Людибиографии, истории, факты, фотографии

Stranglers

   /   

Stranglers

   /
             
Фотография  Stranglers (photo  Stranglers)
   

День рождения: 11.09.1974 года
Место рождения: Гилдфорд графство Суррей, Великобритания
Возраст: 45 лет

Гражданство: Великобритания

Биография

Британская рок-группа

Пребывая в состоянии постоянной конфронтации с музыкальной прессой, лишенная поддержки музыкального истеблишмента, группа сумела, тем не менее, к 2000 году продать 20 миллионов экземпляров альбомов. В 1990 году вокалист Хью Корнуэлл покинул группу, но она не распалась и функционирует по сей день, пользуясь авторитетом в свое время недооцененных классиков пост-панка и новой волны.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Print

25.02.2009

Британская рок-группа, образовавшаяся 11 сентября 1974 года в Гилдфорде, графство Суррей. The Stranglers, исполнявшие поначалу мрачный и мощный паб-рок с элементами прогрессив, первую известность получили на волне панк-рока 1977-78 годов, но впоследствии постоянно смягчали стиль, сближась с арт-роком, но не теряя характерного чувства юмора и способности к созданию острополитической сатиры.

 Stranglers фотография
Stranglers фотография

Состав

Джет Блэк (наст. имя — Брайан Даффи) — барабанщик (1974 — по сей день)

Хью Корнуэлл — вокалист, гитарист (1974—1990)

Реклама:

Жан-Жак Бёрнел — бас-гитарист, вокалист (1974 — по сей день)

Дэйв Гринфилд — клавишник, вокалист (1975 — по сей день)

Ханс Уормлинг — гитарист, клавишник, вокалист (1974—1975)

Джон Эллис — гитарист, бэк-вокалист (1990—2000)

Пол Робертс — лидер-вокалист (1990—2005)

Баз Уорн — гитарист, вокалист (2000 — по сей день)

Лучшие дня


Иоанн Аргиропул
Посетило:274
Иоанн Аргиропул
Полина Виторган
Посетило:271
Полина Виторган
Последний русский император
Посетило:265
  Николай II

История группы

История The Stranglers берет начало в Лунде, Швеция, куда биохимик Хью Корнуэлл (Hugh Cornwell, родился 28 августа 1949 года в Лондоне), выпускник Бристольского университета с трехлетним опытом преподавания в школе, приехал на научно-исследовательскую практику. Здесь, чтобы развеять скуку лабораторного образа жизни, с двумя американцами (спасавшимися от армейской мобилизации) и шведом, он образовал группу Johnny Sox. Вскоре Хью уговорил всех отправиться на поиск удачи в Лондон, куда группа (без барабанщика) и прибыла ранней весной 1974 года.

Джет Блэк

Пока Корнуэлл изучал биохимию в Бристоле, Джет Блэк (Jet Black, настоящее имя — Брайан Джон Даффи: родился 26 августа 1938 года в Лондоне) был преуспевающим бизнесменом в Гилдфорде (к юго-западу от столицы), где владел транспортным агентством (его фургоны развозили мороженое) и магазином, специализировавшимся на продаже алкогольной продукции. Отдушину от стрессов Блэк искал в музыке: в юности он был полупрофессиональным барабанщиком и играл в джаз-бэндах, а в начале 70-х купил себе ударную установку и решил стать постоянным участником рок-группы. Объявление в еженедельнике Melody Maker («…ищется барабанщик») привело Джета Блэка в Johnny Sox. Едва присоединившись к группе, он тут же уговорил остальных участников расквартироваться в офисах собственного предприятия, где выделил каждому комнату для проживания и группе — зал для репетиций.

Жан-Жак Бёрнел

Жан-Жак Бернел (Jean-Jacques Burnel, известный также как J J Burnel: родился 21 февраля 1952 года в Лондоне) познакомился с Хью Корнуэллом случайно, когда тот подбросил его в Лондон на автомобиле. Будучи профессиональным гитаристом с классическим образованием, он (изучавший, кроме того, историю в Брэдфордском университете и затем экономику в Хаддерсфилдском политехническом институте), хоть и выступал время от времени с симфоническими оркестрами, не рассматривал перспективу начать музыкальную карьеру всерьез. Двумя главными увлечениями были для него карате и мотоциклы.

После того, как Johnny Sox распались (это произошло в тот же день, когда двое американцев узнали о том, что объявлена амнистия для дезертиров), Хью и Джет пригласили в группу Жан-Жака, который (у первого из них) купил себе бас-гитару и очень быстро овладел искусством игры на ней. Доукомплектованный гитаристом Хансом Вормлингом, шведским приятелем Корнуэлла, квартет начал активную концертную деятельность в Гилдфорде — сначала под названием The Guildford Stranglers — «в честь» Бостонского душителя, о котором в те дни писала пресса всего мира.

Дэйв Гринфилд

В начале 1975 года Джет Блэк продал свое предприятие, обеспечив группе безбедное существование и — гастрольный фургон (в котором прежде развозилось мороженое). В июне, разочарованный отсутствием прогресса и обилием конфликтных ситуаций, сопровождавших выступления группы, Ханс Вормлинг покинул состав. Месяц спустя (ответив на объявление в Melody Maker) в группу пришел клавишник Дэйв Гринфилд (Dave Greenfield, родился 29 марта 1949 года в Брайтоне, Англия). Он имел опыт игры в группах и оркестрах (в частности, долго выступал на военных базах в Германии) и тотчас вписался в состав. Именно Гринфилд своими стремительными витиеватыми пассажами добавил к жесткому гаражному хард/паб-року ранних The Stranglers психоделическое измерение. Соединив, казалось бы, взаимоисключающие компоненты (паб-, панк- и элементы прогрессив-рока), группа начала создавать собственное звучание, которое специалисты впоследствии так и не смогли однозначно классифицировать.

Первый контракт и конфронтация с прессой

Настойчивость, с какой новый состав вышел в свои непрекращающиеся гастроли, сначала привела его к контракту с лондонским агентством Albion, обеспечившим группе возможность выступать в популярнейших столичных клубах. Затем в декабре 1976 года The Stranglers (будучи до этого отвергнуты 24 лэйблами) подписали свой первый большой контракт с United Artists — лейблом «мажорным», но демократичным: Жан-Жак Бернел впоследствии отзывался о своих работодателях с большой теплотой.

Напротив, с прессой у группы сразу же сложились напряженные отношения. Бернел считает началом многолетней конфронтации с ней 5 июля 1976 года, когда он подрался в клубе с Полом Симононом (бас-гитаристом The Clash: тот, проходя мимо, плюнул и попал ему на ботинок. Пресса, приняв сторону Симонона, после этого не переставала противопоставлять The Stranglers панк-рокерам, хотя уличные панки сразу же приняли группу.

Дебют

Установившаяся на старой паб-сцене иерархия с появлением панк-рока стала стремительно распадаться; промоутеры искали для неё новых героев, и The Stranglers в этом смысле оказались в нужном месте в нужное время. Летом 1976 года группа вышла на широкую панк-аудиторию, выступив в первом отделении лондонского концерта The Ramones и удостоившись восторженной рецензии Марка Пи (Mark P., позже лидер Alternative TV), издававшего авторитетный фэнзин Sniffin' Glue. В октябре того же года группа выступила с Патти Смит, чем также поддержала своё реноме (несмотря на то, что большая часть зрителей, подготовленная к совсем другой музыке, покинула зал). Бернел вспоминал, что после этого концерта Джо Страммер у него «плакал на плече», сетуя на то, что The Clash никогда не заполучить подобный саппорт-бэнд. К этому времени The Stranglers уже работали на дебютным альбомом с продюсером Мартином Рашентом.

Выпущенный в феврале 1977 года дебютный сингл «(Get A) Grip (On Yourself)» в котором участь рок-н-ролльного музыканта сравнивалась с жизнью уголовника, а государственная машина с тюремной системой, достиг лишь 44-го места в британских списках. Peaches, второй сингл, поднялся до 8-го места и стал первым релизом группы, запрещенным на Би-би-си, формально — из-за упоминания женских гениталий (позже он появился в отредактированной версии). Обе песни вошли в первый альбом Rattus Norvegicus, разношерстный материал которого включал в себя, помимо прочего, медленный блюз-роковый трек («Princess of the Streets», также расстроивший феминисток) и абсурдно-концептуальную (в традициях The Who) четырехчастную рок-сюиту «Down in the Sewer», насыщенную продолжительными органными пассажами. Альбом, записанный Мартином Рашентом и Аланом Уинстенли всего за неделю, неожиданно поднялся в Британии до 4-го места, стал одним из бестселлеров раннего панк-рока (опередив в чартах дебютные альбомы The Sex Pistols и The Clash), но был в штыки встречен музыкальной прессой, которая (в основном, голосами все тех же феминисток) заговорила о The Stranglers как о «старых волосатых самцах», ссылаясь на такие вещи раннего репертуара, как «Peaches», «London Lady», «Bring on the Nubiles», «Choosy Susie». Лишь много лет спустя новое поколение рок-критиков расслышало в раннем творчестве The Stranglers сарказм; такие вещи первого альбома, как «Hangin' Around», «Ugly» и «Goodbye Tolouse» (в 1977 году казавшиеся оскорбительными) по прошествии времени стали восприниматься как вполне безобидные образцы чёрного юмора.

Скандалы в Лондоне и Лос-Анджелесе

Между тем, гастроли The Stranglers проходили в атмосфере насилия более чем реального. Британское турне осенью 1977 года было омрачено жестоками драками, провоцировавшимися, как правило, Жан-Жаком и Хью. В ходе шведских гастролей участники группы и её фанаты вступали в схватки с группировкой Raggere (как и британские «тедди-бои» противостоявшей панкам). Майка Корнуэлла (на которой логотип компании Ford был превращен в F*ck) явилась причиной конфликта группы с лондонскими властями. Представитель Совета Большого Лондона заявил, что «по примеру EMI, которые заняли принципиальную позицию в отношении The Sex Pistols, GLC то же сделают — в отношении The Stranglers». В Лос-Анджелесе, после выступления в клубе Lancig, участники The Stranglers атаковали группу из примерно 40 женщин, организовавших у входа митинг с призывом «Boycott the Stranglers — Boycott the Club», и одну из них попытались «похитить», чем вызвали всеобщую панику. Кроме того, группа долгое время находилась в состоянии конфликта с NUS (National Union of Students), отказываясь выступать в студенческих городках и на концертах, распространение билетов на которые курировалось студенческими организациями.

No More Heroes

Во многом скандалы, способствовавшие формированию «черного» имиджа группы (которая и одежду предпочитала соответствующую), предопределили успех двух следующих синглов (поднявшихся в Британии на 9-е и 8-е места соответственно): Something Better Change (ставшего одним из гимнов панк-революции) и No More Heroes (в котором четверку оплакиваемых «героев» составили Троцкий, комик Ленни Брюс, венгерский мастер по подделкам шедевров живописи Эльмир де Хори и Санчо Панса). Оба сингла вошли в альбом No More Heroes, за небольшим исключением составленный из материала, не вошедшего в Rattus Norvegicus.

Альбом No More Heroes, поднявшийся до 2-го места в Британии, в звуке и текстах оказался самым панковским в истории группы. Прямым указанием на то служит «Something Better Change» (призыв к социальной революции, сформулированный в уличной терминологии), косвенными — «Bitchin’» (где панк-аудитория противопоставлялась традиционным завсегдатаям баров) и «Burning of Time» (здесь упоминались Finchley Boys, уличная панк-группировка, которая объединила вокруг себя лондонских фанатов The Stranglers). При этом два первых альбома, будучи записанными на одних и тех же студийных сессиях, вполне могли бы стать одним двойным: различие между ними (по словам Айры Роббинса, Rolling Stone) «…состоит в том, что в No More Heroes группа отбросила остатки сдержанности и поразила даже привыкшее к крайностям панк-сообщество агрессивностью, в которой соединились черный юмор („Bitching“, „School Mom“, „No More Heroes“), хлесткие социальные выпады („English Towns“, „I Feel Like A Wog“) и секс-шовинизм („Bring On The Nubiles“), продолживший начатое в „London Lady“ и „Peaches“…».

В Британии альбом No More Heroes сопровождался выпуском бонус-сингла Choosy Susie/Straighten Out, в США A&M собрали на одном (цветном) 7-дюймовом релизе «(Get a) Grip», «Hanging Around», «Something Better Change» и «Straighten Out». 22 ноября 1977 года The Stranglers приняли участие (наряду с Dire Straits, Steel Pulse, Tom Robinson Band, XTC, Wilko Johnson Band) в фестивале The Front Row, состоявшемся в пабе Hope and Anchor.

Cмена направления

К началу 1978 года The Stranglers исчерпали запас раннего материала: это предопределило резкую смену направления. Третий (отчасти концептуальный, поделённый на «белую» и «чёрную» стороны) альбом Black and White ознаменовал резкий переход от панк/паб-форм к свободным экспериментам. Только первый трек («Tank») созвучен здесь ранним хитам: в остальном это — сюрреалистический постпанк с элементами индастриал («Hey! — The Rise Of The Robots» и возвращением к психоделии на новом уровне («Outside Tokyo»). В текстах преобладает политическая, социальная и антирелигиозная сатира (cоответственно — «Sweden» и «Curfew»; «Threatened», «Nice’n’Sleazy»), но начисто отсутствует секс-бравада, преобладавшая в двух первых альбомах.

Выходу альбома предшествовали синглы Five Minutes (#11), Nice’n’Sleazy (#18) [19], а также зловеще-утяжеленная версия Walk on By (известная композиция Баккарака-Дэвида, которую исполняла, в частности, Дионн Уорвик). Чтобы проверить свой чарт-потенциал, группа сначала присоединила его к альбому бесплатным бонусом, а потом выпустила отдельным синглом: последний, ко всеобщему удивлению, разошелся 100-тысячным тиражом, поднявшись до 21-го места.

Конфликт с левыми. Потеря контракта

Антивоенные и антинатовские выпады в альбоме окончательно смутили британскую прессу, поскольку в это время группа отказывалась сотрудничать с организациями RAR (Rock Against Racism) и CND (Campaign for Nuclear Disarmament), из-за чего журналисты, придерживавшиеся левых взглядов (Джули Бёрчилл, Тони Парсонс) открыто причисляли их к «фашистам». Как объяснял позже Бернел, The Stranglers поддерживали идеи, но с недоверием относились к конкретным организациям, полагая (не без оснований), что те финансируются из Москвы. При этом группа всегда пресекала расистские выходки своих фанатов, а однажды приостановила концерт, потребовав от аудитории с уважением отнестись к реггей-группе Steel Pulse, выступавшей в первом отделении их концерта.

После выхода альбома группа потеряла американский контракт. Рекорд-компания начала вмешиваться в процесс, указывать нам, что нужно оставить, а что убрать, что больше подходит для американского радио, а что нет. В конечном итоге мы направили A&M телеграмму следующего содержания: «Fuck off. The Stranglers». Последовал ответ: «Мы решили последовать вашему совету. Желаем приятно провести отпуск». Так пришел конец нашему американскому контракту. — Жан-Жак Бернел, Stubble Fanzine.

1979—1980

Шумный скандал (опять-таки, при активном участии женских организаций) разгорелся в сентябре 1978 года после того, как (вопреки попыткам Лондонского совета это предотвратить) The Stranglers выступили на фестивале в парке Бэттерси (на одной сцене с Питером Гэбриэлом) в сопровождении стриптизёрш, знакомых Бернела. Пресса, дружно обвинившая группу в «секс-шовинизме», тем не менее опубликовала множество фотографий с этого действа, на что изначально и надеялись спровоцировать её The Stranglers.

Четыре концерта 1977-78 годов послужили основой для концертного альбома Live (X Cert), который стал первым релизом группы на IRS Records). Сюда вошли все самые известные вещи раннего репертуара группы: критика поспешила объявить его «лишним», но позже отметила необычную атмосферу напряженности в зале и остроумные перепалки Корнуэлла с аудиторией."

Альбом The Raven, вышедший в сентябре 1979 года под объемной обложкой (сделанной по образцу, однажды освоенному Rolling Stones) окончательно оформил переход The Stranglers от стилистических формул панк-рока (интерес к которому в Британии стал угасать) к экспериментам в пост-панке и психоделическом арт-роке. От сатирических зарисовок «местного значения» группа перешла к глобальным политическим темам (антиядерная сатира Nuclear Device [24], # 36 UK, «Shah Shah a Go Go», «Dead Loss Angeles», «Genetix»). Хит-сингл Duchess [25](#14, UK) — сатирический выпад в адрес аристократии, выдержанный в мелодичном поп-ключе — может считаться символом наметившегося перехода группы к внешне мэйнстримовскому, облегчённому звучанию. Альбом не поднялся на первое место лишь из-за (случившегося во второй раз в истории группы) сбоя в системе подсчета: несколько тысяч тиража были отняты у The Stranglers и присвоены The Police.

Год спустя в США IRS Records перевыпустили часть материала альбома под заголовком IV, включив сюда несколько внеальбомных синглов и ранее не выпускавшийся трек «Vietnamerica». В декабре 1979 года вышел сборный Don’t Bring Harry EP, в который вошли одна песня из The Raven, одна — из Nosferatu (альбома, который Хью Корнуэлл записал с Майклом Уильямсом, барабанщиком Кэптена Бифхарта) и два концертных трека The Stranglers, в том числе «Euroman Cometh» Ж.-Ж. Бернела из одноименного сольного альбома. Всплеск активности лидеров группы на стороне повлек за собой слухи о возможном распаде The Stranglers."

Серия катастроф

В 1979-80 годах The Stranglers пережили несколько катастроф, каждая из которых лишь утверждала прессу во мнении, что история группы подходит к концу. Первая из них произошла 8 ноября 1979 года, когда Хью Корнуэлл по пути домой с концерта в Кардиффе был арестован: при обыске у него обнаружили героин. 7 января 1980 года вокалист был приговорён к трём месяцам заключения в тюрьме Пентонвилль.

Остальные трое участников сумели организовать в его поддержку два концерта в зале The Rainbow, пригласив к участию друзей The Stranglers (состав которых сам по себе свидетельствует о том, насколько сблизились они с арт-сценой, отдалившись от панк-рока). В числе тех, кто 3 и 4 апреля 1980 года выходил с группой на сцену, были: Роберт Смит, Стив Хиллидж, Роберт Фрипп, Питер Хэмилл, Иэн Дьюри, Тойа Уиллкокс, актер Фил Дэниэлс, Хэйзел О’Коннор (последняя регулярно навещала Корнуэлла в тюрьме). Записи, сделанные в ходе двух этих концертов, вышли под названием The Stranglers and Friends: Live in Concert. В 2002 году альбом был перевыпущен Castle Music Records в новом оформлении.

20 июня 1980 года The Stranglers в полном составе были арестованы в Ницце после выступления в местном университете: им было предъявлено обвинение в «подстрекательстве к беспорядкам». Некоторое время музыкантам грозили продолжительные тюремные сроки, но в конечном итоге группа отделалась крупным штрафом. Позже Джет Блэк рассказал об этих событиях в книге Much Ado About Nothin'.

10 октября 1980 года в Нью-Йорке у группы было похищено всё оборудование, причём её участники всерьез полагали, что тут не обошлось без вмешательства пришельцев, песни о которых уже появились в их репертуаре. В Британии вынужденная пауза была заполнена двумя внеальбомными синглами: Bear Cage (#36, март 1980) и Who Wants The World (#39, июнь 1980; позже трек был включен в бокс-сет The Old Testament).

На грани банкротства

В феврале 1981 года вышел пятый альбом The Gospel According to The Meninblack, первоначальный вариант обложки которого изображал участников Тайной Вечери в компании Человека-в-чёрном за спиной Иисуса). Альбом был задуман как саундтрек к гипотетическому фильму, повествующему о нашествии паразитической расы псевдо-божественных пришельцев и предлагающему альтернативный вгляд на события, описанные в Евангелие. Альбом (любимый у Хью Корнуэлла) одни считают ранним образцом готического рока, другие рассматривают как лишь очередную грань «чёрной» стрэнглеровской сатиры, направленной в данном случае на организованную религию. С момента выхода пластинки участников группы стали называть Meininblack; её фанаты также начали представляться по образцу заголовка (добавляя …InBlack к имени: JohnInBlack, и т. п.).

Эксперимент не помог The Stranglers вылезти из долгов: от финансового коллапса их спасла лишь армия поклонников, раскупивших (и поднявших тем самым в какой-то момент до 8-го места в британских альбомных чартах) пластинку, которая критикой была заранее похоронена как провальная. Синглы Just Like Nothing on Earth и Thrown Away не имели успеха в чартах, а самым популярным треком альбома оказался первый, «Waltzinblack»: этой инструментальной композицией The Stranglers стали открывать каждое свое концертное выступление.

Взлёт в чартах

В октябре 1980 года вышел La Folie, альбом облегчённого звучания (с элементами синт-попа и джаза), в котором группа, тем не менее, не отказалась от потенциально взрывоопасных тем, связанных с наркотиками («Golden Brown»), мафией («Let Me Introduce You to the Family»), каннибализмом («La Folie») и религией («Non Stop», «Everybody Loves You When You Are Dead»). Джет Блэк не принял участия в записи альбома (его заменила драм-машина) и c этих пор присоединялся к остальным участникам группы лишь на концертах.

Выпуская синглом необычный клавесинный вальс в размерах 6/8 и 7/8 накануне Рождества, компания EMI (по мнению Ж.-Ж. Бернела) надеялась таким образом похоронить The Stranglers, которых незадолго до этого «поглотила» вместе с United Artists и считала для себя обузой. Но Golden Brown в январе 1982 года поднялся в Британии до 2-го места и стал первым бестселлером EMI за многие годы. Принято считать, что песня метафорически воспевает героин (даже представители Би-би-си признавали позже, что должны были бы запретить её), но все участники группы это отрицают, предлагая, правда, самые протиречивые толкования этого загадочного текста. Первоначально альбом не вошел даже в британскую двадцатку, но после успеха хит-сингла стал пониматься вновь и достиг максимума на 11 месте.

Два других сингла, Let Me Introduce You to the Family (#44, ноябрь 1981) и La Folie (#47, апрель 1982) оказались в числе самых коммерчески неудачных релизов за всю историю группы, однако Golden Brown помог группе решить финансовые проблемы, обеспечил полную творческую независимость и даже подсказал рискованный прощальный жест в адрес EMI. Группа настояла на том, чтобы следующим синглом вышла Strange Little Girl, — песня, демо-запись которой этот лейбл отверг еще в 1974 году (соавтором её значится Ханс Уормлинг). По иронии судьбы, сингл (включенный в сборник The Collection 1977-1982, которым The Stranglers развязывались со всеми контрактными обязательствами) также имел успех (#7 UK). Все эти интриги не улучшили отношений между группой и EMI: все дальнейшие релизы The Stranglers вплоть до 1990 года выходили уже на Epic Records.

1983—1984. Смягчение звучания

Первым из них стал Feline, в американской версии дополненный треком «Golden Brown»). Альбом, в звучании мягкий, по стилистике подчеркнуто «европейский», многим критикам показался «тусклым и скучным»[17]. Участники группы представили его как концептуальный, посвященный европейской культуре (и даже «расе»: на этой идее Ж.-Ж. Бернел выстроил свой первый сольный альбом). Выпущенная синглом программная композиция European Female (полное название: «European Female: In Celebration Of») появилась во многих европейских хит-парадах и поднялась до 9-го места в Британии. Меньший коммерческий успех выпал на долю Midnight Summer Dream (#35 UK, февраль 1983), но критика в целом выделила этот трек (меланхолическую притчу о смысле жизни) как центральный в альбоме.

В 1984 году вышел записанный с продюсером Лори Лэтемом Aural Sculpture. Альбом (поднявшийся в Британии до 14 места) застал группу в очередной попытке радикально сменить направление — уйти в джазовый (временами почти эстрадный) ретро-поп. Заметную роль в аранжировках играла теперь акустическая гитара; использование духовой секции сделало звучание временами неузнаваемым. Сингл Skin Deep («кинематографической» тематики) стал хитом в Британии (#15) и Австралии ((#11). Одновременно появились сразу три сборника ранних песен: Off the Beaten Track (сингловый материал, не входивший в альбомы), Rarities (в основном составленный из альбомных бонусов) и двойной диск Singles, куда вошли все синглы 1977-82 годов.

1985—1990. Уход Корнуэлла

Альбом 1986 года Dreamtime, (#16, UK) вышел с буклетом, где пересказывалась легенда о Сотворении мира согласно представлениям австралийских аборигентов (включавшая в себя понятие параллельного времени: Dreamtime). Однако до уровня концептуального альбом не дотянул: лишь заглавный трек и Always the Sun (cингл, который, при том, что Хью Корнуэлл возлагал на него огромные надежды, достиг лишь 30-го места в Британии и 15-го — во Франции) имеют отношение к этой теме. Синглами из альбома также вышли Nice In Nice («воспоминание» об университетском инциденте 1980 года; 1986, #30, UK), Big In America (1986, #48) и Shakin' Like a Leaf (1987, #58). Dreamtime, во многом продолживший начатое в Aural Sculpture (к духовой секции в микс была добавлена еще и стил-гитара), был сдержанно встречен прессой и враждебно — фэнами, зато оказался первым и единственным, вошедшим в Billboard 200. С другой стороны, именно американские рецензенты (в частности, Rolling Stone) проявили максимальную строгость к альбому, назвав его «провалом к банальности» и «безыдейным кошмаром».

All Live, записанный на концертах 1985—1987 годов, напротив, продемонстрировал тот факт, что группа, расслабившаяся в студии, на концертной сцене сохранила прежнюю мощь. Признанная классика («London Lady», «Nice 'n' Sleazy», «No More Heroes») даже исполненная с духовыми инструментами, оказалась здесь, как минимум, не ухудшена.

Добившись в Британии очередного чарт-успеха с кавером All Day And All Of The Night (#7), The Stranglers выпустили 96 Tears (? & the Mysterians) первым синглом из 10, альбома откровенно нацеленного на американский рынок. (За океаном вышел еще и All Day and All of the Night EP: ремикс хит-сингла с присовокупленными двумя концертными трекам и музыкальным рассказом «Viva Vlad» — из серии «Хроники Владимира»). К этому времени отношения в группе резко ухудшились: по словам Бернела над альбомом 10 Корнуэлл и остальные участники группы работали отдельно: стороны не общались вообще. 10, достигший в Британии 17-го места, в США не имел успеха. После того, как синглы Sweet Smell Of Success и Man of the Earth не оправдали надежд, Хью Корнуэлл объявил об уходе из группы. На следующий день после того, как 11 августа 1990 года The Stranglers в последний раз выступили в прежнем составе в лондонском зале Alexandra Palace. Жан-Жак Бернел расценил уход Корнуэлла как «предательство» и решил во что бы то ни стало сохранить группу.

Хроники Владимира

В течение 80-х годов The Stranglers создали необычный литературно-музыкальный сериал (о похождениях советского преподавателя ядерной физики Владимира), который поначалу публиковали обрывочно — в основном, на сингловых би-сайдах. Впоследствии тексты пяти композиций были опубликованы фэнзином Strangled (SIS UK) с иллюстрациями Джона Пичи. Аудио-версии «Хроник Владимира» (The Vladimir Chronicles) остаются раритетом: лишь одна из них на данный момент существует в CD-версии. Инициатором и основным автором «Хроник» был Ж.-Ж. Бернел, который, изучая историю стран Восточной Европы, сформировал скептическое отношение к коммунистической идеологии вообще и СССР в частности.

Первый рассказ, полное название которого выглядело так: (The Strange Circumstances Which Lead to) Vladimir and Olga ('Requesting' Rehabilitation in a Siberian Health Resort as a Result of Stress in Furthering the People’s Policies) — вышел би-сайдом сингла Midnight Summer Dream (1983). Исполнителем его значится The Upper Volga Corngrowers Co-operative Association Choral Dance Troop Ensemble. Здесь Владимир, по пути в Одессу пообедав в гостинице, становится жертвой загадочного заболевания под названием «мучное бешенство», из-за чего останавливается на городском перекрестке, вызывая пробку и начинает плясать и «…хохотать над незначительностью своего существования».

Второй рассказ, Vladimir and Sergei, был включен в альбом Бернела и Гринфилда Fire and Water (Epic, 1983). После одесского инцидента Владимир и его жена Ольга несколько лет вынужденно «лечатся» на уральском «курорте». Затем Владимир отправляется на тракторный завод в Сибири. Когда Ольга уезжает «продолжать выздоровление», он оказывается жертвой нездорового влечения к моряку по имени Сергей, из-за чего вынужден «лечиться» снова.

В третьем эпизоде (Vladimir and the Beast, Part III; би-сайд 12-дюймовой версии сингла Skin Deep, 1984) Владимир в рядах Советской армии попадает в Афганистан, где устанавливает неожиданно близкие отношения с Димитрием, своим верблюдом. Отчаявшиеся власти отправляют его на дальнейшее «лечение» в ГДР. Vladimir Goes to Havana — четвертая и самая труднодоступная серия «Хроник Владимира»: ее можно найти только на би-сайде коллекционной версии синла Let Me Down Easy (1985). Владимир каким-то образом уговаривает советские власти направить его преподавать ядерную физику в Гавану, где он невольно пособничает банде наркоторговцев. Окончание следует в пятом (и последнем из официальных) выпуске: Viva Vlad! (би-сайд сингла All Day and All of the Night, 1987). Гаванская полиция задерживает Владимира и отправляет его по волнам океана в утлой лодчонке. Штормом Владимира прибивает к мексиканскому побережью, где он знакомится с местным владельцем бара, после чего начинает собираться в Майами… Шестой выпуск, Vladimir and the Pearl, официально выпущен не был: его черновая версия, записанная (без ударных) Бернелом и Гринфилдом, имеется в Stranglers Information Service (SIS UK), а также на официальном сайте группы.

Mark 2. 1990 —

В 1990 году новым гитаристом The Stranglers стал Джон Эллис, бывший участник The Vibrators, группы, часто выступавшей с The Stranglers в одной связке еще в середине 70-х годов. Позже он принял участие в записи сольного альбома Бернела Euroman Cometh и последовавших затем гастролях, а год спустя стал одним из участников проекта The Stranglers & Friends в лондонском зале Rainbow. Эллис, кроме того, участвовал в Purple Helmets (побочном проекте Бернела и Гринфилда) и принимал участие в 10-туре. Будучи прекрасно знаком с репертуаром и историей группы, новый гитарист вписался в состав идеально.

Несмотря на то, что квартет записал несколько демо-пленок, в которых роль основного вокалиста взял на себя Бернел, было решено выдвинуть к микрофону пятого участника. В числе кандидатов на эту роль рассматривались Дэйв Вэниан (The Damned) и Иэн МакНэбб, (Icicle Works), но выбор пал на малоизвестного Пола Робертса (Sniff 'n' the Tears). Отказавшись от духовой секции, новый состав (Mk2) заиграл более динамичную музыку, которой соответствовала и сценическая экспрессия нового вокалиста. В 1992 году вышел альбом Stranglers in the Night с синглом Heaven or Hell, после чего Джет Блэк покинул состав (его заменил Тикаке Тобе, с которым группа записала концертный Saturday Night Sunday Morning). В 1995 году Блэк вернулся в группу и принял участие в записи альбома About Time, за которым последовал Coup de Grace (1998), занявший низшую за всю историю группы позицию в чартах.

В марте 2000 года Джон Эллис объявил об уходе, и его заменил гитарист Баз Уорн (Baz Warne): он до этого играл в Small Town Heroes, группе, которая сопровождала The Stranglers в турне 1995 года. Уорн немедленно оказался в центре внимания прессы (с ним группа провела несколько европейских фестивалей и выступила в Боснии) и был принят фанатами на ура. В 2004 году вышел 15-й студийный альбом Norfolk Coast и был тепло принят критикой. В 2005 году Пол Робертс ушел из группы (к радости фэнов, которые в течение 15 лет отказывали ему в праве считаться преемником Корнуэлла), и Уорн стал вторым основным вокалистом. Вчетвером The Stranglers впервые выступили на фестивале Midsummer Buzz (в Вестон-Супер-Мэре) в июне 2006 года, а в сентябре выпустили Suite XVI.

С начала 90-х годов, отражая растущий интерес к раннему творчеству The Stranglers, стало выходить много переизданий. В 90-х годах были переизданы — со множеством бонус-треков — все альбомы, выходившие на UA/Epic. В 1992 году вышла запись классического концертного выступления Live at the Hope & Anchor, вкупе со сборником 12"-синглов. Хитом стал бокс-сет The Old Testament, куда вошли песни 1976—1982 годов. Начиная с 2001 года вышли еще пять концертных альбомов группы и сборник трех радио-сессий на Би-би-си (1977 и 1982 годы).

Интересные факты

Однажды в пабе The Red Cow к участникам The Stranglers подсела Крисси Хайнд (тогда журналистка, позже — вокалистка The Pretenders). «Я буду вашей певицей», — безапелляционно заявила она. — «Ты не подходишь нам даже в качестве грузчика», — таким был ответ Жана-Жака Бернела. Это не помешало Хайнд сохранить с группой дружеские отношения.

Знаменитый инцидент с «банановым изнасилованием» (который положил конец успешно начинавшейся карьере The Stranglers во Франции) имеет отношение к «Марсельезе».. Дело в том, что текст ее насчитывает 27 куплетов… «А теперь проверим, как хорошо вы знаете гимн своей страны, — предложил Хью Корнуэлл во время концерта группы в Марселе. — Кто споет его правильно, получит приз!» На сцену вышел мужчина и спел первый куплет — тот единственный, который знают все французы. «Но мы ждем от вас еще 26! — обиделся Хью (в прошлом — школьный учитель). — Ах, так вы их не знаете? В таком случае, заслуживаете наказания: будьте добры спустить штаны, и я вам засуну банан в задницу!» По словам Бернела, инцидент дорого обошелся группе: в течение нескольких лет её участники неофициально считались во Франции персонами нон грата.

«Mony Mony» и «You Better Believe Me», синглы Силии Голлин 1977 года не оставили следов в чартах, но вошли в историю благодаря The Stranglers, которые аккомпанировали певице, скрывшись под «вывеской» The Mutations.




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели


Богат и знаменит
Посетило:996
Джон Ву
Украшает мужика борода
Посетило:1064
Антанас Контримас
Маргарита Дуглас
Посетило:1005
Маргарита Дуглас

Добавьте свою информацию

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history