Людибиографии, истории, факты, фотографии

Алексей Рыбников

   /   

Aleksey Ribnikov

   /
             
Фотография Алексей Рыбников (photo Aleksey Ribnikov)
   

День рождения: 17.07.1945 года
Место рождения: Москва, СССР
Возраст: 75 лет

Гражданство: Россия

"Авось" не потонет!

Композитор

"Сейчас смешно вспоминать, какие баталии разворачивались в прессе: нужны ли нам рок-опера, мюзикл? Могут ли драматические артисты петь с микрофоном?.. В конце концов власти сочли жанр, в котором я работал, "идеологически чуждым", - вспоминает автор первых советских рок-опер "Звезда и смерть Хоакина Мурьеты", "Юнона и Авось" композитор Алексей Рыбников

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Print

02.08.2005

Алексей Рыбников написал музыку более чем к ста фильмам, среди них "Приключения Буратино", "Про Красную Шапочку", "Тот самый Мюнхгаузен"... А еще были драматические композиции, балеты, симфонические сочинения и даже литургии. Именно Рыбников стал автором первых советских рок-опер "Звезда и смерть Хоакина Мурьеты" и "Юнона и Авось", последняя популярна и по сей день. Удивительно, но юбилей композитора - Рыбникову исполнилось 60 лет - прошел достаточно скромно. Впрочем, маэстро пообещал, что его имя появится на афишах уже осенью.

Алексей Рыбников фотография
Алексей Рыбников фотография

- Алексей Львович, знаю, что вы страсть как не любите отмечать юбилеи. Кажется, и в этот раз постарались увильнуть.

Реклама:

- Увильнуть? Нет, специально такой задачи я не ставил. Просто мой день рождения приходится как раз на середину лета. В это время никого просто физически нет в Москве. А вот осенью ожидается несколько симфонических концертов и в БЗК, и в зале имени Чайковского, премьера нового мюзикла. Может, удастся организовать ретроспективный показ фильмов, музыку к которым я писал. Но я не хотел бы, чтобы все это было привязано именно к юбилею... А надобности в типовом концерте с приглашенными звездами, как принято в таких случаях, для меня лично нет. Мне такой "праздник" просто неинтересен.

- Вы вообще нетусовочный человек, что по нашим временам большая редкость.

- Я не вполне понимаю, что такое тусовочный. Вокруг меня очень много разного народа, как вы говорите, тусуется, мелькает. И чтобы еще я вокруг кого-то мелькал? Не вижу смысла.

- Не боитесь потерять популярность?

- Ну... Разве то, что ты дефилируешь на каких-то презентациях, влияет на популярность? Тебя ведь все равно вспоминают прежде всего по сделанному. Честно говоря, мне вообще не очень нравится такой поворот темы. Популярность, боязнь ее потерять... Я не живу в таких категориях и жить не собираюсь. Я делаю только то, что мне интересно. А те произведения, которые были популярны четверть века назад, они и сейчас не потерялись. Появились проблемы другого рода: беззастенчивое воровство, притом с чудовищными звуковыми искажениями... Пираты используют мою музыку и в хвост и в гриву без указания автора.

- Почти четверть века назад ваши рок-оперы воспринимались как некий вызов режиму. Спектакли запрещали, разрешали... Но "Юнона и Авось" и сегодня собирает полные залы. Чем вы это объясняете?

Лучшие дня

Неукротимая Матильда
Посетило:5477
Матильда Кшесинская
Том Уэйтс: Гений-экспериментатор
Посетило:5354
Том Уэйтс
«Герой в погонах»
Посетило:3917
Александр Балуев

- Произведение, в котором заключен сильный энергетический заряд, не устаревает. Как говорил мой учитель Арам Хачатурян, основой любого произведения искусства должна быть энергия. Ведь спектакль не может быть индифферентен по отношению к зрителю. Если бездарный - забирает энергию, и зритель выходит из театра больной, опустошенный. А если талантливый - отдает. И ты выходишь из зала окрыленный.

- С вами это часто случается?

- В последние годы, к сожалению, нет. Поэтому я стараюсь оберегать себя от театральных впечатлений.

- Вас приглашали на "Юнону" с новым составом? После замены Караченцова?

- А что меня приглашать? Я и сам могу прийти. Но вопрос о замене очень непростой. Я люблю актера Певцова, наверное, он интересен в роли графа Резанова. Но музыка написана для конкретных исполнителей, с учетом их человеческой и творческой индивидуальности. Для Караченцова и Шаниной. Елена, к сожалению, не играет уже давно. А Николаю Караченцову хотел бы пожелать возвращения в театр. Вообще время моей работы в "Ленкоме", начиная с постановки оперы "Звезда и смерть Хоакина Мурьеты" в 75-м, было замечательно счастливым. И это несмотря на идеологический прессинг, прохождение спектаклей через цензурные препоны. Сейчас даже смешно вспоминать, какие баталии разворачивались в прессе: нужны ли нам рок-опера, мюзикл? Могут ли драматические артисты петь с микрофоном?

- Странно, что при таком бешеном успехе у публики вы больше не работали в этом жанре.

- Это произошло по независящим от меня причинам. После прорыва наступили годы изоляции. В конце концов власти сочли жанр, в котором я работал, "идеологически чуждым". Нельзя было высовываться. Надо было быть как все. Вот меня и спрятали в карман.

- Сегодня у вас свой театр, можно экспериментировать. Только вот существует он как-то странно, вне театральных афиш.

- Я бы не сказал, что странно. Просто у нас нет своего помещения. А Театр Рыбникова появился еще в начале 90-х как мой частный театр. В подвальчике Большого Ржевского переулка шли первые спектакли, в том числе "Литургия оглашенных". Мы создали новый тип театрального пространства, который никто так и не сумел повторить. Успешно съездили на гастроли в Америку. А дальше - обычная история: разорение спонсоров, финансовый кризис. Театр закрылся. Сегодня он вновь существует, но уже как государственный, под эгидой Комитета по культуре Москвы. Но, повторяю, своего помещения у нас нет. А прокатом спектаклей заниматься сегодня очень сложно. Аренда залов безумно дорога. Взвинчивать же цены на билеты мне не хочется, ведь это автоматически отсекает ту часть зрителей, которая не слишком состоятельна. Но как тогда окупить затраты?

- Замкнутый круг.

- Именно. У нас ведь театры, как правило, пожизненно закреплены за каким-то одним человеком. Такой режиссер считает театр своей собственностью и распоряжается по своему усмотрению. Вот если бы в городе появились независимые площадки, где можно было бы прокатывать интересные проекты, дело сдвинулось бы с мертвой точки.

- Короче говоря, вы уповаете на театральную реформу.

- Да, но только в том случае, если она пройдет грамотно, цивилизованно. А пока мы счастливы, что удается арендовать репетиционную базу - один из бывших кинотеатров. Есть сцена, и теперь мы можем работать над новыми спектаклями гораздо интенсивнее. Уже осенью должна состояться премьера мюзикла "Бу-ра-ти-но!" с настоящим звездным составом поющих драматических актеров: Александром Лазаревым-старшим, Светланой Немоляевой, Федором Чеханковым, Анной Большовой. А самого героя в очередь будут играть две молодые актрисы Полина Рашкина и Арина Кирсанова.

- Это будет наш ответ зарубежным мюзиклам?

- У меня нет неприятия к иностранным мюзиклам на русской сцене. Они давно уже стали старой доброй классикой. Я, правда, не так много их здесь видел. Но не считаю, что искусство нужно для какого-то "ответа", борьбы. Другое дело, надо трезво оценивать ситуацию: американские мюзиклы у нашей публики большим успехом уже не пользуются. И дело не только в исполнении.

- Почему такое ощущение?

- Ну, во-первых, достаточно устарела их эстетика, сформированная в основном в 30-40-е годы. А во-вторых, мне кажется, русская публика уже не хочет просто тупо развлекаться. Ее все меньше интересуют декоративно-пустоватое зрелище, эффекты. Все хотят либо глубоких страстей, либо юмора. Но главное - большего психологизма. А его-то как раз американские мюзиклы практически лишены.

- Будете развивать это направление?

- Это зависит не только от меня, но и от желания и возможностей продюсеров. Правда, в данный момент меня занимают другие проекты. У меня никогда не было так много и такой интересной работы в кино, как сегодня. За короткий период я написал музыку к фильму Эльдара Рязанова "Андерсен" и сериалу Павла Лунгина "Дело о мертвых душах". Работаю с Тиграном Кеосаяном над картиной "Заяц над бездной" и с Аркадием Сиренко над сериалом "Северный сфинкс".

- Как вы все успеваете? Наверное, сказывается ваша технологическая продвинутость? Вы ведь давно играете во всякие компьютерные игрушки.

- Это трудно назвать игрушками. Компьютерные достижения последних лет перевернули всю композиторскую технику. То, на что требовались месяцы, теперь можно сделать за неделю.

- А легкого дыхания, непосредственности они не лишают?

- Только помогают. Представьте себе, я могу моделировать тембры Венского симфонического оркестра. И сразу же вживую слышать сочиненную музыку в этих тембрах. Это же фантастика! Именно так я услышал свое последнее сочинение - Пятую симфонию, до того как в мае она прозвучала на фестивале "Черешневый лес". И должен вам сознаться, не в обиду режиссерам, что кино для меня все-таки не главное. Я много пишу сейчас симфонической музыки и просто мечтаю, чтобы спустя тридцать четыре года она вернулась в большие концертные залы.

- В советское время трудно было пробиться в силу идеологических причин, а теперь?

- В России за последние десять лет произошел полный разгром серьезной музыки. Многие умерли, кто-то уехал. Музыкальных премьер и значимых событий в этой области было крайне мало. А что касается молодежи... Начинающие сталкиваются просто с катастрофическими проблемами. Им сейчас сделать первые шаги намного труднее, чем в прошлом. Нет ни одной организации, включая Союз композиторов, которая занималась бы их поддержкой, созданием условий для творчества.

- Хотите добрым словом помянуть старый Союз композиторов и Тихона Хренникова?..

- Сложный вопрос. Хочется быть объективным. Конечно, у меня здесь свой счет. Начиная с 71-го года моей симфонической музыке был закрыт доступ в концертные залы. Союз композиторов писал в ЦК партии насчет меня докладные записки. С подачи СК обо мне запрещали писать, даже упоминать мое имя в прессе: за это выгоняли с работы. И я был вынужден пойти "другим путем": работать в театре, в кино, где меня уже никто не трогал... Понимаете, сама роль руководителя Союза композиторов противоречива. Он ведь тоже был несвободен. Но при этом Хренников сделал очень много. Ведь все время, пока он возглавлял Союз - а это более сорока лет, - композиторы чувствовали себя за ним как за каменной стеной.

- Например вы?

- Конечно, композиторов и ругали, и шельмовали, и заставляли публично каяться. Это было ужасно. Хренников и сам кого-то поругивал. Но в тюрьму при нем, заметьте, никого не сажали, как тех же поэтов, писателей и художников. Физических расправ не было. Не говоря уж о том, что многим он помогал и материально, и в бытовом отношении. А главное, при Хренникове очень большое внимание уделяли молодым талантам, всячески их поддерживали. Прежде всего начинали исполнять их произведения. Для композитора ведь крайне важен общественный статус, повысить который можно только с помощью финансирования. Нужны деньги на проведение фестивалей, конкурсов. Но сегодня все диктует рынок. И молодому таланту, чтобы выжить, пробиться - вот трагический парадокс, - надо вначале убить себя, работать только на потребу невзыскательному заказчику. Но самое страшное - альтернативы никакой нет. Понятно, десять лет назад стране было не до жиру, не до музыки. Так, может, сейчас пришло наконец время поддержать молодое композиторское искусство? Невозможно, чтобы музыкальная российская традиция прервалась. Смотрите, ведь каждое время оставило после себя какое-то выдающееся музыкальное имя. Сталинское - Прокофьева и Шостаковича, брежневское - Щедрина, Свиридова, Шнитке, Денисова, Губайдулину... Но вот наступила эпоха демократии, и мы можем уйти, не оставив после себя ни одного нового композиторского имени.

- Неужели никто из молодых вам не интересен?

- Для начала их произведения надо где-то услышать. Но негде. А ведь в той же Америке созданы очень серьезные условия для выращивания композиторского таланта. Там вообще сам климат другой: очень доброжелательный к талантам. Тут приехавшие американцы мне рассказывали про своего 22-летнего соотечественника, довольно одаренного. Получает по 250 тысяч долларов за одну песню, ездит на "Роллс-Ройсе" и чувствует себя прекрасно. У нас такое невозможно ни при каких условиях и никогда.

- Но вам-то берег американский оказался все-таки не нужен?

- Мне нет, а молодому поколению, к сожалению, может потребоваться. Здесь пока оно обречено, его затопчут. Ведь талант предполагает тонкую душевную организацию, он не способен быть наглым, нахрапистым. А пока многое решают именно эти качества. Да, долгие годы мы провели в советском зоопарке. Но сегодня нас как будто выпустили в джунгли.

- А для вас лучше джунгли или зоопарк?

- Не имеет значения, что лучше. Мы, очевидно, должны пройти эту стадию. А там поглядим, может, все переменится. Россия такая непредсказуемая страна...

- Жаль только жить в это время прекрасное...

- А физическое доживание и необязательно. Если произведение настоящее - оно останется!..




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели

Джей Лено. Биография
Посетило:10670
Джей Лено
Грустный клоун
Посетило:47692
Ромен Гари
Долгожданный первенец, с серьезной патологией
Посетило:71659
Ник Вуйчич

Добавьте свою информацию

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history