Людибиографии, истории, факты, фотографии

Пункт Hазначения

   /   

Punkt Haznacheniia

   /
             
Фотография  Пункт Hазначения (photo  Punkt Haznacheniia)
   

Место рождения: Тюмень, Россия

Гражданство: Россия

Биография

альтернативная группа

Осень 2000 - очень плодотворный период работы группы. Несколько мини-выступлений в "33 оборота", новые песни и, в довершении всего запись в "домашних условиях" первого квартирника в конце ноября-начале декабря.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Print

23.03.2007

Гофман Сергей

 Пункт Hазначения фотография
Пункт Hазначения фотография

Вокал, гитара, блокфлейта, тексты, музыка.

Реклама:

Павлов Александр

Гитара, бэк-вокал, тексты, музыка.

Обруч Артем

Бас.

Белоусов Дмитрий

Барабаны, тексты.

Лучшие дня

Леви Страусс: История триумфа
Посетило:4031
Леви Страусс
Олег Басилашвили: Моя родословная
Посетило:3745
Олег Басилашвили
Октавио Мендоса: Как построить глиняный дом
Посетило:2468
Октавио Мендоса

Сейчас трудно сказать, когда же все-таки началась история "Пункта назначения", но, мне кажется, следует обратиться к 1997 году.

Осенью 1997 года в Тюменский государственный нефтегазовый университет по непонятным причинам и с еще более непонятной целью поступили Сергей Гофман и Дмитрий Белоусов (я, то есть). Мало того, что мы с Серегой попали на один факультет, да еще и в одну группу, очень скоро выяснилось, что мы оба играем на гитаре и живем на соседних улицах. Сейчас мне все это кажется очень удачным стечением обстоятельств. К тому времени Серега уже играл в школьном ансамбле на ударных, а я еще с ранних лет учебы в музыкальной школе весьма безуспешно пытался создать собственную группу. В общем, мы с Серегой сразу подняли немеряный кипиш с целью создания группы на базе славного факультета технической кибернетики и, естественно, очень скоро обломались. Но это не так уж важно. Дело в том, что в ТюмГНГУ до сих пор существует такое мероприятие, называемое "Осенняя премьера" (или еще его называют "Дебют первокурсника"), где каждый новоиспеченный студент, умеющий петь, плясать, играть на балалайке и т.д. имеет возможность без особого вреда для здоровья разочароваться в своих талантах и оставить сцену тем, кто кроме этого вообще ничего не умеет. Естественно, мы с Серегой с головой залезли в это безобразие. К тому времени у меня была довольно неплохая корейская акустическая гитара PowerBeat и электрогитара Prince редкостного качества, в том смысле, что такая дерьмовая гитара - большая редкость. Итак, наш номер назывался "Ой-йо". Фактически это была популярная песня группы Чайф, у которой я переделал слова. Я играл ритм и почему-то пел, Серега изображал соло на электрогитаре. После этого я зарекся больше не петь - это был ужас. Меня спасло только то, что припев за меня пел зал. Надо сказать, что мы выступали без репетиций на сцене, может поэтому и получилась такая лажа. Тем не менее, я больше не пою, а Серега не играет на соло-гитаре.

Затем наступил длительный перерыв. Мы с Серегой еще чего-то там пытались сделать на базе факультета, но скоро поняли, что это безнадежно и завязали.

Осенью 1998 года на тот же фестиваль появилась идея сделать песню Стинга "Shape of my heart". Из толпы первокурсников были отобраны два человека, которые более или менее могли играть на гитаре. Так в нашей компании появились Шура Павлов (Петрович) и Артем Глазков. Кстати, песню эту так и не сыграли.

Где-то в конце января 1999 года ко мне зашел Серега и попросил электрогитару поиграть. Она тогда без дела пылилась в углу, поэтому я не возражал. А на следующий вечер Шура с Серегой притащили мне дискету с записью. Там был первый вариант "Тем, кто..." - этакая гремучая смесь Невы и ДДТ. Но для первого раза неплохо. На следующий день уже была первая официальная репетиция. 26 января считается официальным днем рождения ПН.

Репетировали у Шуры на квартире. Надо отдать должное его родителям (впрочем, и соседям тоже) - ни разу к нам не предъявляли претензий, хотя шуму было более чем достаточно. Аппаратуру собирали по крохам. Сначала нашли какой-то древний трехканальный микшер, который раньше стоял в ЦУМе. По-моему, нам даже удалось заставить его работать. Потом достали не менее древний усилитель с тремя входами - это был уже прогресс. Все это втыкалось в компьютер, который имел еще один звуковой вход, таким образом мы имели 3-4 рабочих входа: 2 гитары, микрофон и синтезатор. Гитар вообще-то было 3: тёмина "Yamaha", мой "Prince" и шурина электроакустика "Academy" - корейская классическая гитара с синтетическими струнами. Синтезатор мы взяли у шуриного знакомого - не бог весть что, но все-таки лучше, чем ничего. Сразу записывали и слушали, что получилось. На вокал посадили Серегу - единственного человека из нас, который умел петь. Артем играл на ритм-гитаре (собственно, это скорее был ритм-бас), Шура сел за соло-гитару. Мне гитар не досталось, поэтому пришлось сесть за синтезатор - тут немного пригодились мои 4 класса аккордеона. На синтезаторе я изображал, в основном, ударные - это и определило мою дальнейшую роль в группе. Так мы играли до марта. Сейчас мне кажется, что это был самый продуктивный период нашего творчества: были написаны "Золотые рифмы", "Твою мать!", "Имбецилы", "Одиночество", "В ожидании".

Один раз в самый разгар репетиции отключили свет. Делать было нечего, поэтому пошли на кухню стали придумывать название группы (т. к. такового еще не было). Вариантов было много, я сейчас помню только "Переезд" и "Лошадь пьяного индейца". Ни одно из названий в тот вечер так основательно и не утвердили. А на следующий день Серега как-то так невзначай предложил: "Пункт назначения". Все согласились.

В марте нам повезло. Предложили ударную установку за сравнительно небольшую цену. Мы естественно, сразу согласились. Мотались за ней аж за 300 км - в Ишим. На обратном пути еще и машина сломалась. В общем, еле-еле мы с Серегой допилили до Тюмени. Так у нас появилась собственная ударная установка "Amati". Впрочем, нам это название тогда ничего не говорило.

Естественно, о репетициях у Шурика не могло идти и речи. Начались поиски помещения: школы, клубы и т.п. Мы уж чуть ли не согласились на один подростковый клуб с крайне невыгодными для нас условиями, но тут нам опять подфартило: Тёма нашел помещение в НИПИКБС. Кроме помещения нам предоставили еще микшерный пульт и цифровой ревербератор. О таком можно было только мечтать.

Начался период застоя. Одни и те же песни делались, забывались, вспоминались, снова делались, переделывались и опять успешно забывались. Правда, к этому периоду принадлежит наше первое выступление - на фестивале "Тюменские куранты". Попали мы на него совершенно по глупости - на концерте "НЕвы" как обычно слегка трезвый Шура подвалил к директору рок-центра Нику и начал втирать ему, какая мы замечательная группа. А тот, еще более слегка трезвый, в свою очередь стал плакаться, как мало в Тюмени молодых групп и что рок-течение вообще загнивает. На следующее утро об этом разговоре уже забыли, но не тут то было. Ближе к маю на нас как гром средь ясного неба свалилось известие: мы записаны на рок-фестиваль "Тюменские куранты" под именем "Переезд". Пришлось срочно ехать разбираться. Откопали старую кассету с нашими записями (это когда еще у Шурика репетировали, записали), привезли. Эту сцену я помню до сих пор. Всей толпой мы завалились в кабинет, заявили, что мы никакой не "переезд", а "Пункт назначения" и никем другим быть не желаем. Наташа (я не знаю, какая у нее должность, что-то вроде зама) стала возмущаться, мол не звучит и ваще: Но Ник сразу на нее наехал и сказал, что раз мы так решили, значит так и будет и обозвал нас ПуНа (это типа такое сокращение). Мы поняли, что сопротивляться бесполезно и стали слушать кассету. Сначала попали на "Ожидание". Нику понравилось - такие вещи редко попадаются в тюменском роке. "Так," - заявил он, - "поставим вас перед "Граффити"". Мы чуть не рухнули: "Граффити" была для нас непререкаемым авторитетом, вершиной всей тюменской рок-музыки. Ник молча отмотал вперед и включил воспроизведение. Мне показалось, что он подпрыгнул вместе со стулом - "Имбецилы" в более жестком варианте, чем сейчас и отвратного качества. Честно сказать, я думал, что после прослушивания этой песни путь на "ТюКи" и в "Белый кот" вообще для нас будет закрыт навеки. "А что, мне нравится" - раздался голос Ника. Так начался наш путь на большую сцену.

Сейчас не существует единой оценки нашего выступления на "ТюКах". Мнения разделяются на "плохо", "очень плохо" и "ужасно". Во многом, конечно, подвела аппаратура - совершенно отказал шнур у ритм-гитары, пришлось срочно втыкать ее в басовый канал, соответственно звук представлял собой что-то с чем-то. Удивило то, что после выступления лидер группы "НЕва" Леха Шляков (кстати наш преподаватель философии) подошел к нам и сказал, что все, мол было классно, тексты зашибись, ритмы тоже, только гитарист нам нафиг не нужен, а нужен нормальный бас. Услышать такие слова от самого Лехи Шлякова - это было круто. После этого мы весь вечер пили пиво и радовались, какие мы крутые музыканты.

После "ТюКов" вся деятельность опять заглохла - приближалась сессия. Летом, по причине того, что все разъехались, опять же ничего не происходило. Только Серега с Темой все лето перетряхивали аппаратуру и паяли дистошу. Кстати, успешно.

В начале осени 1999 мы нашли бас. Жутко раздолбанный, в ужасном состоянии, но зато "Muzima" и очень дешево. В рекордно короткие сроки сроки бас был восстановлен до такого состояния, что при игре с него ничего не отпадывало и даже шел какой-то звук. Шура начал учиться играть на басу. За следующие полгода я не помню серьезных творческих прорывов - в основном переделывали старые композиции и играли "попсу" - старые песни "Машины времени", "Секрета" и т.д. на всякие праздники. За это нам, правда, подкинули навороченную акустику и переселили в актовый зал.

Где-то в апреле 2000 мы наконец-то забыли лажу на своем первом выступлении и созрели для того, чтобы сыграть в клубе "33 оборота". Атмосфера в этом клубе была такой, что играли все, кто хотели, что хотели, как хотели и когда хотели. В общем полный беспредел. Но перед самым выступлением случилось то, чего никто и никак не ожидал. В общем, Серега с Темой, мягко говоря, поругались, и поругались капитально. Мне не хотелось бы вспоминать причины конфликта, скажу только, что мы встали на сторону Сереги и остались без гитариста, аппаратуры и помещения.

Не долго думая, Шура опять взял в руки гитару, а на место басиста пришел Артем Обруч. Нам опять повезло - мы сразу нашли точку с кое-какой аппаратурой на приемлемых условиях. Впрочем, мы схватились за первый же вариант - времени, да и возможности выбирать у нас особо не было. Итак, нашим новым домом стал рок-центр "Фортуна" подросткового клуба "Контакт". С руководителем этого рок-центра мы сразу нашли общий язык - мы не мешаем работать ему, он не мешает работать нам. Начинаются эксперименты со стилями исполняемой музыки. Предпринимается попытка добавить синтезатор и женский вокал, но, постепенно эта затея загнивает и выбор останавливается преимущественно на пост-панке. Процесс написания новых песен наконец-то сдвигается с мертвой точки. Придумывается название и концепция первого альбома "ПН Переход", а вслед за ним летом 2000 и сама песня "Переход". Вообще за лето было сделано довольно много. В честь праздника 1 сентября мы выступили в сборном мини-концерте рок-центра "Фортуна" на базе того же "Контакта". Сыграли 2 песни: "Переход" и "Твою мать!". Уже почти без лажи.

Где-то в это же время в группе появляется новый басист - Женя Ишанов. Да еще и со своим басом. Это была настоящая находка для нас - он не отличался высокой техникой игры, но играл очень ровно, и именно то, что надо. Несколько песен переделываются под два баса, появляется аккордеон. К сожалению, сотрудничество с Женей продолжалось недолго, он должен был бросить работу в группе из-за учебы. Все опять вернулось на место.

Вот на этом я и хочу пока закончить свое повествование. Группа "Пункт назначения" до сих пор живет, несмотря на все трудности, более того, в воздухе опять витает идея добавления женского вокала, Шура уже грозится, что написал песню на 2 голоса. В недалеком будущем планируется концерт и запись первого альбома. А 26 января мы отметили 2 года.




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели

Кевин Сорбо: Геракл нашей юности
Посетило:8146
Кевин Сорбо
Светлана Ромашина: Самая титулованная спортсменка
Посетило:5203
Светлана Ромашина
Мао Асада - чемпионка мира и рекордсменка Книги Гиннесса
Посетило:23574
Мао Асада

Добавьте свою информацию

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history