Людибиографии, истории, факты, фотографии

Ян Табачник

   /   

Yan Tabachnik

   /
             
Фотография Ян Табачник (photo Yan Tabachnik)
   

День рождения: 31.07.1945 года
Возраст: 72 года
Место рождения: Черновцы, Украина

Гражданство: Украина

Быть музыкантом – что быть евреем

Композитор

В чем заключается сложность инструменталиста? Мало того что Бог должен тебе дать талант, он тебе еще должен дать трудолюбие. Потому что играть на инструменте – это не только иметь музыкальные способности, это еще и тяжелый физический труд.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

06.06.2005

На интервью Ян Табачник согласился сразу. Он оказался большим, уютным, дружелюбным и открытым.

Ян Табачник фотография
Ян Табачник фотография

Ян Табачник приехал к нам в Израиль вместе со своим другом Иосифом Кобзоном – выступать на концерте, посвященном Дню Победы. Он вышел на сцену со своим инструментом… Аккордеон – не гитара и даже не саксофон. Непопулярный среди музыкантов (потому что тяжелый), полузабытый, почти архаичный инструмент, который редко где можно услышать, но обо всем этом забываешь начисто, когда он "оживает" в руках Маэстро. Высочайшая техника игры Яна Табачника и то, что он вкладывает в свою игру, и личное обаяние Большого Артиста ставят его в один ряд с величайшими музыкантами эпохи.

Реклама:

- Ян, какой марки ваш аккордеон?

- У меня не один, а три аккордеона. Они – одни из лучших инструментов в мире. Пожалуй, самые лучшие. Один – "Кандаль супер-6", это знаменитый итальянский инструмент, выполнен по спецзаказу для меня. Второй – инструмент "Де ла пэ", который тоже сделан по спецзаказу, на нем даже выгравировано, – "Ян Табачник", это мой именной инструмент. И третий мой аккордеон – "Суббита дель майстер", немецкий концертный инструмент. Есть у меня и четвертый, правда, это мне сделала подарок знаменитая фирма "Ямаха". Он небольшой, скорее сувенирный, чем концертный, но, тем не менее, "Ямаха" во всем мире "Ямаха".

- А какой из них самый любимый?

- Самый любимый?.. Ну, один для концертов – это "Де ля пэ". На записях я с удовольствием работаю с "Кандалем" – он самый подходящий для студийной работы, у него больше тембров. В свое время я очень долго проиграл на "Велтмайстере" и к этому инструменту тоже очень привык.

- Сколько же они весят?

- Самый тяжелый – "Кандаль" – 22 килограмма. Потом идут "Де ла Пэ" – 18 кг и "Суббита" – 16,5 кг.

Лучшие дня


Не белая, не пушистая, а просто рыжая
Посетило:193
Елена Захарова
Самая крохотная из всех новорожденных
Посетило:180
  Сэйби
Лидер группы «Ногу свело» - уникальный человек
Посетило:160
Максим Покровский

- Сколько лет вы с аккордеоном "состоите в браке"?

- Я начал учиться музыке с 10 лет, а с 16 я уже состоял на профессиональной службе, которую я называю филармонической. У меня 44 года профессионального стажа. В этом году мне исполняется 60… Вот и считайте, сколько лет я отдал этому инструменту. У нас с ним – "золотая свадьба", 50 лет. Конечно, это феномен. Очень тяжело столько лет играть и быть на уровне. Немногим это удавалось. Слава Богу, что удалось мне.

- Никогда, ни разу за всю вашу карьеру у вас не было чувства – ну все, хватит, нет сил его больше таскать, этот аккордеон?

- Вы знаете, это чувство время от времени у меня появляется. С каждым годом все тяжелее его поднимать. Или мне кажется, что с каждым годом он становится все тяжелее? Но оставить его я не могу. Вот поэтому инструменталист – один из самых высоких рангов искусства.

- Вы никогда не жалели, что выбрали для себя именно аккордеон? Со скрипкой жизнь была бы намного легче в прямом смысле этого слова…

- Дело в том, что очень важно найти свой инструмент в жизни. Наверное, все-таки именно аккордеон – мой инструмент. У меня здесь, в Израиле, есть друг, которого я очень люблю, – знаменитый музыкант Агашкин. Он один из лучших трубачей в мире. Мы росли вместе, и про нас всегда говорили, что он родился с трубой, а я – с аккордеоном. Очень важно вовремя понять, с чем ты родился, что тебе дано. Поэтому я не жалею, несмотря на то что аккордеон – архаичный инструмент, который уже вышел из моды. Я не жалею, на сегодняшний день все, что я имею в жизни, сделал аккордеон.

- Я играл для принцев, для президентов, для королей, для дипломатического корпуса, для простых людей, для бандитов в тюрьмах... И везде мне кричали – браво! Поэтому я – счастливый человек.

- Ян Левинзон рассказывал, что, когда мама ему объявила, что к ним будет приходить учитель музыки, он сбежал из дома. А вас заставляли учиться музыке?

- (Смеется) Если бы меня заставили заниматься КВНом, я бы тоже сбежал из дома. Это кому что нравится. А если серьезно, то я думаю, что любого ребенка надо изначально заставлять чем-то заниматься. Любого. Потому что дети, конечно, увлечены своими играми, и недаром говорят, что если детей рано отдают в музыку или в спорт, то их лишают детства.

- Мама решила отдать вас на музыку просто как всякая "аидише мамэ"?

- Нет, мама была очень музыкальной. Она дружила со знаменитой актрисой и певицей Сиди Таль. У этой актрисы есть книга воспоминаний, где она пишет о том, что почерпнула очень много скетчей у моей мамы. Моя мама была очень остроумной, очень музыкальной, она писала и читала на нескольких языках, она пела всего Кальмана – на немецком, на румынском, на венгерском... Мои родители были очень музыкальны. К сожалению, я плохо учился в школе, и мама надеялась, что у меня будет хоть какая-то профессия. Несмотря на то что я был такой нерадивый ученик, я являюсь профессором и доктором искусствоведения. Моя мама в жизни бы не поверила...

- Сначала был учитель музыки. А какие были ваши музыкальные университеты?

- Я не закончил музыкальную школу, потому что, когда я начинал учиться, то аккордеон еще не преподавали в музыкальных школах. Занимался я частным образом, ко мне приходил учитель. Аккордеон ведь привезли из Германии, его популярность началась после войны, это был трофейный инструмент. Это был один из признаков доблести Победы, и это был очень дорогой инструмент. По популярности он мог сравниться только с "Катюшей". Его привозили, его продавали, на нем учились играть. А Жданов, советский идеолог, сказал, что это чуждый советскому строю, "фашистский" инструмент. Про саксофон в период холодной войны тоже говорили, что это американский инструмент, который нам чужд. Запрещали книги, запрещали инструменты, запрещали спектакли, запрещали фильмы – было такое время.

- Помните ли вы вашего учителя?

- Конечно. Его звали Константин Каравай. Он говорил моей маме: "Мадам Табачник, ваш Яша никогда не будет играть на аккордеоне, вы напрасно выбрасываете ваши деньги".

- Вы уже столько лет – концертирующий артист. Вы волнуетесь перед выходом на сцену?

- Вы знаете, я уже больше волнуюсь после концерта. Смогу ли я выйти на следующий концерт? В чем заключается сложность инструменталиста? Мало того что Бог должен тебе дать талант, он тебе еще должен дать трудолюбие. Потому что играть на инструменте – это не только иметь музыкальные способности, это еще и тяжелый физический труд.

- 60 лет – это дата. Вы будете ее где-то и как-то отмечать?

- На свой день рождения я хочу сделать большой бенефис, на который приедут выдающиеся музыканты мира – это и классики, и джазовые музыканты, и кантри-музыканты разных направлений… Я дружу с таким выдающимися музыкантами, как Владимир Крайнев, Юрий Башмет, Абраша Фельсгар, в Америке у меня много друзей-музыкантов… Надеюсь, приедут и вокалисты – те, кого я люблю и с кем дружу: это Иосиф Кобзон, Тамара Гвердцители, Николай Басков и многие, многие другие. Они приедут, и мы вместе отпразднуем мое 60-летие.

- Вы ведь говорили, что "я вырос на улочках узких, среди украинцев и русских"? Как вы теперь уживаетесь?

- Я могу сказать однозначно: когда начинаются спекуляции некоторых отдельных политиков на национальном вопросе, это не выражает мнение народа и правительства.

Вот сейчас выступил против меня человек, которого я в жизни не видел и не знал, что он такой. Это бывший депутат Миша Бродский. Он выскочил на пресс-конференции и начал орать: "Вот у Табачника земля за 8 миллионов долларов". Ну и что? Это законно, я плачу аренду за нее, это не моя земля, а муниципалитета. Он сказал: "Я плевать хотел на таких евреев, как Табачник и Кобзон". Вы слышали такое? Вот вам человек... и он еврей! Чем быть таким евреем, я бы лучше был антисемитом. Он просто профессиональный "иуда" – есть такая профессия у людей. И этот человек берется судить меня и Кобзона, – как людей, как артистов и как политиков. Я лично – не политик, я – творческий человек.

- Но в целом евреи Украины вас поддерживают?

- Более того, меня даже избрали вице-президентом Всеукраинского еврейского конгресса, который возглавляет Вадим Рабинович. У меня с Вадимом, кстати, очень хорошие отношения. Самое главное, что мне в нем нравится, – он меня никуда не "втягивает". И я его никуда не тяну. Вот это и есть – мужское достоинство. Его жизнь – это жизнь борца, человека, который борется за правду. На него за это всякие ярлыки цепляли – что он и мафиози, и бандит. Это – неправда. Он – человек нравственный и последовательный, он делает свое дело, и он влюблен в это дело.

Я сейчас был на празднике вместе с ним. Нет праздника, чтобы он меня не пригласил. Мы вместе идем в синагогу семьями, все, как положено. Я должен сказать, что он ведет очень красивую политику, дружелюбную. Я могу сказать, что Вадик сейчас – центрист, он не с теми и не с этими.

А когда была оранжевая революция, в синагоге спали участники этой революции. И ведь это были люди, пронационалистически настроенные – из Ивано-Франковска, из Львова. Так один человек из Львова Вадику сказал: "У меня в хате написано – "бий жидив и москалий". Так я сейчас приеду и жидив вычеркну". Поэтому, я считаю, Вадик делает очень большое дело в Украине. Он борется с антисемитизмом.

Но у нас же, как всегда у евреев, существует два конгресса, и, как я считаю, кроме Вадима Рабиновича, выдающегося еврея Украины, президента Всеукраинского еврейского конгресса, есть еще один выдающийся еврей Украины – Эдуард Шифрин, вице-президент Евроазиатского еврейского конгресса, грамотнейший человек.

- Я читала, что в свое время на вас играли, как на тотализаторе – вернетесь вы или не вернетесь с очередных гастролей? Хазанов на вопрос, почему он не уехал, ответил, что, если бы он мог миллионы своих поклонников таскать за собой по свету, так он бы и уехал. Вам этого и не надо, ваша профессия не связана с языком, вы могли бы собрать аудиторию везде…

- Поэтому я считаю, что Украина должна в сто раз больше ценить то, что я не уехал. Потому что они не понимают, что у меня не было бы проблем со зрителями ни в Австрии, ни в Финляндии, ни в Англии, ни в Америке, ни в Канаде, ни в Австралии, ни в Польше, ни в Венгрии – нигде! Во всех странах, где я выступал, я молча выходил и играл то, что на сегодняшний день из музыкантов могут сделать единицы. И то, нужно, чтобы их еще пригласили. Потому что ты можешь играть, как Бог, но нужно, чтоб тебя еще знали и приглашали, чтобы ты имел определенную репутацию. Те, кто понимает это на Украине, они это ценят.

- Вы не уезжаете действительно потому, что Украина для вас – это родина, и это не пустой звук?

- Когда было 50-летие Израиля, я делал концерт на Украине. Были все народные артисты Украины, самые знаменитые и самые именитые. Был посол Израиля. И на этом концерте я вышел и сказал, что Израиль – это мой отец, а Украина – это моя мама. Ну, что я могу сказать? Я вырос там, я душой и телом там. Я понимаю, как это тяжело, и знаю, что никто из евреев ни за что не уехал бы, если бы не было этого давления. Вы же понимаете, любой всплеск антисемитизма предполагает эмиграцию. Вот когда во Франции начались волнения, я знаю много французских евреев, которые в Израиле приобрели себе недвижимость. Это закономерно.

- А правду ли говорят, что полные люди – это добрые люди? Вы – добрый человек?

- Я знаю?.. Ариэль Шарон – он добрый человек? Он мне очень нравится, он очень последовательный, он профессиональный военный и профессиональный политик. Он – человек, который защищает свой народ, который готов на любые решительные меры во имя народа, который не занимается своим популизмом. Мне очень нравятся такие люди.

- А покушать вкусно и много вы любите? Вы – гурман?

- Я уже не гурман, потому что мне жена не дает. Когда я приезжаю в Израиль, я хочу что-то попробовать, а она мне не дает. И все равно, когда я приезжаю в Израиль, то всегда набираю вес, потому что дома я стараюсь быть на диете. На щадящей такой диете, потому что вес, к сожалению, не придает здоровья.

- Чем занимаются ваши дети?

- У меня трое сыновей. Старшему – 9 лет, среднему – четыре с половиной и младшему – два с половиной. Я считаю, что дети – это очень большая ценность, особенно в моем возрасте. Это – большое достижение. Я считаю, что это самая моя большая победа в жизни.

- Ваша жена имеет отношение к творчеству?

- Конечно. Моя жена – певица Татьяна Недельская, совсем молоденькая, очень красивая, очень талантливая и очень популярная. Здесь, в Израиле, каждый ее концерт принимают на ура. Мне очень повезло с женой "на старости лет" (улыбается).

- Вы были бы рады, если бы кто-нибудь из ваших детей увлекся аккордеоном?

- Нет. Я не хочу, чтоб они вообще занимались искусством. Это очень тяжелый, кровавый кусок хлеба. Пусть каждый из них выберет профессию, которая им понравится. Пусть они будут нормальными людьми. Быть музыкантом – это то же самое, что быть евреем, это тоже мучиться всю свою жизнь. Мои коллеги это знают.

Generic placeholder image
Полина Лемперт
Люблю исследовать биографии интересных людей




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели


'Команданте Кубинской революции'
Посетило:389
Эрнесто Че Гевара
Обличающий нацистов «Дневник Анны Франк»
Посетило:476
Анна Франк
Жуткая история хоккеиста СКА
Посетило:3532
Максим Соколов мл.

Добавьте свою новость

Здесь
history