Людибиографии, истории, факты, фотографии

Эдуард Тополь

   /   

Edward Topol

   /
             
Фотография Эдуард Тополь (photo Edward Topol)
   

День рождения: 08.10.1938 года
Место рождения: Баку, СССР
Возраст: 82 года

Гражданство: Россия
Соцсети:


Америку загнали в кризис индусы, украинцы и русские

писатель и сценарист

Знаменитый писатель рассказал о том, как по совету друга-экстрасенса стал отцом, и об отсутствии вдохновения в работе.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Print

22.09.2011

Эдуард Тополь шутя говорит, что родился до новой эры и прожил три жизни. Его фильмы запрещались цензурой, а книги издавались во всех европейских странах, в США и Японии. Закончил Всесоюзный государственный институт кинематографии. Работал в газетах «Бакинский рабочий», «Литературная газета», «Комсомольская правда». В 1979 году писатель эмигрировал в США, пять лет спустя получил там гражданство. В 1983 дебютировал в западной литературе романами «Красная площадь» и «Журналист для Брежнева». С тех пор издано 27 книг и около десятка фильмов.

Эдуард Тополь фотография
Эдуард Тополь фотография

70-летний Эдуард Владимирович живет на две страны — в Америке и России, снимает свое кино, издает книги, участвует в телепроектах. Русская жена Юля с 10-летним сыном Антоном живут в Принстоне. Антон каждое лето гостит в подмосковной деревне у бабушки с дедушкой и прекрасно говорит по-русски и по-английски.

Реклама:

Эдуард Владимирович, вы как-то сказали, что если бы знали, что Cоветский Союз рухнет, то никогда бы не уехали из России.

— Я уехал по трем причинам. Первая — запретили два фильма, причем абсолютно невинных, на мой взгляд: комедию «Любовь с первого взгляда» и «Ошибки юности» с Мариной Нееловой, Николаем Караченцовым. Вторая — у меня не было московской прописки. Я 12 лет бомжевал в Москве, стал за эти годы автором семи фильмов, в том числе «Юнги Северного флота», членом двух творческих союзов, но и после этого Моссовет отказал мне в праве купить даже однокомнатную квартиру в Москве на свои деньги! По пятому параграфу я им не подошел. И третье — я придумал роман о еврейской эмиграции, об исходе евреев из СССР. И я поехал за этим романом — вел в дороге дневник, брал интервью у эмигрантов и даже у членов первой русской мафии в Италии. Но первым прорывом оказалась «Красная площадь». Причем сначала я с этой рукописью обошел пешком в Нью-Йорке 28 издательств, все писали мне: «Good luck with another publisher». А когда в Англии вышла эта книга и в течение двух недель стала мировым бестселлером, эти же издательства звонили и спрашивали, нельзя ли купить американские права.

Что в Америке вас раздражает, а что приводит в восторг?

— Я никогда не обвинял Америку в своих трудностях. Хочешь реализоваться — реализуйся, там огромные возможности. Но есть и огромные недостатки, которые привели к кризису и даже возможной катастрофе, которую я не хочу даже предсказывать. Мне нельзя…

Лет 30 лет назад в Квинсе один американец мне объяснял: хочешь понять, что такое Америка — посмотри, кто сюда приехал. Авантюристы, бандиты, беглые из тюрем, неудачники. Они приехали сюда реализовать себя, сделать эту страну, и сделали, причем весьма неплохо. А сегодня огромное количество китайцев, индусов, русских, украинцев приезжают сюда не для того, чтобы начать с нуля и остаться навсегда, а чтобы отработать 5-6 лет, получить американские зарплаты и увезти их домой, чтобы всю жизнь на это жить, имея в штате по 20 слуг. К примеру, индусы в Америке не покупают мебель, спят на полу, они не цивилизуют пространство вокруг себя, потому что их задача — как можно больше заработать и как можно меньше потратить и уехать.

Со всего мира в Америку привозятся не только хорошие качества, но и плохие. Русские привезли с собой русскую мафию, свои ноу-хау типа того, как разбавлять бензин. Если 30 лет назад почту приносили два раза в день и по стране ее доставляли за один день, то сегодня почтовая марка стоит раз в пять дороже, а почту доставляют только один раз в день, причем на 5—6 день после того, как ее отправили из соседнего города. Если раньше на заправке студенты вам обязательно помыли бы окна и вы давали ему 25—50 центов, то сейчас все бензоколонки принадлежат индусам, а те ни за какие деньги вам окна не помоют.

Лучшие дня

Самая высокая в мире модель
Посетило:42730
 Амазон Ева
О, Моцарт!
Посетило:14954
Вольфганг Моцарт
Елена Ваенга: «У меня глаза северных цветов…»
Посетило:13408
Елена Ваенга

Вот уже 30 лет вы живете в Америке, но регулярно ездите в Россию «за музой». Таки она, муза, — патриотка?

— Не знаю, что вы называете музой. Я, как Чайковский, считаю, что никакого вдохновения нет — работать надо. Поэтому о музе мне не очень понятен вопрос. Работать — просто долг, ответственность перед самим собой. Если бы я не писал, я бы перестал себя уважать. А если тебя гложут сомнения — сможешь ты или нет, значит, надо менять профессию. Переквалифицироваться в управдомы.

А где вам лучше работается — в США или в России?

— Я всю жизнь искал какие-то углы, где можно было бы окопаться вдали от всего и спокойно работать. И не важно, Америка это или Россия. До эмиграции у меня было Болшево — Дом творчества советских кинематографистов под Москвой, где телефон был один на весь дом и по которому дозвониться было невозможно. Сейчас Болшево нет, зато один из моих читателей оказался руководителем спортивного лагеря под Москвой, работающего только летом. Теперь, как только есть возможность, я туда сбегаю. Там тоже нет ни телевизора, ни телефона.

В Америке я нашел свое Болшево — кемпинг «Аленушка» в Лонг-Айленде под Нью-Йорком, где абсолютно российская природа. Я по старой дружбе с хозяином могу арендовать там коттедж, уединиться на огромной территории и писать. Из гостей — только олени, зайцы и белки. У природы очень чистая энергетика, и это мощно подпитывает в работе. Я вообще уверен, что у писателя должна быть только чистая энергетика, так как она переходит в текст. Поэтому я стараюсь работать только утром. Рано встаю, делаю зарядку, пробежку, принимаю душ. Легкий фруктовый завтрак — и вперед!

Кем вы себя считаете: американцем или русским?

— Это типично совковый вопрос. А ведь мы уже в 21 веке, все границы стерты, открыты, в Европе уже мало кто и знает, что такое «пересекать границу», а в России этот вопрос мне до сих пор задают. Мол, наш ты или не наш? Надеюсь, хотя бы у ваших детей такой градации не будет, ведь они родились в другой Украине. Они не были в комсомоле, им не промывали мозги по поводу того, что весь остальной мир — это враги.

А где дороже жить?

— Конечно, в России. Здесь качество продукта не соответствует его цене. В Америке люди точно знают цену тому, что они покупают. Если это костюм Versace, то это и будет Versace. Причем на 5-той Авеню он будет стоить $1000 , а где-то за городом — $300. Но он не может стоить $10000, как это бывает в России. Причем даже за эту дикую цену может оказаться, что костюм этот совсем не Versace. В России в ресторане с вас берут за бифштекс или за кусок рыбы $30, и все равно половину украдут из этого куска. Потому что это уже в крови, здесь дурным тоном считается приносить клиенту полную порцию.

Вот буквально сегодня появилось сообщение — милиция проверила дюжину московских ресторанов и обнаружила, что в половине готовят из испорченных продуктов и разбавляют водой дорогие спиртные напитки. Это уже совковое. До 1917 года этого не было, тогда хозяин заведения знал — если что-то недодаст, к нему больше никто не придет. А сейчас в России никто не думает, придет завтра человек или нет.

Две недели назад в Принстоне, где живут зажиточные американцы, я в дорогом магазине купил дюжину свежайших роз всего $15! А в России одна роза стоит 4 доллара, и она никогда не распустится, оттого что ее побрызгали лаком для волос. В России надуть и облапошить — дело чести, доблести и геройства. Поэтому дороже жить в России, причем раза в три.

Там хорошо, а вас все равно сюда тянет…

— Первые сорок лет жизни я прожил в своем, советском, болоте, воспитан на русской культуре и привязан к русскому языку и русскому характеру. О нем я имею право писать. А об американце не имею — я с ним в детский сад не ходил.

Отразился на вас финансовый кризис?

— Конечно. Я был уверен, что сделаю приличное кино и меня тут же забросают деньгами и попросят, чтобы я делал еще и еще. Но сегодня даже как-то невежливо разговаривать с инвесторами о следующем проекте. Мир ведь сейчас устроен по методу канализации — все «самое лучшее» немедленно всплывает по обе стороны трубы. Но если во всем мире кризис, то в России — спекуляция на кризисе. Я был дома 10 дней назад, там цена на бензин упала, вместо $4 галлон стоит 2,60. А в Москве она упала всего лишь на 15 копеек, и литр стоит 25 рублей, тогда как Россия — страна, которая поставляет нефть.

В вашем творчестве наблюдается интересная градация: от «Красной площади» до «Интимных связей», от политических обличений до любовных историй.

— У меня был свой «совковый» политический багаж, который я в своих книгах реализовал, как мог. А теперь Россия — другая страна, здесь другой строй, другие люди, и все происходит настолько быстро, что успеть за фактами в таком большом формате, как роман, практически, невозможно. Ну, кому нужны сейчас описания того, что, к примеру, происходило год назад на Майдане, когда сейчас там уже происходят другие знаковые вещи.

Совсем не сочетается с вашим образом сборник эротических произведений и вечеринка в казино с обнаженными девушками (в 2004 году). Это был пиар-ход или попытка уйти за пределы собственного образа?

— Смотрите, это было почти 5 лет назад, а до сих пор помнят! Значит, как пиар-трюк это сработало. Хотя это отнюдь не мое изобретение — есть в России один знаменитый политический деятель, который платит журналистам за то, чтобы они написали негатив. Потому что он больше западает в душу. А что касается той презентации, то не было там никаких обнаженных девушек! Это меня там обнажили до пояса. Я до пояса выгляжу прилично и до сих пор. Только я запрещаю выносить это в заголовок.

Кто ваш первый и самый авторитетный цензор?

— Жена. Правда, она читает уже готовый материал. А сырой текст никому не показываю. Зато она может не только критиковать, а даже говорить: а вот это ты печатать не будешь! И я подчиняюсь.

Как вы познакомились со своей второй женой, если не секрет?

— Это не секрет, а ненаписанный роман. Юля прилетела в Америку 20 лет назад повидать своего дедушку, который оказался там сразу после Второй мировой войны и которого она никогда в жизни не видела. Это было в горах на севере от Нью-Йорка. На ее роковое обстоятельство в жизни на берегу этого же озера, куда она вышла от дедушки плавать, оказался и ваш покорный слуга. Кончилось это тем, что она сбежала от дедушки и не вернулась в Россию.

Сбежала к вам?

— Ну, не прямо ко мне, но неподалеку. В Россию она вернулась только когда получила американское гражданство в 1991 году.

Завести ребенка в 60 лет — как вы решились?

— У меня был друг-экстрасенс — жаль, он уже ушел. А 25 лет назад он меня просто вытащил с того света, просто достал оттуда и вернул. С тех пор мы подружились. И у него, кстати, похожая история с женой была. Так вот он нам не раз говорил: «Надо рожать ребенка». «Ну, куда, мне ведь уже столько лет!» — сопротивлялся я. А он все равно: «Вот и надо рожать, чтобы помолодеть!» И оказался абсолютно прав. Рождение ребенка в этом возрасте – это совсем другое, чем когда тебе 20 или 30 лет! Это такой допинг, что мама не горюй! Сегодня я себя считаю молодым отцом и чувствую себя не на 60, а максимум на 40!

Хотите, чтобы дети пошли по вашим стопам?

— Нет, пусть они идут по своим стопам. Вообще, думаю, дети не должны повторять то, что уже сделано родителями. Ведь Бог ему дал какой-то его талант, вот пусть он его и развивает, а не копирует мой.

А какие ваши произведения нравятся вашей жене, и какие — нет?

— Не знаю даже, как вам честнее сказать. Ведь жизнь с писателем — не очень радостное существование для женщины. Даже если писатель работает дома, это не значит, что он есть. Да, он ходит по дому, ест, умывается. Но на самом деле он в это время находится бог знает где. Если к нему заходишь и говоришь: «Тебя к телефону!» или «Ты будешь кушать?», он кричит: «Я в Сибири, меня нет!» И это может продолжаться не один день и даже не одну неделю. Это может продолжаться и год. Первый раз жена с этим столкнулась, когда я писал роман «Китайский проезд». Мы жили в крошечной квартире, и я 4 месяца не вставал из-за компьютера. И все эти месяцы она ждала и терпела. Когда я закончил, она прочла… за ночь, а утром поцеловала меня и сказала: «Я согласна терпеть». И терпит по сей день.

Вы счастливый человек…

— Думаю, что мне ее «оттуда» послали — за правильное понимание своего долга перед главным Судом. Я это вычитал у еврейского философа Бубера. Он писал так: когда нас возьмут обратно, туда, откуда мы пришли, то на том Суде не будет никаких подсчетов баллов - кого обидел, с кем согрешил. Это все пустое. У Него будет только один вопрос: «Посылая на землю, я тебя наделил такими-то способностями или таким-то талантом. И что ты с таким талантом сделал? Покажи!» Вот я и готовлюсь. Ведь раньше складывали в могилу оружие, копье, лошадей, слуг. Может, попросить, чтобы со мной положили полное собрание моих сочинений, чтоб потом не бегать туда-сюда? У меня вышло 27 книг, несколько фильмов, так что показать есть что. Но, похоже, меня здесь еще подержат — потому, наверно, что интересно пишу. А начну скучно писать, скажут — все, закрывай лавочку!

Советский Нострадамус.

После того как в книге «Завтра в России» Эдуард Тополь за четыре года предсказал путч с разницей в один день, многие журналисты окрестили его Эдуардом Нострадамусом и стали ждать очередных предсказаний.

«Просто в 1986 г. я сел писать роман «Завтра в России» и разложил художественный пасьянс — что будет в результате горбачевской перестройки, ускорения и нового «мЫшления». Тогда моя первая жена просила: «Только не устраивай гражданскую войну в России». Но получился путч, избежать которого мне не удалось даже в романе. Он был опубликован в Нью-Йорке в 1987 г., история повторила его в 1991-м. Ну не мог ЦК так просто отдать власть! К тому же, Горбачев, к сожалению, оказался характером слабее Ельцина и проиграл ему власть.

Но мало того! Когда я написал эту книгу, ни один из 14 издателей в разных странах мира не согласился это печатать, они как один говорили: «Мы не хотим отставки Горбачева!». Я и потерял этих издателей. Книга вышла только по-русски в издательстве «Новое русское слово». А когда выяснилось, что я был прав… Это было огромное огорчение. А дальше, после развала Союза Россия уже никому не была интересна. На первый план вышли Афганистан, Пакистан, теперь Грузия. То есть до 90-тых годов иностранцы интересовались Россией, как марсиане — землянами. И я описывал, что на самом деле происходит внутри этого гиганта, который стоит над миром с ядерной дубинкой и стучит ботинком по трибуне. Как только это закончилось, никого уже Россия не интересует, будь то Тополь или Искандер. У людей сейчас нет времени, чтобы все это читать, у них другие реалии и другие угрозы. После того я зарекся что-либо предсказывать».




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели

О, Моцарт!
Посетило:14954
Вольфганг Моцарт
Звезда картины “Кошка на раскаленной крыше”
Посетило:65833
Пол Ньюман
Настя Петрик. Биография
Посетило:37797
Настя Петрик

Добавьте свою информацию

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history