Людибиографии, истории, факты, фотографии

Олег Митяев

   /   

Oleg Mityaev

   /
             
Фотография Олег Митяев (photo Oleg Mityaev)
   

День рождения: 19.02.1956 года
Место рождения: Челябинск, СССР
Возраст: 64 года

Гражданство: Россия

Бард Олег Митяев: Как здорово... Что?

музыкант, певец

Замерз домофон, и дверь подъезда не желала открываться. Вырубился лифт, и на пятый этаж пришлось ползти пешком. Диктофон отказывался включаться, и интервью никак не удавалось начать. Только и оставалось, что уповать на хозяина: вдруг знает заветное слово, которое покончит с ледниковым периодом, обрушившимся на столицу?

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Print

01.03.2006

– Скажите, Олег, что-нибудь теплое, согревающее душу и технику.

Олег Митяев фотография
Олег Митяев фотография

– Могу подуть на диктофон, авось оттает.

Реклама:

– Не годится. Это прием общего пользования, а у вас должен быть свой, индивидуальный метод воздействия…

– Извините, не соображу, какого чуда ждете.

- Сейчас поймете. Начинаю: «Крепитесь, люди…» Подхватывайте, Олег!

– «…скоро лето». Так и думал: вроде бы была у меня домашняя заготовка на случай всеобщего обморожения.

– Вам эта фраза помогала?

– Когда в троллейбусе №1 ездил на занятия в Челябинский институт физкультуры и дубел от холода в салоне, мне казалось, что лишь идиот способен накарябать такое на оконном стекле. Тем не менее эта строчка странным образом вытаскивала из удручающего морозного состояния, и становилось легче.

Лучшие дня

Валерий Борзов. Биография
Посетило:27957
Валерий Борзов
Крошечная кукла с милым личиком
Посетило:24002
Джиоти Амге
Королева брючных костюмов
Посетило:3929
Ирен Голицына

– Сколько же градусов было в том троллейбусе?

– Под -30. Как в этот раз на Крещение в Москве. Кроме призыва крепиться, меня еще согревала открытка, полученная от знакомой итальянки. Мы с ней в 1978 году в Риме встретились.

– А как вас занесло на Апеннины?

– Спасибо спорту. Попал в состав институтской делегации. Представьте: первая в жизни поездка за границу, тепло, слева – площадь Венеции, справа – джинсы, юбки. Глаза разъезжались от таких красот.

– Что больше впечатлило – площадь или юбки?

– Потряс Неаполь, где нашу команду пловцов вместе с гимнастками бесплатно пустили на эротический фильм. «Вы из СССР? У вас же такого нет, проходите». До чего неудобно потом было! Какая там эротика! Жесткое порно! Вышли из кинотеатра и старались на девчонок не смотреть… Только не пишите, мол, первая, но не последняя порнуха Олега Митяева. Давайте лучше о спорте. Правда, больших успехов я в нем не добился, выше кандидата в мастера не поднялся, зато придерживался широких взглядов и успел пройти все секции, которые обнаружил в нашем Дворце спорта. Занимался тяжелой атлетикой, греблей, прыжками в высоту, даже шайбу гонял в той хоккейной коробке, где тренировались легендарные в будущем чемпионы Макаров, Бабинов, Стариков. Кроме спортивного дворца, был в нашем Ленинском районе и очаг культуры. В нем я тоже совершил обход всех секций и кружков за исключением единственного – театрального.

– Почему?

– Странности судьбы. Завидовал ребятам, которые участвовали в новогодних утренниках, играя по несколько спектаклей в день. Очень хотел оказаться рядом с ними, но… С другой стороны, все, что ни делается, к лучшему. К 50 годам понял: хорошо, что не стал актером – не мое. Не испытываю желания проживать на сцене чужие жизни, мне интересна собственная.

– Чтобы уяснить это, вам пришлось закончить ГИТИС, сняться в кино, поиграть в театре…

– Набирался опыта.

– Какого?

– В покорении женских сердец. На актеров ведь девушки клюют. Правда, на известных… Словом, поэкспериментировав, понял, что путь к цели лучше всего сокращает гитара. Это ведь так романтично: поэт, композитор, певец…

– Но сначала надо было раздобыть инструмент для обольщения.

– Первая моя гитара стоила 40 рублей – две стипендии в монтажном техникуме, куда поступил неожиданно даже для самого себя. Семья у нас была рабоче-крестьянская, трудовую копейку я без разговоров отдавал родителям. Решив обзавестись гитарой, пришел к маме и попросил денег, на что она мудро ответила: сперва научись играть.

– Со своими чадами поступаете так же, по-рабоче-крестьянски?

– Да, но не из-за отсутствия денег. Когда моя пятилетняя Даша объявила, что не хочет больше ходить на уроки музыки, я сказал: хорошо, не надо. Зачем заниматься из-под палки? Если дочка вдруг почувствует интерес, она потом все равно вернется. От судьбы не уйдешь.

– А Филипп, ваш средний, себя нашел?

– В Щепкинском училище ему сказали: до свиданья, друг мой, до свиданья. На занятия не ходил, вел себя кое-как. Отправился в армию. Я не стал отказывать сыну в этом удовольствии.

– Нынче родители чаще пугают службой, но редко выполняют угрозы.

– Когда у человека серьезное дело, жаль тратить время на изучение устава караульно-постовой службы. Но если юноша мается от скуки, проветривание мозгов не повредит. И старший мой сын отслужил, да и я сам.

– Вентиляция пошла Сергею на пользу?

– По крайней мере, пока он поступил в торговый институт в Челябинске, а дальше – посмотрим. Есть еще Саввушка, которого только в этом году отвели в школу. Вроде бы ему не надоело еще ходить туда. Вся надежда на него да на Дашу. Анекдот в тему: семь лет не пил, не курил, не знал женщин. А потом? Пошел в первый класс… Знаете, в моих детях четко прослеживаются признаки гениальности: нередко будущие знаменитости отвратительно учатся в школе, нарушают дисциплину, мотают нервы родителям, а потом вдруг – бац! И все меняется. Первую часть программы мои старшие чада выполнили блестяще, но долгожданный «бац!» никак не случится… А если серьезно, меня, например, приятно удивило, что Филипп играет в ансамбле на соло-гитаре. Я до сих пор не знаю нотной грамоты и весьма слабо владею инструментом. Правда, Окуджава и этому завидовал. Однажды сказал: «Какой у вас, Олег, богатый выбор: семь аккордов! Я всю жизнь обхожусь пятью».

– После чего обозвал вашу песню какашкой?

– Не мою, прошу пардона! В 1986 году, на заре знакомства с Булатом Шалвовичем, мне очень хотелось произвести на мэтра благоприятное впечатление. Я вместе с товарищем театрализованно исполнил песню «Аксинья». Мы старались блеснуть актерским мастерством, а Окуджава обратил внимание на слова, зацепился за строчку: «С нашей Первой конной пойдем до конца». Булат Шалвович словно холодной водой окатил, осадил в секунду: «Куда пойдете? Что вы несете?!»

– Историческая встреча случилась в Москве?

– Нет, мы вместе участвовали в марше мира, проехали Казань, Елабугу, другие города, дали много концертов, но именно на родине, в Челябинске, я решил окончательно сразить Окуджаву, тут мы с Петей Старцевым и грянули «Аксинью»…

– А когда в столицу перебрались, Олег?

– Я служил здесь. Честно говоря, в армию не собирался, мой тренер по плаванию говорил, что перворазрядника не тронут, поэтому я спокойно продолжал наматывать километры в бассейне. И домотался. Вечером вернулся с тренировки, а утром уже стоял под ружьем на призывном пункте. Благодаря спорту парнем я был крепким, физически развитым, поэтому меня определили в бригаду охраны и отправили в Москву. По дороге договорился со старшим, что служить буду в морском батальоне, но два года.

– Форма нравилась?

– Не мне – девушкам. Сами подумайте: бескозырка, гюйс, цунами и тайфуны, неизведанные острова…

– А на самом деле?

– Дальше Тушино не заплывал. Хотя у нас в части все было по-флотски: трап, а не лестница, камбуз, а не кухня, банка, а не табурет…

– Москва-река, а не море…

– Хватало Химкинского водохранилища. В День ВМФ мы фотографировались на фоне боевых кораблей, отсылали снимки родным и подругам, красочно описывая трудности службы. Еще форма моряка была незаменима для бесплатных походов в театры. Обычно запускалась легенда о подводниках, только что вернувшихся из кругосветного плавания, полгода просидевших под водой без света божьего. История действовала безотказно. Для героических защитников Отечества в кассе всегда находились контрамарки, а в зале – свободные места. Особенно я любил посещать Ленком. Там в гардеробе работали замечательные девушки в клетчатых расклешенных брюках!

– Прав классик: театр начинается с вешалки. Похоже, для вас он тут же и заканчивался?

– Не обижайте! Конечно, я смотрел спектакли, но и с гардеробщицами поболтать успевал. Однажды мы попали на представление всей ротой. Абсолютный рекорд! Правда, случилось это не в театре, а в цирке на Цветном бульваре. Тогдашний его директор Олег Наумович даже порывался позвонить в нашу часть и объяснить командиру, почему его матросы опоздают к вечернему построению. Мы еле отговорили, прекрасно зная, что сотворит с нами капитан Голунов после такого звонка. Этот человек заслуживает хотя бы краткого, но отдельного рассказа. Когда он шел впереди роты в среднем темпе, мы бежали. Если ускорял шаг, нам приходилось нестись, высунув язык на плечо и умудряясь на бегу что-то петь.

– Вы солировали?

– Ансамбль «Рифы», существовавший при нашем батальоне, меня отверг.

– Из-за отсутствия голоса?

– Видимо, все же за незнание нот. Правда, командиру роты нравилось, как я пою песню «Весна по имени Светлана», но это не освобождало меня от нарядов, да и концерты проводили без моего участия.

– Каково было после дембеля возвращаться из столицы в Челябинск?

– Легко! Наверное, по молодости не понимал чего-то, не стремился любой ценой зацепиться за Москву. А может, мы были чище, не столь меркантильны, как нынешнее поколение. Искренне считал, что родителям будет без меня трудно, и выбрал не институт физкультуры на Сиреневом бульваре, а ЧГИФК. Но столица никуда не делась. После окончания инфизкульта я пришел в челябинскую филармонию, соблазнившись обещанной комнатой в общежитии. Собирал полные залы, как артист-инструменталист второй категории получал за концерт 13.50, имел разрешение на 16 выступлений в месяц и чувствовал себя счастливым. Потом благополучно отпочковался, сдал экзамены на заочное отделение ГИТИСа и со временем плавно перетек в Москву.

– Вы ведь соученик покойного Михаила Евдокимова?

– Миша не слишком баловал институт присутствием, даже диплом не получил, поленившись оформить необходимые бумаги. Правда, у Миши уже была корочка торгового вуза, который он окончил ранее.

– Что скажете об обстоятельствах его смерти?

– А о чем тут говорить? Водителя «Тойоты» осудили, признав виновным в гибели Миши, но чувства, будто восторжествовала справедливость, у меня нет. Чтобы выдвигать собственные версии, надо обладать информацией. Я ею не располагаю, но понимаю: там, где замешаны большие деньги, возможно все. В случае нужды уберут с дороги любого, никого не пощадят, ни перед чем не остановятся. И сделают все так грамотно и красиво, что комар носа не подточит. Человеческая жизнь, увы, ничего не стоит… Грустная тема, не хочется об этом. Давайте уж лучше продолжим о моем переезде в Москву.

– Думал, мы с этим уже разобрались.

– Я главного еще не сказал! Мне ведь пришлось развестись с законной супругой в Челябинске и жениться на москвичке. Не повезло: нарвался на девицу, которая, что называется, кинула меня, отняла комнату, на которую претендовал, заплатив за нее привезенными из Финляндии видеомагнитофоном и телевизором.

– Маловато за столичную жилплощадь.

– Такой уговор был, пока девушка не передумала, оставив мне только московскую прописку. Я тут же развелся, женился на первой жене, точнее, на второй.

– А фиктивная, стало быть, третья?

– Видимо, да. Точный порядковый номер не назову, поскольку сам сбился. Во всяком случае, в старом паспорте, на страничке, где указывается семейное положение, штампы ставить было некуда. Зато теперь у меня девственно чистый документ!

– Можно начинать отсчет с нуля?

– Запал уже не тот…

– Вижу, не горите, Олег, желанием говорить на эту тему.

– У вас хорошее зрение!

– Меняем курс. Поведайте, как сумели обрести крышу над головой после демарша псевдожены, выселившей вас из комнаты?

– Эмигрировавшая в Израиль семья продала мне за жуткую, астрономическую сумму в 7 тысяч долларов трехкомнатную квартиру на Пролетарке. Нынче таких цен в природе не существует, в них трудно поверить, но это было! Я располагал на тот момент пятью тысячами баксов, недостающую часть добавили мои немецкие друзья. Все случилось вовремя: через полгода квартира стоила уже 35 тысяч баксов. Так что большое человеческое данке Карлу и Гудрун Вольф, поверившим мне на слово…

– Но на Пролетарке вы ведь не задержались, перебрались на Фрунзенскую набережную?

– Не сразу перебрались, не сразу… Жили там, пока не поняли: и это не уровень.

– И?

– Переехали за город.

– Неужели на Рублевку?

– Фу, как вульгарно! Одно время Нина Филимоновна Визбор заманивала меня в деревню Ватутинки, рассказывала что-то об аренде дач. Я слушал и не мог взять в толк, на кой мне это нужно: платить 5 тысяч долларов в год за право пожить на чужом клочке земле. Отказался, посчитав, что поступил разумно. Но минуло несколько лет, и я без колебаний выложил в десять раз большую сумму за ту же операцию с арендой.

– Дурак, извините, платит дважды.

– Да, пришлось раскошелиться, это факт! Но как бы там ни было, мы прочно закрепились в Ватутинках, и теперь я без содрогания даже думать не могу о жизни в городе. Нужно хорошо постараться, чтобы выманить меня из Подмосковья.

– Нашли райский уголок?

– Да, место замечательное. Ну, и, конечно, соседи… Рядом расположен поселок «Советский писатель», где живут Рязановы, Тодоровские, Виктория Токарева… Да и в гости к ним приезжают люди интересные.

– Представляю картину: сходитесь за круглым столом и хором поете «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались».

– Стол необязательно должен быть круглым… А если серьезно, порой случаются прекрасные посиделки. Петр Ефимович Тодоровский виртуозный гитарист…

– знающий больше семи аккордов?

– Гораздо! Когда же музыкальную поддержку мэтру осуществляет Леонид Марголин, дуэт не остановить.

– А вы, Олег, значит, выступаете только в роли слушателя?

– Исполнять новые песни перед такой взыскательной аудиторией невероятно трудно, хотя с тем же Петром Тодоровским я познакомился еще до переезда в Ватутинки, всегда дарил ему новые диски, тайно мечтая сыграть пусть даже эпизодическую роль в его картине.

– Сбылось сокровенное?

– Пока мы вместе написали песню к кинофильму. Надеюсь, на этом сотрудничество не закончится.

– 19 февраля на юбилейном концерте в Кремле споете вдвоем?

– Дай-то бог... И Рязанов учит слова песни «Крепитесь, люди, скоро лето». Эльдар Александрович честно предупредил: «Даже не представляете, Олег, что совершили, предложив мне выйти на сцену. За последствия отвечать вам». Честно скажу: не имеет значения, будет ли Рязанов попадать в ноты, для меня подарок уже то, что он готов спеть.

– А Егор Титов солировать не планирует?

– Слышали историю нашего знакомства? Случай действительно курьезный. После одного из концертов, отстояв в очереди за автографами, ко мне подошел высокий худощавый парень и стал что-то сбивчиво говорить. Я не мог его внимательно выслушать, поскольку продолжал общаться с другими зрителями. Попросил подождать в сторонке, если есть разговор. И вдруг боковым зрением увидел, что внимание части аудитории переключилось с меня на этого молодого человека. С ним начали фотографироваться, брать автографы. Кто же это такой, думаю. Оказалось, капитан московского «Спартака» и сборной России по футболу. И тут я вспомнил, что незадолго до этого звонили организаторы клубной спартаковской вечеринки и говорили, что меня «заказал» Титов. Еще тогда удивился загадочному поклоннику. На вечере выступить не смог, но наша встреча все же случилась. Потом Егор приезжал к нам на дачу. Признаться, я к футболу равнодушен, а тут стал следить. Однажды ехал мимо Манежной площади и на большом экране увидел, как Егор забивает гол. Мне показалось, будто это я нанес такой ловкий удар. Остановился и стал смотреть на болельщиков: почему не поздравляют? Вот же я. Потом позвонил жене и спросил, сколько таймов в футболе, ждать ли окончания рекламной паузы…

Конечно, такие эпизоды приятны, их не перескажешь в одном интервью. И встреч было много, и работы. К юбилею выпустил подарочный набор «Весь Митяев – 50», куда вошло две книги стихов, четырнадцать компакт-дисков, DVD, МР-3. Смотрю на это все и думаю: радоваться мне или огорчаться?

– Как минимум – не торопиться подводить черту.

– Я и не собираюсь. Надеюсь на продолжение.

– И то верно: вдруг лето жарким окажется, а морально укрепляющей песни от Митяева нет.

– «Крепитесь, люди» – июльский вариант? Заказ принят, приступаем к работе.




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели

Первый прыжок из космоса
Посетило:11549
Джозеф Киттингер
Сын знаменитого летчика Николая Каманина
Посетило:11040
Аркадий Каманин
Актриса с огненными волосами
Посетило:11936
Марина Вайнбранд

Добавьте свою информацию

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history