Людибиографии, истории, факты, фотографии

Михаил Жванецкий

   /   

Mihail Jvaneckiy

   /
             
Фотография Михаил Жванецкий (photo Mihail Jvaneckiy)
   

День рождения: 06.03.1934 года
Возраст: 84 года
Место рождения: Одесса, Украина

Гражданство: Россия

Мои страдания почему-то вызывают смех

юморист

Не многим мыслителям удается говорить афоризмами. Так, чтобы было глубоко - и остроумно. А то и смешно, как у Михаила Жванецкого. Читать и слушать его тексты как забавно, так и интересно. Вроде посмеялся - но и думать приходится... А о том, что дорого самому юбиляру, у Жванецкого выясняла корреспондент "Недели"

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

07.03.2009

"Портфель у меня один"

вопрос: Михаил Михайлович, сколько портфелей вы износили за свою жизнь?

Реклама:

-ответ: Портфель у меня один, он же и единственный. Этот портфель достался мне от отца, он ходил с ним на вызовы всю свою жизнь как участковый врач - по этажам, по дворам, по квартирам. Вот и я с портфелем. Все ж передается. В нем помещается только формат А4, и ничего больше. Тут мои записные книжки.

Михаил Жванецкий фотография
Михаил Жванецкий фотография

в: А что попадало в эти записные книжки, что было интересно вам во времена, когда выбирать особо не приходилось, многое было нельзя?

-о: Конечно, когда говорят, что вам этого нельзя, - интерес обостряется. Во времена Советского Союза мы все были единомышленники. Однажды - начинаю повествование с сюжета, - однажды мне позвонили на Малую Комсомольскую в Москве, где я тогда жил, и спросили, могу ли я побыть в гостях у Николая Викторовича Подгорного, который был тогда председателем Президиума Верховного Совета.

Михаил Жванецкий фотография
Михаил Жванецкий фотография

За мной приехал его зять на черном красивейшем "Мерседесе" вагонного типа, подарке Аденауэра. Мы прибыли к нему на улицу Алексея Толстого. Кольцевая квартира из 16 комнат по всему зданию. Вначале была экскурсия по квартире: помню, в ней был даже гостиничный номер и всюду подарки.

Подгорный был в мягких тапочках, говорил басом. Угощали поросенком с гречневой кашей. Она у них в политбюро всегда была странная такая, огромная, миллиметров 10 каждая крупинка. Потом после поросенка попросили что-то почитать. Я всегда читал после поросенка, после бани. Подгорный послушал и спрашивает: "А острей что-нибудь есть?" Я ему: "Министр мясной и молочной промышленности..." Он: "Еще острей. Про политбюро есть что-нибудь?" Говорю: "Я не диссидент, вы б меня уже посадили. Я сатирик, нет у меня про политбюро". И он так же внезапно - как пришел, так и ушел.

Михаил Жванецкий фотография
Михаил Жванецкий фотография

в: Перечитывая свои старые произведения, находите в них то, чего раньше не замечали?

Лучшие дня


The Muffs
Посетило:29
  The Muffs
Армейский болельщик
Посетило:25
Андрей Гречко
Шоу на канате между Башнями-близнецами
Посетило:22
Филипп Пети

-о: Всегда. Недавно ехали поездом с Ромой Карцевым, и я попросил его напомнить мне миниатюру, которую они когда-то играли с Витей Ильченко. Знаете, я хохотал как ненормальный. И думал: как хорошо написано! Надо забыть произведение, чтоб оно снова стало для тебя как новое. Думаю, когда люди отвыкнут от моего голоса, то будут читать меня с большим интересом, чем сейчас.

Михаил Жванецкий фотография
Михаил Жванецкий фотография

"Мы не смешивались - с этим было строго"

в: Вы не устаете признаваться в любви к Одессе - когда-то даже проблемы послевоенного быта не мешали вам воспевать эти дворы...

-о: Ну а как их можно не воспеть? Там все родственники! Если ты живешь с мамой, отца нет, - весь двор тебе его заменяет. Случалась, конечно, и страшная ругань, но опять-таки, как между своими. А в праздники особенно собирались, приглашали. И ты идешь там что-нибудь съешь... Если свадьба - тоже весь двор отмечает.

Михаил Жванецкий фотография
Михаил Жванецкий фотография

Совершенно очаровательное и потрясающее было время. Мне тогда исполнилось 13-14 лет. В жаркие ночи каждый выносил раскладушку, и ты мог увидеть, как ножка мелькнет под одеялом. Полдвора так спало. И нас не будили, старались тихо проходить, ведрами не гремели. Разговоры, шепот. Но не смешивались, тогда с этим было очень строго. Только посмотреть, и все. И ты уже страшно зажигался, и не мог уснуть, и следил, как из-под женского одеяла тебе показывали то носик, то ручку. Но подойти и сесть рядом - это считалось ужасным. Сразу мамаши подымали крик: "Маня, Даша, Валя, домой немедленно!"

Михаил Жванецкий фотография
Михаил Жванецкий фотография

в: В порт вы пошли работать по распределению или добровольно?

-о: По распределению. Я окончил с отличием Одесский морской институт в 1956-м, и красный диплом давал мне право выбора. Отец тогда уже болел, в 57-м он умер, мать одна. Я и хотел бы куда-нибудь уехать из Одессы, очень тянуло в Ленинград, в Заполярье. Но обстоятельства сложились так, что я остался в Одессе. И меня взяли в порт на очень низкую должность механика ремстройконторы.

в: А в плавание хоть раз ходили?

-о: Никогда. Позже много плавал как пассажир, с самодеятельностью, но в море не ходил. У меня была другая специальность - краны и погрузочные механизмы. На флот евреев не брали категорически. Там виза требовалась, поэтому с самого начала налагался запрет. У нас были кораблестроительный, судомеханический, экономический факультеты. Евреев брали только на факультет механизации портов, вот его я и окончил.

Было у нас две комнаты в коммуналке с соседкой на Комсомольской, 133. Ну, мы иногда снимали с маманей разные сараи ближе к морю... У меня 89 рублей, она зубной врач. У нас не было денег, пока я не начал писать Райкину... На ноги я начал вставать после 67-го, когда пошел мой спектакль "Светофор". Вот тогда я стал просто богатым человеком... Но только в 1987-м купил дачу постройки 36-го года (потом, в 90-х, построил новую, землю под нее дали как почетному гражданину Одессы). У меня там перебывали все отъезжающие.

Всех великих людей я оставил в Ленинграде - а Одесса через меня прошла "отъезжающая". Приходили, советовались, брать билет или не брать...

"Сейчас я в принципе не смеюсь"

в: Для многих вы не только писатель, а еще и артист. В чем для вас эта разница?

-о: Каждый из нас делает днем что-то одно, ночью что-то другое... Я говорю это без пошлости. Можно сказать так: вечером я артист, а весь белый день - писатель.

в: Как вы относитесь к публике, которая не воспринимает ваше творчество?

-о: Глубоко враждебно.

в: А над кем вы сейчас смеетесь и в какой компании?

-о: Конечно, приятно посмеяться с очень хорошим симпатичным человеком. Но знаете, я сейчас совсем не смеюсь, я страдаю. Всегда почему-то вызывают смех именно мои страдания. Для других они получаются такие смешные. И тогда, и сейчас... А спросить с кем - так это дело одинокое. Хотя в принципе для юмора всегда нужны слушатели. Юмор рождается в одиночестве, но живет только на людях.

в: Вас огорчает тот факт, что люди, несмотря ни на что, не меняются?

-о: Я огорчения испытываю все время. Легче становится, когда вижу приятные лица, когда хороший разговор возникает. Но мы не меняемся. Огромные огорчения вызывает бедность. Я вынужден жить лучше и не стесняюсь слова "вынужден", как популярный человек, ты все равно будешь жить лучше других. Где бы ни был, тебя пропустят без очереди, дадут и заплатят, просто потому что любят. Но ты платишь душой и дикими огорчениями за то, что не можешь справиться с этой проклятой бедностью, в которой живет твой народ. Мы грязны, а очень хочется быть чистыми. Чтобы физически чисты были улицы, ботинки, машины, туалеты. Что для этого надо - не могу понять! Северная Канада или Финляндия в таком же климате, почему там чисто? Остальные огорчения - это отношение к старикам, к детям...

"Мир не спасет ничего. Чего его спасать?"

в: Возможно, юмор спасет мир, если ничто другое не помогает?

-о: Может быть. Хотя мы убедились, что красота не спасает. Уж столько красоты, сколько сейчас показывают в виде красивых женских тел! Всех нас держат в слегка возбужденном состоянии. А мир спасти не удалось. Не знаю, что имел в виду Федор Михайлович Достоевский, говоря "красота спасет мир". Юмор - возможно. Только если это юмор настоящий.

в: Думаете, чувство юмора в человеке можно воспитать?

-о: Конечно, можно, в нас же воспитывали. Что сейчас произошло в юморе? Низкая культура упала на рыночную экономику. Или рыночная экономика упала на низкую культуру. Ну, и очень печально то, что в этих условиях рынка артист вынужден продавать себя. Он ищет публику - ниже, выше - и постепенно опускается. Потому что он должен быть самоокупаемым.

Часто прекрасный человек, великолепный начитанный актер, который в вагоне поезда говорит с тобой на энциклопедические темы, выходит на сцену и несет такую муру собачью, такую чушь! Самое страшное для меня - это перевоплощение артиста из интеллигентного человека в того, кто появляется на публике. Надо постараться остаться тем, кто ты есть. Как Сергей Юрский - как бы он ни обращался к публике, он остается интеллигентным человеком.

Почему мы иногда не верим женщинам-актрисам? Или, допустим, верим Степаненко и не верим другим? Степаненко вышла в образе буфетчицы зенитного училища, и она своя, это ее натура. Но не думаю, что, возвращаясь за кулисы, она сильно меняется. А другие наши актрисы, выходя на сцену, меняются, становятся пошлее, хуже, проще, и публика им не верит: мол, что ты прикидываешься?

в: В прошлом году вы дали несколько "Концертов для своих". Кто для вас свои?

-о: После того как я назвал это "Концертом для своих", в Москве чуть ли не на следующий день появились вывески: "Цены для своих", "Распродажа для своих". Все что-то имеют в виду, не только я. Что они имели в виду, не знаю. А я вспомнил, как мы в Одессе говорили: "Давайте соберемся - все свои".

Вообще, когда приходит в голову мысль, - это происходит интуитивно. Великая мысль рождается в душе, а не в мозгах. Она гнездится гораздо глубже и появляется целиком, не по отдельным буквам и словам. И ты ее высказываешь не потому, что продумал. Если продумал, то лучше конструируй самолеты. А тут другое. Вот у меня есть фраза: "Терпим, любим, понимаем". Как только я ее обнародовал, тут же появилась растяжка на Кутузовском проспекте - "Любим, ценим, понимаем своих вкладчиков. Банк такой-то". Я счастлив, что могу кому-то что-то подсказать.

в: С вами, бывает, общаются и руководители страны. На какие темы беседуете?

-о: Я вот с Путиным общался. Никаких тем Владимир Владимирович не боится - говорит на любые. У него хорошая подготовка и надо быть готовым, что вы уползете с поля боя абсолютно: высочайшая квалификация, память и цифры. У меня импровизация - а он на подготовке.

А вообще я не могу участвовать в диспутах. Меня оскорби один раз, я повернусь и уйду. Тут я - как моя жена. Однажды сделал Наташе подарок, вдруг она повернулась, бросила его и ушла. И я потом нашел эту брошку на улице, она прямо там валялась. Я тоже не могу долго слушать, когда оскорбляют. А в политике надо терпеть. Тебе врут в глаза, а ты пытаешься возражать, значит, тоже врешь. Получается, два врущих соперника в диспуте - и мы сидим вокруг...

Generic placeholder image
Валентина Серикова
Люблю исследовать биографии интересных людей




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели


'Русский Пьер Карден'
Посетило:342
Валентин Юдашкин
Человек, который считает быстрее всех в мире
Посетило:322
Альберто Кото Гарсия
Тамара Лазакович
Посетило:1543
Тамара Лазакович

Добавьте свою новость

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history