, ни образования мне дать, ни лишнюю конфетку купить. И даже велосипеда у меня не было. А у моего сына имелся и велосипед, и коньки, и все, все, все. Когда он родился, мы были молоды, бедны, но веселы – и делали все, чтобы Саша не подозревал о нашем безденежье. Вырос замечательный человек. А теперь родилась Настя, и стало еще лучше: появилось великое изобретение человечества – памперс. Теперь ребенок ничего, кроме радости, не приносит. Опять же я всё к простым человеческим радостям возвращаюсь. Сейчас трудно представить, что денег не будет.

– Какие ощущения в связи с поздним отцовством?

– Это удивительный факт – ты вновь становишься моложе. Не только физически, но и внутренне. Мне 45 лет, на Западе в этом возрасте мужчины впервые становятся отцами. Когда Настя, волшебное существо, чубрик, малышка, начинает бегать и скакать все время – это так прикалывает! Мне часто говорят: «Как ты помолодел, похудел», делают Оле комплименты…

– Это та самая Оля, с которой вы живете вместе уже 20 лет?

– Она… Для нас обоих рождение дочки было неожиданностью. Мы вообще не планировали Настю. Недавно Оля спросила: «А если опять забеременею?» – «Ну и отлично, супер!» Как говорит наш друг, «пусть бегают!» Понимаешь, что хоть тебе и 45, но еще очень большая жизнь впереди – планируешь, когда дочка пойдет в школу, поступит в институт – и в твоей жизни появляется новый отсчет. Вот и вся загадка этой малышни, которая у нас рождается. Мы становимся моложе. Хотя между нашими детьми 19 лет разница.

– Поколение выросло за это время… В общении с Сергеем Шнуровым, который выступит на вашем концерте, ощущается его принадлежность к другой генерации?

– Конечно. Но нам это не мешает, я очень его люблю. Поколения, конечно, разные, но юность в чем-то одинакова. Да и Сергею не 20 лет, он представитель другой формации, человек, который реализовался далеко после перестройки… А я все же человек перестройки, ровно наполовину советский.

– Что советского в вас осталось?

– Да много… Не хочется об этом. Знаете, меня Бог миловал от зависти – у меня этой черты нет вообще.

– А какая связь?

– Если бы я завидовал, то четко бы разложил по полочкам, что в людях не приемлю, а что уважаю. Считаю, все критерии, оценки от очень тревожного и недоброго в человеке.

– А молодежи не завидуете? Ей не надо искать нужную книгу по всему городу – можно просто скачать ее из Интернета.

– Да бросьте! Книгу, которая нужна только тебе, всегда надо поискать. Еще 10 лет назад говорили, что с появлением Интернета человечество усядется за компьютеры. А я утверждал, что все останется по-прежнему: листья будут зелеными, вода – мокрой… Человек создает себе удобства, только и всего.

– Сын чему-то вас научил?

– Он меня научил одной простой вещи – при виде Саши вспоминаю себя в молодости. Порой бываю горяч и невоздержан на язык, сильно корю себя в такие моменты. С огромным удовольствием прошу у сына прощения, когда не прав. Но Саня и не обижается: «Ладно, я знаю твой взрывной характер».

Для меня армянин – это Мкртчян, а грузин – Мимино

– Только что «Неприкасаемые» выпустили альбом «Третья чаша», над которым работали почти два года. Это ведь библейское название?

– У меня свое отношение к названию. Я не склонен к ассоциациям с традиционными религиями, хотя от них никуда не деться. На самом деле к христианству отношусь с уважением, но для меня лично – это устаревшая религия. Все сложнее. Никакого Бога нет и быть не может… При этом я могу рассуждать как христианин и свою Настю крестил в православном храме по простой причине: и я, и она – продолжатели рода, который уходит в глубь тысячелетий. Но необязательно ходить к попам. Только если тебе это нужно. Для меня же недостаточно только одной религии. На многие вещи я нахожу ответы лишь сейчас. Мир же меняется – пять лет назад вы бы с кассетой пришли на интервью, а не с «цифрой». Но церковь нужна государству, как КГБ. Нравится мне это? Нет. Почему-то на ток-шоу не приглашают представителей других конфессий. Если в студии сидит батюшка, то должен и мулла рядом находиться. При СССР нам было наплевать, кто грузин, кто узбек, а кто татарин. И до сих пор грузин для меня – Мимино, армянин – Фрунзик Мкртчян, и это не вытравить никогда. Я буду пить армянский коньяк и вспомню Фрунзика. Хотя настали другие времена, и нас стали разделять. До начала 90-х я не знал, кто такие чечены и где находится город Грозный. Мир изменился. Смотрите, что творится! Христианам противопоставляют мусульман. Нами пытаются манипулировать. Меня, как человека разумного, это унижает, я не хочу делить людей по национальности. Я делю их на хороших и плохих. На тех, с которыми я выпью водки, и на тех, с кем не буду пить – и никогда в жизни они не узнают, что я к ним плохо отношусь. Просто они – не мои. А я – не ихний. Всегда с удовольствием беседую со священниками и философами.

– С отцом Андреем Кураевым?

– Нет, мы не знакомы. Я читал пару его книжек – они забавные. Кураев милый парень, очень неглупый. Но мне не о чем с ним спорить, мы разные люди. Он напоминает моего друга Ивана Охлобыстина. У обоих живой ум, а я люблю людей с живым умом. Но я понимаю, что они большие хитрецы, Иван, по крайней мере. За это я его уважаю. И глубоко люблю за то, что он еще и священник. Потому что русский поп должен быть жуликом. Он должен быть не лучше, не хуже тебя, а таким же, как ты. Охлобыстин в татуировках, водку пьет, на мотоциклах катается, зато у него Оксанка постоянно рожает детей, ему жить тяжело, он большой работяга и так далее. Но я его – жулика – за это обожаю. Нет ничего лучше такого попа. Потому что только с ним я лично могу поговорить. А остальные мне что-то нудить будут, как школьные учителя, которых я терпеть не могу. Я взрослый человек, сам никого не учу и не хочу, чтобы меня учили.

Комплексую, что без «вышки»

– Десять классов-то окончили?

– Нет, только восемь, а потом поступил в железнодорожный техникум.

– Я вот вас слушаю и думаю: зачем вам вообще диплом о высшем образовании, вы и так умный.

– Это мой комплекс. Знаете, я не получил академического образования и всю жизнь об этом жалею. (С чувством.) Мне так жалко, что я понадергал отовсюду, как Леша Пешков, «мои университеты»… Мне трудно без этой опоры академической. Предположим, в музыке есть основа какая-никакая – я учился в музыкальной школе в детстве. А ребенок как губка – он все впитывает. И рано или поздно это выплеснулось. Снимая кино, жалею, что не просиживал штаны во ВГИКе, хотя у меня был лучший учитель всех времен и народов Александр Наумович Митта и его лекции ничто не заменит, говорю я сам себе. Но у меня не было студенчества.

– Зато были рокерские 80-е…

– Я же не сказал, что чем-то обижен. Просто мы склонны жалеть о том, чего у нас никогда не было.

– Как же вышло, что не поступили в институт?

– Тому было много причин. Я понимаю теперь, став взрослым человеком, почему школа жестока к ребенку. Я понимаю: учителя – взрослые люди с толстой кожей. У них этих детей – сотни, они незаметно для себя становятся жесткими и перестают сопереживать ребенку. Но этим гадам ничего не прощу. Я помню, что был очень хорошим мальчиком, но только никто этого видеть не хотел. Потому что если ты сынок папы такого-то – то хорош, а если мама – повар, а папа – рабочий, значит, хулиган. И до сих пор это происходит. А малышу нужно только одно – чтобы кто-то сказал: «Ты хороший, мы тебя любим», понимаете? Но получил отказ – «у тебя плохие оценки, иди в техникум». Мне исполнилось 15, я малыш еще был. Но к тому моменту уже осознал, что плохо занимаюсь. Я так хотел дальше учиться! Но меня не взяли в 9-й класс, хотя я умолял педагогов. И папа сунул в этот дурацкий железнодорожный техникум. Закончил я его 20-летним подростком – и хотя по законодательству уже мог жениться, мы взрослыми становимся после 25, а до этого еще дети. Вы, девчонки, раньше понимаете, чего хотите, быстрее развиваетесь. Но мальчишки другие. А потом работать надо было – ведь тогда за тунеядство могли и посадить. Мне всегда нравилось играть на гитаре – наплевать, запрещали рок или разрешали. Это была часть моей жизни, а ко всему остальному душа не лежала. Но мы с Олей поженились достаточно рано, родился ребенок – и его нужно было кормить и одевать. Поэтому приходилось много работать. К счастью, я никогда не относился к поколению дворников и сторожей. Я подрабатывал – после смены на заводе ночью шел сторожить детский сад. И там, и там мне платили гроши, но в сумме получались приличные деньги, на них семья могла жить. Ни мама, ни папа, ни родители жены помочь нам не могли. Я заботился о своей семье – и все. И никакого пиетета по отношению к тем, кто работал в кочегарке и больше ничего не делал, не испытывал. Давайте только не будем о Викторе Цое – у каждого своя судьба. Просто я должен был вырастить сына, а за музыку я долго денег не получал. Нам платили, когда мы играли на свадьбах и танцах – это было крайне редко. Эти деньги даже не делили, а тратили на инструменты. А потом грянула перестройка…

К счастью, я очень рано осознал свое отличие от других. Понял, что по сути я созидатель – а как много людей, которые умеют только работать и больше ничего. Они создают то, что придумано мною. Для них такие, как мы, и рождаются. Ответственность всегда несет тот, кто главнее, а я главнее. Взять мою группу – отдаю себе отчет, что это не 14 человек, а 14 семей. Мое благоденствие – их благоденствие.

– На корпоративных праздниках выступаете?

– И с большим удовольствием. Молодцы начальники, устраивающие вечеринки для своих сотрудников, на которых можно расслабиться, выпить. Это абсолютно советская традиция, кстати. Все эти дни здоровья, тринадцатые зарплаты – одно из влияний социализма, и я ему рад. Работников надо хвалить. Я вообще люблю находиться среди веселых отдыхающих людей.

– Нет ностальгии по перестройке, по той пьянящей эйфории?

– Отличное было время, и жаль, что оно закончилось. Одновременно я сожалею, что страна обманута. Часто вспоминаю одну историю по этому поводу. Когда началась перестройка, все вдруг поверили, что вот оно, пришло. И началось так называемое кооперативное движение. Люди не бездельничать начали, заметьте, а коньки точить, шапки шить…

И тогда же у метро появились бабушки от гособщепита с тележками, которые торговали горячими пирожками с мясом по 10 копеек. А с другой стороны, возле каких-то огромных чанов, непонятно где раздобытых, стояли бабушки-кооператорши. Их пирожки тоже были горячими, но стоили 11 копеек. И эти пирожки были такими вкусными! Потому что бабушки пекли их сами, дома. Но они быстро пропали, а потом появились снова – но продавали уже не пирожки, а свои часы, посуду, фарфоровые статуэточки… И не жалко мне никаких ходорковских. Олигарху полезно посидеть, я думаю. Меня это не то чтобы не касается, но я никакой трагедии в этом не вижу и даже, наоборот, думаю, что парень сделает замечательную карьеру и заработает еще больше. А бабушек с пирожками мне жалко. И жалко тех, кто коньки точил и шапки шил. И что времени, когда всем по справедливости, а не поровну, при нашей жизни мы опять не дождались. А так хотелось бы…

Generic placeholder image
Надежда Келлер
Люблю исследовать биографии интересных людей




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели


Ибрагим Костоев
Посетило:360
Ибрагим Костоев
Индийский механик с огромным животом
Посетило:731
Суджит Кумар
Василий Акулинцев
Посетило:387
Василий Акулинцев

Добавьте свою новость

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history