Людибиографии, истории, факты, фотографии

Ольга Семенова

   /   

Olga Semenova

   /
             
Фотография Ольга Семенова (photo Olga Semenova)
   

День рождения: 02.02.1967 года
Возраст: 51 год
Место рождения: Москва, Россия

Гражданство: Россия

О письмах Горбачеву, мифических миллионах и шляпке Кеннеди

Российский общественный деятель, журналист и публицист.

Мы до сих пор не знаем, что за люди довели отца до 2-го инсульта.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

07.11.2011

Завтра великому писателю Юлиану Семенову исполнилось бы 80 лет. Накануне юбилея «Сегодня» побывала в гостях у его дочери Ольги - на даче в Мухалатке и поговорили о жизни Юлиана Семенова в годы «советской перестройки», о его фантастических проектах, которые едва не стали реальностью и о тайнах, извесных лишь близкому кругу семьи.

В Мухалатке с отцом. Фото из архива О. Семеновой
В Мухалатке с отцом. Фото из архива О. Семеновой

Ольга Юлиановна, в книге «Крым Юлиана Семенова», вы опубликовали два письма вашего отца к Михаилу Горбачеву, в которых он советует генсеку КПСС, как лучше обустроить страну. Он также как и большинство народа верил, что Михаил Сергеевич способен изменить жизнь к лучшему?

Реклама:

- Горбачева отец знал еще по Ставропольскому краю и у него с ним были добрые отношения, но он с ним не так часто обшался. как например, с Андроповым. Тут нужно добавить, что у Юлиана Семеновича были неплохие отношения и с Раисой Максимовной Горбачевой. Я помню даже, как он передавал ей книжку «Тихий американец», подписанную автором - его другом Грэмом Грином. Так что генсек серьезно отнесся к предложениям писателя и разослал все письма членам Политбюро. Отец предлагал радиально сократить количество бюрократов, а оставшимся платить процент с каждой проведенной сделки. Советовал немедленно повышать в 2-3 раза зарплату учителям и медикам, потому что люди отвечающие за здоровье и нравственность народа, не должны жить в нищете.

За этим столом Юлиан Семенов собирал своих друзей. Фото: А. Иваниченко
За этим столом Юлиан Семенов собирал своих друзей. Фото: А. Иваниченко

А в какой момент его надежды сменились разочарованием?

- Абсолютно точно могу сказать - зимой 1989 года. Отец вызвал мою старшую сестру Дарью - она художница и муж ее художник, и сказал ей: «К сожалению, в России начинается хаос, если ты решишь на несколько лет поехать в Прагу или работать на вольные хлеба в Англии (они талантливые художники, галереи ими интересовались), то я пойму и не обижусь». Моя сестра говорит: «Папочка, а ты?» Он говорит: «Как бы здесь не было плохо, автор Штирлица должен жить и умереть в России». То есть в 89-м году, конечно, он понял, что из двух альтернатив, к сожалению, Советский Союз, Россия пойдет по трагическому такому пути.

Семья: слева от Ольги ее дети Алиса и Юлиан, а справа муж — Надим.
Семья: слева от Ольги ее дети Алиса и Юлиан, а справа муж — Надим.

Как он воспринял события 91-го?

- В 91-м Юлиан Семенович уже тяжело болел. Он болел до 15 сентября 93-го года и умер после многочисленных инсультов. У него были очень плохие сосуды. Но он воспринимал, конечно же, все. Это было чудо после инсультов, которые он перенес. Но когда была заваруха у нас здесь внизу - в Форосе, Горбачева арестовали, мама подошла к отцу: «Что такое? Юличка, ты видишь телевизор? Сколько это продлится?» Он лежал и с трудом сказал: «Дня три продлится».

Ольга Семенова фотография
Ольга Семенова фотография

Отведи судьба писателю больше времени и здоровья, наверняка, все это ннало бы отражении в новых его романах...

Лучшие дня


Евгений Зиничев
Посетило:104
Евгений Зиничев
Самый маленький в мире дом на колесах
Посетило:90
Янник Рид
Денис Мантуров
Посетило:83
Денис Мантуров

- Безусловно Юлиан Семенович хотел писать до последней минуты. Он был человеком невероятно политизированным, ему, кстати дважды предлагали депутатство. Добрые друзья из Ярославля, готовы были выдвинуть его кандидатуру. Но он отказался: «Я слишком много еще должен написать». У него не было личной заинтересованности стать политиком, депутатом, тогда как многие готовы были заплатить деньги, чтобы получить такой статус. А он наоборот, когда печатал все эти экономические статьи и писал письма, интересовался только благом страны.

С той харизмой и автортетом, которые у него были, Семенов мог на уши поставить Верховный Совет

- Но понимаете, Юлиан Семенович не был человеком системы. Кому то кажется, что он был обласкан властью – это враки. Его даже не наградили за «Семнадцать мгновений весны»! Еще гооврят, вот он ездил по всем странам мира. Но половина путешествий это были частные поездки, к его западным друзьям, а не потому что он якобы был полковником КГБ и выполнял тайные задания Андропова. Чушь все это, он не был даже членом компартии. Патриот – да, любил Россию, если бы мог жить в другой стране, давно бы уехал: ему контракты предлагали в Голливуде, очень любили его там американские друзья. Но он хотел жить и умереть в России. Но, не будучи человеком системы, не хотел идти с кем-то в упряжке. Он знал национальный характер – обязательно шараханье: запретить-разрешить, оплевать-возвести памятник. Он считал, единственное, что он может делать – выпускать газету «Совершенно секретно» и надеялся, что этим он может что-то перевесить. Получилось, что нет.

Кстати, об американских друзьях. Съемочная группа из Голивуда приезжала снимать его в Крыму для проекта о самых влиятельных и состоятельных людях мира...

- Американцы, полагаясь на данные тиражей его книг, включили его в тройку самых состоятельных и знаменитых людей Советского Союза. Да его все знали, но по части состоятельности - вы видите этот дом? Это же смешно! У нас была квартира в Москве, у Юлиана Семеновича была машина. Но американцы насчитали, что опубликовано в мире 30 миллионов экземпляров книг Семенова и сказали: «Это мультимиллиардер», не приняв во внимание то, что у него забирали 9 процентов.

Почему так и не дошло дело до экранизации произведеий Семенова на Западе?

- Уже подходило дело к съемкам. Он дружил с дочкой трагически погибшей Зои Федоровой, о которой он написал детективный роман «Тайны Кутузовского проспекта», и дочка Зои Федоровой приезжала сюда - уже был проект художественного фильма в 89-90 годах. Разумеется, его бы реализовали, если бы Юлиан Семенович не заболел.

В родной стране среди коллег-писателей у него было много завистников?

- Начиная с 86-го года его буквально травили в советской прессе. И если сегодняшняя пресса, отзывается о Юлиане Семеновиче хорошо, то тогда его просто гнобили, его травили: прекратите печатать, хватит. Но как сказал его друг Валерий Поваляев: «Юлиан Семенович был настолько ярким человеком, что его постоянно пытались задвинуть в тень, но и в тени такие люди выглядят ярко». А относительно инсульта… Папа перенес инсульт, он почти оправился от него, но примерно через неделю после первого инсульта, к нему в больницу пришло двое людей, которые попросили медбрата выйти и о чем-то с Юлианом Семеновичем поговорили. После этого у отца случился второй инсульт... Что это были за люди, мы не знаем. Конечно, Юлиан Семенович не был угоден времени, которое наступало, я имею в виду те десять лет лихие, и вполне возможно ему после инсульта как-то помогли окончательно заболеть.

В доме-музее посетители, наверное, часто спрашивают, а где же мундир Юлиана Семенова с орденами?

- Мы всегда корректно отвечаем, что он не был военным человеком. А когда его на западе называли полковником КГБ, Юлиан Семенович обижался и говорил «Я – уже давно генерал». Но поскольку он учился в вузе с военной кафедрой - окончил институт востоковедения, у негобыло офицерское звание - он был капитаном запаса. Но это все происходило само собой, поскольку все, кто там отучился получал звание автоматически… но не КГБ Так что это все тоже легенды.

Среди экспонатов музея - фюзеляж американского самолета. Как ему удалось его провезти в СССР?

- Он привез его к из Лаоса. Этот самолет буквально на глазах Юлиана Семеновича подбили его лаосские друзья партизаны. Он там был военным корреспондентом от газеты «Правда» и вот еще что удивительно: газета органа ЦК КПСС и военный корреспондент ее – беспартийный Юлиан Семенов!

Так как ему разрешили провезти фюзеляж?

- Но он же не большой кусок взял на память, ему позволили провезти его. Ему не позволили другое провезти: он мечтал взять сироту - мальчика вьетнамского, Вот это ему не позволили, а то бы у нас был названый брат – вьетнамчик.

А что вас удивляло из тех сувениров, которые отец привозил?

- Каждый раз когда папа возвращался из командировки он притаскивал с собой статуэтки, бумеранги, корни женьшеня из Китая, оружие... У нас была не квартира, а всемирная выставка сувениров. Но наверное, одним из самых уникальных был подарок Жаклин Кеннеди – шляпка предвыборной кампании Джона Кеннеди. Папа же брал интервью у Жаклин Кеннеди и она ему ее подарила , но она, к сожалению потерялась, во время наших бесконечных переездов… Это был бы уникальный экспонат.

«Кино со Штирлицем обязательно будет»

По произведениям Юлиана Семенова снято 20 отечественных фильмов и сериалов. Последний советский фильм «Большая игра» (в основе сценария — детективный роман «Пресс-центр») с Владимиром Гостюхиным, Александром Калягиным и Олегом Басилашвили в главных ролях вышел на экраны в 1988 году, и после этого возникла 20-летняя пауза. Дочь писателя Ольга поясняет, что у кинематографистов сохранялся интерес к семеновскому творчеству, просто у нее не было уверенности в успешности предлагаемых проектов, поэтому она с сестрой Дарьей не давала своего разрешения на съемки. И только продюсеры сериала «Исаев» серьезностью намерений ее убедили. За создание телефильма взялся режиссер Сергей Урсуляк, до этого впечатливший всех своей «Ликвидацией». Ольга присутствовала на съемках и даже снялась в небольшой роли — большевички Марии Козловской (кстати, это не первый ее актерский опыт — в 1985-м она сыграла журналистку Киру Королеву в 6-серийном фильме «Противостояние»). Но итоговый результат ее не обрадовал.

— Если бы я не посмотрела «Ликвидацию», ни за что бы не дала разрешение на постановку этого фильма, — говорит Ольга Юлиановна. — Мы с сестрой очень надеялись, что Урсуляк снимет блистательный фильм. Он снял средний фильм. А в чем проблема? Мне кажется в том, что сценарист решил переписать Семенова — а его переписывать не надо. У Семенова все очень хорошо написано. Ему нужно было просто проработать текст под киношную фактуру. Но он начал сочинять — это болезнь всех сценаристов, поэтому фильм не удался. И потом столько ляпсусов, которые заметили не только историки — например, в одном эпизоде молодой Штирлиц дает паспорт, а там написано «Третий рейх», а это же 20-е годы, еще Веймарская республика. Нельзя экономить на консультантах. И в результате, когда ко мне пришли те же продюсеры с просьбой дать права на следующие съемки (продолжение о Штирлице — его «испанский период») мой ответ был — нет. И со стороны моей сестры тоже. Потому что при блистательном актерском составе, фильм не удался. Семенов всегда одинаково болел и за белых, и за красных — он всюду находил интересные характеры, и получалась трагедия страны. А когда начинаются какие-то тенденциозные переделки Семенова, фильм не получается. Я все же надеюсь, что будет снята картина по роману «Отчаяние» — о том, как Штирлиц вернулся домой после войны и оказался в застенках. Но снимать будут уже под жесточайшим нашим контролем — с условием: я сама буду выбирать сценариста. Нам не нужно по мотивам, нам нужно по произведению Юлиана Семеновича. У него было больше глубоких и интересных мыслей, чем у любого из теперешних молодых сценаристов. Не хочу никого обидеть, но Семенов — это махина, он был историком и не нужно переписывать историю.

И кого вы видите в роли Штирлица, вроде бы Даниил Страхов для этого еще слишком молод...

— Страхов молод, но грим — это великое дело, и он очень талантливый артист. Я думаю, через несколько лет все окончательно устаканится, уляжется, и найдутся хорошие, серьезные продюсеры, которые снимут фильм со Страховым и снимут фильм по роману «Отчаяние». Хотя согласна — Тихонов неповторим. У него была фишка — он потрясающе думал в кадре. И у Страхова тоже есть дар думать в кадре, и у него тоже есть определенное обаяние, тихоновское обаяние. Так что я в него верю и вижу его дальше в роли Штирлица во всех перипетиях. И надеюсь, что это будет сделано.

То есть поклонникам Штирлица есть на что надеяться?

— Да, если продюсеры гарантируют нам, что не будет переписан роман Юлиана Семенова.

Семенов мечтал о Крымском Голливуде и Ялта-Сити

Авторитет, репутация и связи Юлиана Семенова (он дружил с великими зарубежными писателями и общался с большими политиками на Западе) могли обратить в реальность любой фантастический проект. Один из них был связан с Ялтой.

В 88-м писатель загорелся идеей превратить советский город-курорт в международный центр туризма с автомагистралью Ялта — Москва — Париж. Уже было создано предприятие «Ялтастройэкспо» и западные партнеры готовились вкладывать колоссальные средства. Французская фирма «Буик» бралась за модернизацию аэропорта «Симферополь». Австралийцы подписались финансировать строительство 4-звездочного отеля «Джалита» на 600 номеров. Англичане присмотрели место для создания первого в СССР гольф-клуба... Немцы, канадцы, австрийцы включились в реализацию проекта века.

Особым пунктом в замыслах Семенова была Ялтинская киностудия. Писатель предлагал на ее базе создать студию «МиГ» (Мужество и Геройство) для съемок исторических и приключенческих фильмов с целью воспитания патриотических чувств у молодежи. И в этом ему готовы были помочь лучшие кинокомпании США.

«В Голливуд он приезжал, как к себе, — рассказывает Ольга Семенова. — После удачного турне по США и Канаде с книгой «ТАСС уполномочен заявить» Америка его приняла. У него появилась там много друзей, и Голливуд был заинтересован вложить средства в Ялтинскую киностудию».

Но, увы, Ялта-Сити, так и останется мечтой вроде аксеновского «Острова Крым». Развал СССР, а потом и болезнь Юлиана Семеновича перечеркнула все планы. Без него инвесторы не рискнули вкладывать средства в неизвестность — слово Семенова для них было надежнее любой банковской гарантии.

Пугачева пела на вилле Штирлица

Крым для Юлиана Семенова был вторым домом, и, как он не раз отмечал, именно с Мухалаткой связаны его лучшие мгновения жизни. Там он написал четыре романа о Штирлице («Экспансия» I-III, «Отчаяние»), детективы «Репортер» и «Тайна Кутузовского проспекта», повесть о жизни О. Генри «Псевдоним», пьесу «Процесс 38», «Ненаписанные романы» и свою последнюю вещь — «Синдром Гучкова» (из цикла «Версии»). С выбором именно этого места ему помог актер Лев Дуров (в фильме «17 мгновений весны» сыграл роль провокатора Клауса).

Позже на огонек к нему заглядывали многие именитые гости: приезжал Никита Михалков с семьей, целый месяц там гостил барон Фальц-Фейн, наведывалась и Алла Пугачева.

«У папы была любимая песня «Летят утки и два гуся», — вспоминает Ольга. — И однажды он попросил Аллу Борисовну спеть с нашей домоправительницей Еленой Константиновной. Так что эти стены помнят удивительный дуэт». Не раз собирался в гости на виллу «Штирлиц» и актер Вячеслав Тихонов, но так ни разу там, к сожалению, и не побывал.

Среди детективов нашла строителя

Со своим будущим мужем Ольга познакомилась в офисе отца — Юлиан Семенов в конце 1980-х обустраивал в центре Москвы штаб-квартиру Международной ассоциации писателей детективного и политического романа вместе, а также редакцию газеты «Совершенно секретно». Но Надим Брайди никакого отношения к детективам не имел, он занимался перепланировкой здания.

«Мой муж инженер-строитель, — поясняет Ольга. — И он тогда был партнером немецкой компании, которая занималась строительством. С тех пор мы вместе. И Париж стал моим вторым домом — я вышла замуж за гражданина Франции, там учатся наши дети. Алиса изучает в универститете французское и российское право, и когда-то она будет очень строгим судьей. Еще она пишет стихи по-французски — это дар от дедушки через поколение. А Юлиан, которого там все зовут Жульеном, много времени отдает занятиям музыкой — он играет на фортепиано, уже лауреат национального конкурса и что особенно для меня волнительно, будет 10 октября выступать в Москве на торжестеном вечере памяти Юлиана Семеновича в Доме литераторов. Мои дети говорят по-русски и каждое лето приезжают в дом своего деда — в Мухалатку. И они всегда говорят после этого: «Нам не хочется уезжать из Крыма в Париж!» Это для меня лучший комплимент, связь с Крымом не теряется. Что касается меня, я была русская и умру русской».

Благодаря Ольге Семеновой, дача писателя в Мухалатке не стала закрытым объектом, а превратилась в гостепримный дом-музей. Настоящие ценители творчества Юлиана Семеновича могут увидеть нетронутую обстановку (писатель как будто вышел из дома) и почувствовать атмосферу, в которой он творил.

Generic placeholder image
Майк Львовски
Люблю исследовать биографии интересных людей




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели


Чудеса выживания, или два удара молнией
Посетило:501
Кейси Вагнер
Самый молодой американский ветеран
Посетило:428
Кэлвин  Грэм
История первой откровенной сцены
Посетило:605
Хеди Ламарр

Добавьте свою новость

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history