Людибиографии, истории, факты, фотографии

Михаил Жванецкий

   /   

Mihail Jvaneckiy

   /
             
Фотография Михаил Жванецкий (photo Mihail Jvaneckiy)
   

День рождения: 06.03.1934 года
Место рождения: Одесса, СССР
Возраст: 86 лет

Гражданство: Россия
Соцсети:


Россия создана для юмора и МЧС

юморист

Слишком мало вокруг нас людей, способных так тонко и так к месту шутить. Ему же всегда удается подмечать все странности нашей жизни с непередаваемой иронией — иронией Жванецкого.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Print

18.03.2004

МИХАИЛ ЖВАНЕЦКИЙ не нуждается в представлении. Слишком мало вокруг нас людей, способных так тонко и так к месту шутить. Ему же всегда удается подмечать все странности нашей жизни с непередаваемой иронией — иронией Жванецкого. 70-летний его юбилей, недавно отмеченный, лишний раз это подтвердил.

Михаил Жванецкий фотография
Михаил Жванецкий фотография

«АиФ» предлагает размышления Михаила Михайловича, прозвучавшие во время подготовки программы Андрея Максимова «Дежурный по стране» (производство «Авторское телевидение»), но не попавшие в эфир из-за ограничения по времени. Однако мы считаем, что эти замечательные мысли достойны внимания наших читателей.

Реклама:

МЫ СТАЛИ цивилизованной страной. У нас появляются новогодние праздники. Вы заметили, как пустеет Москва? Москва очень хорошо реагирует на праздники. Сразу все самолеты куда-то улетают. Горные лыжи… Я в этом плохо разбираюсь. Однажды под Москвой меня кто-то поставил на горные лыжи. Я до сих пор не могу вспомнить сволочь, которая мне их надела. Какое-то время меня держали на склоне, потом, видимо, отпустили. Я молчал, думал, съеду. Когда я… об дерево, об забор, они сказали: «Он в первый раз?»

***

РАБОТАЕМ непрерывно, проходя циклические этапы. Что-то строим и что-то разваливаем одновременно. Это уже о нашей жизни. Затем разваливаем то, что построили. Затем строим то, что развалили. Затем устанавливаем равновесие: строим и разваливаем одинаково. Потом строим больше, чем разваливаем. Потом разваливаем больше, чем строим. И наконец, покидая площадку, видим, что что-то недостроенное слилось с недоразваленным, создавая удивительную смесь недостроенного социализма и недоразвитого капитализма.

***

ЕСЛИ в той жизни мы копали одну общую яму, то сейчас каждый роет ходы. Ну хорошо, если встречаются двое под землей, привет, и роют дальше уже в разные стороны, чтобы не сталкиваться больше никогда. А раньше все вместе рыли котлован. Об этом писал Платонов.

***

Лучшие дня


Иоанн Аргиропул
Посетило:274
Иоанн Аргиропул
Полина Виторган
Посетило:271
Полина Виторган
Последний русский император
Посетило:265
  Николай II

ПРОКУРАТУРЕ и государству мы еще не начали верить, а от нас хотят, чтобы мы уже доверяли.

***

НАША демократия — это светофор, где горят три огня сразу. Как он горит, так мы и едем. Хочется сказать: «Встречайте!» Но где, когда и, главное, кого?

***

ЛЮДИ задают разные вопросы, и я не знаю, что ответить, смена правительства, напрягаешься внутри, пытаешься сесть на место этого, встать на место этого. Поцеловать место этого, этого и думать: что же они думают?

Мужские мозги и женское тело

Я И РОМА Карцев однажды попали в лифт (в гостинице «Киевская» в Ленинграде, когда работали у Райкина) вместе с женской сборной СССР по баскетболу. Что досталось Роме который ниже меня, я уже не говорю. Я был на уровне живота. Столько было хохота. Он стал приглашать девушек в кино. Я говорю: «Ты подпрыгни, ты же не видишь, с кем разговариваешь. Хочешь, я тебя подсажу?»

Сейчас мы попали в такое время, когда стала цениться высота, размеры, красота тела. Красота тела — это хорошая вещь, конечно, но женщины гораздо прагматичнее нас. Они все-таки выбирают мужские мозги и с этим долго живут. Мы же выбираем красоту. Понятия не имеем: что за характер, кто такая, откуда она? Ты ничего не знаешь. Просто красавица. Привел домой и начинаешь исследовать. Хорошо, если повезло. Поэтому у мужчин всегда такой разговор: «мне повезло, а мне не повезло». А где же ты раньше был? Ну хоть чуть-чуть потяни резину. Что ты так страшно воспламенился? У мужчин двигающая сила, как бензин. У него основной инстинкт: его организм тянет. Он смотрит туда, организм тянет туда. Мы же организмом реагируем. Повернулся — да! Отчего у тебя начинают дрожать руки, почему ты быстро цепляешь «это», чтобы никто другой не забрал? Что-то веснушчатое, корявое, ты это хватаешь, быстро на этом женишься, потому что организм тебя не отпускает. Потом, когда привел, начинаешь понимать: какой характер?!

«Как идиот, но окрыленный»

В ЛЕНИНГРАДЕ я получил от Райкина однокомнатную квартиру. Жил пару лет без телефона. Потом его поставили с помощью писем от Товстоногова. Райкин… не скажу, что он подписывал какие-то такие просьбы. Я ему благодарен за все, но не за такие бытовые вещи. Поставили мне телефон. И первые звонки были такие: «Завозить лес или не завозить? Это склад?» Потом я сказал: «Да, завозите». Куда-то они завезли лес, звонки прекратились. А потом: «Если ты еще когда-нибудь, падла, скажешь «завозить»!» И дальше такое, что не буду даже говорить.

***

ОДНАЖДЫ мне организовали свидание с Полянским. Он тогда (в 70-е годы. — Ред.) был министром сельского хозяйства. У меня был вопрос насчет квартиры и как в Москве прописаться. Как только я вошел, он начал говорить, и я перебить не мог. «Михаил, вы к нам пришли, я вас, во-первых, очень люблю. Сатиру мы должны сейчас поднимать». Раздернул карту Советского Союза и сказал: «То, что вы говорите, в сущности, это такая мелочь. Вот здесь у нас люди голодают, здесь воды нет, здесь мучаются, здесь собрали урожай на целине, а он весь гниет. Нам сатира до зарезу нужна». Он говорил непрерывно. Что мои пленки есть у Брежнева на магнитофоне, у Биляка, у него. «Когда я отдыхаю в саду, то слушаю вас и наслаждаюсь, вы великий талант». А у меня квартирный вопрос, прописка. Молчу, потому что не могу перебить члена Политбюро. И он сказал: «Усиливайте, говорите резче, говорите смелей. Михаил Манич, ну до свиданья». Он меня вот так проводил под попу к дверям. Без ничего. Я с чем пришел, с тем и ушел. Ничего я не пипснул, ни одного вопроса. Все горело внутри меня, я все забыл. Я ушел, как всегда окрыленный. Как идиот, но окрыленный.

Стабильность и взятки

ЕЩЕ ОДНО изречение. «Я впервые в вашей стране», — сказала американка. «Мы тоже», — сказали мы. Эта страна создана для юмора, она создана для МЧС, она создана для сатиры. Какое-то время тишина, никто не смеется. Это называется стабильность. Привыкаешь. Хотя какая стабильность?

Стабильность в том, что эти брали взятки и берут. В этом стабильность. Из больницы трупы идут рекой. К врачу не пробиться, дикие очереди. Все время берут с нас деньги за все. Стабильность какая-то есть.

Но вдруг юмора нет какое-то время, анекдотов нет. Потом опять. Эта страна создана для всего этого.

А с другой стороны, я не хочу уезжать. Я тысячу раз, ободряя все население, говорил, что я уезжать не хочу. Все страстно аплодировали, но никто ничего не сделал, чтобы я лучше здесь стал жить. Чтобы кроме собственных обещаний у меня появился какой-то стимул. Почему, когда из Одессы уезжала треть населения, никто не сказал: остановитесь, не уезжайте. И все аплодируют, когда говоришь: да, я буду жить здесь. Это считается большим героизмом, это считается, что действительно я разделяю участь всех.

Последнее время были упреки со стороны конкурентов, друзей, что я близок к власти. Не к власти. Во-первых, в период становления демократии власть сама подходила к популярным людям. Во-вторых, эта жизнь мне нравилась. Я настолько не любил, плохо себя чувствовал в советское время, что сейчас как бы то ни было мне нравится.

Всю жизнь я рос среди стоптанных туфель. Набойки, туфли, носки дырявые. Сейчас, если вниз смотришь, народ в хороших туфлях ходит. Эта жизнь улучшается. Что я могу сделать с собой?




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели


Богат и знаменит
Посетило:996
Джон Ву
Украшает мужика борода
Посетило:1064
Антанас Контримас
Маргарита Дуглас
Посетило:1005
Маргарита Дуглас

Добавьте свою информацию

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history