Людибиографии, истории, факты, фотографии

Станислав Лем

   /   

Stanislav Lem

   /
             
Фотография Станислав Лем (photo Stanislav Lem)
   

День рождения: 12.09.1921 года
Возраст: 84 года
Место рождения: Львов, Украина
Дата смерти: 27.03.2006 года
Место смерти: Краков, США

Гражданство: Польша

Писатель, ушедший в Ничто

Польский писатель, философ, публицист, футуролог, один из классиков современной фантастики

Умер Станислав Лем… Представляя его, трудно подобрать определение. Писатель-фантаст?.. Вряд ли можно найти столь же яростного критика научной фантастики. Футуролог?.. Он не любил, когда его так называли (хотя предсказания делал удачно). Автор «Соляриса», по которому Тарковский снял гениальный фильм? Но сам писатель с режиссером вдрызг разругался. Эта личность выпадает из любой дефиниции. Он просто Станислав Лем – великий поляк.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

01.06.2006

Родился Лем в 1921 году в польском городе Львове, в семье ассимилированных евреев. В детстве его крестили, что потом не помешало ему стать последовательным атеистом. (Что, в свою очередь, не помешало быть самым преданным автором главного католического издания Польши даже в тяжелые 50-е годы.)

Станислав Лем фотография
Станислав Лем фотография

Отец его, известный львовский ларинголог, был человеком обеспеченным. Писать ребенок научился в четыре года. Первым произведением стало письмо отцу из деревни о посещении деревенского туалета, в дырку которого Станислав выбросил ключи хозяина дома, в котором они остановились.

Реклама:

В 1939-м Лем получил аттестат о среднем образовании. А вскоре во Львов пришла красная армия и советская власть. Станислав хотел учиться в политехническом. Сдал экзамены. Но его не приняли по причине «буржуйского» происхождения. Благодаря старым врачебным связям отец с трудом сумел пристроить сына в мединститут.

Потом пришли немцы. Семье Лема удалось скрыть свое происхождение. А сам Станислав ушел работать механиком-сварщиком в гаражи немецкой фирмы.

После войны Львов перестал быть польским. В рамках программы репатриации Станислав переехал в Краков, где продолжил обучение по медицинской части.

– Покинутый Львов навсегда остался занозой в сердце Лема, – рассказывает украинская журналистка и переводчица Леся Воронина. – Ему было больно оттого, что «с Польшей после войны обошлись, как со старым пустым шкафом» – просто передвинули с Востока на Запад. В его памяти этот город всегда оставался красивым, уютным, польским. И ему было больно осознавать, что позже Львов был уже не таким чистым и европейским. И совсем не польским.

В Ягеллонском университете Кракова Станислав познакомился с Барбарой Лесняк, девушкой шляхетной (когда в Польше началась реституция, ей даже были возвращены какие-то земли). Он ее «осаждал» три года. В 1953 году они поженились и оставались вместе до его смерти.

– Барбара – удивительная женщина. Сильная и самодостаточная, – вспоминает русский переводчик Лема Константин Душенко. – До пенсии она работала по профессии – рентгенологом, хотя заработки Станислава позволяли оставить работу. Я ее не раз упрашивал об интервью, но она отказывалась. Объясняла это так: «Не нужно. Вы же будете меня представлять лишь как «жену Лема».

Лучшие дня


Трагическая сметь самарской певицы
Посетило:178
Юлия Гольдина

Посетило:95
Константин Адаев

Посетило:83
Алла Покровская

Литературное творчество Станислава начиналось с поэзии. Как поэт он не прославился, а научно-фантастический роман «Астронавты», изданный в 1951 году, стал знаменитым. После «Эдема» (1959), «Возвращения со звезд» (1961), «Соляриса» (1961) Лема уже называли выдающимся, если не великим.

– В 60-е годы Лем начал приезжать в СССР, – продолжает Душенко. – Тут он впервые узнал, что такое настоящая слава. Его приняли как своего в высших кругах. Особенно Лем гордился тем, что наравне общался с нашими великими физиками – лауреатами Нобелевской премии.

– Я впервые увидел Лема, когда в 60-е он трижды приезжал в Питер, – рассказывает Борис Стругацкий. – Собиралась обычная питерская компания – Варшавский, Брандис, Брускин (переводчик «Соляриса»)... Мы выпивали понемножку и много разговаривали – о литературе, о Вселенной, о мире, о жизни на Земле и иных планетах. Лем недурно владел русским, и проблем перевода не возникало. Разговаривать с ним – одно наслаждение: он был блистательный полемист, потрясающий эрудит, остроумец. А его воображение!.. Нет и не было в литературе ХХ века писателя с таким мощным, многогранным и изощренным воображением! Мы еще не понимаем, какого гиганта потеряли: Рабле и Свифт в одном лице. Равных ему не найти со времен Уэллса. Человек-Гора!

В Союзе началась и эпопея с экранизацией «Соляриса». Лем настаивал на том, чтобы в фильме Кельвин предстал человеком, полным ожиданий – в космосе его ждет что-то прекрасное. Тарковский же, напротив, считал, что космос неприветлив и герой должен скорее вернуться на родную землю.

– По рассказам Андрея, Лем был недоволен тем, как его роман был преобразован в сценарий, – говорит сестра Андрея Арсеньевича Марина Тарковская. – Роман был научным, а для Тарковского важен другой аспект – нравственный, человеку нужен не космос, а человек. Андрей много спорил с Лемом, ездил к нему в Польшу на переговоры. Но Лем настаивал на своем.

Потом писатель корил себя, что при ведении переговоров по «Солярису» поддался самоуговорам и позволил исказить свой замысел...

В условиях либерального по сравнению с СССР социализма Станислав получил все возможности для работы. Слава Лема перевалила за океан, и в 1973 году Американское сообщество научных фантастов приняло его в свои ряды. А через несколько лет оттуда вычистило – за статью, раздалбывающую в пух и прах Американскую НФ (за низкий уровень и излишнюю коммерциализацию). Одним из немногих писателей, о ком Лем отозвался похвально, был Филипп Дик (по его произведениям сняты лучшие голливудские НФ фильмы: «Бегущий по лезвию», «Вспомнить все», «Особое мнение»). А сам Дик в 1974 году написал знаменитое письмо в ФБР, в котором утверждал, что Лема не существует, это литературный проект, придуманный марксистами, чтобы разложить США. Станислав отнесся к этому с юмором, поскольку все знали, что у Дика проблемы с наркотиками…

Сам же Лем все больше уходил от беллетристики, его тянуло к работам научно-философского, футурологического плана. Причем анализ Станислава, как правило, был хирургически точен. А его «Сумму технологий» часто называют «книгой века».

– Когда я общался с Лемом, – рассказывает критик и библиограф Владимир Борисов, – то он произвел на меня впечатление хорошего быстродействующего компьютера, способного одновременно выполнять несколько операций: загружать сайт, обрабатывать данные и давать задание на печать. Все это там, за высоким лбом. Причем общение со мной было отнюдь не самым сложным заданием, что-то вроде отправки файла на печать. При этом он был блестящ, остроумен, реактивен…

В 1968 году у Станислава и Барбары родился сын – Томаш, ребенок поздний и долгожданный. Когда в 1982 году в Польше раздавили «Солидарность» и ввели военное положение, семейство Лемов уехало в Западный Берлин, потом в Вену, где Станиславу дали грант. У него начались проблемы со здоровьем. В Вене ему сделали несколько операций. Потом в соцлагере пошла перестройка и «бархатные революции». В 1988 году Лем с женой вернулись в Краков. В Польшу приехал и Томаш Лем, отправленный в США на учебу в Принстонском университете (сейчас Томаш занят издательским делом, у него родилась дочь).

– С конца 80-х годов и до последних дней Лем писал очень много. Я подсчитал, – поясняет Душенко, – каждые три дня он выдавал эссе или публицистический текст. Зная пять языков (не считая польского, русский, украинский, немецкий, английский, французский), он перелопачивал горы литературы. Я высылал ему журнал «Природа», который он очень уважал, и два толстых журнала – «Новый мир», «Знамя»… Многие говорили, что с годами он стал мизантропом. Не согласен. Он смотрел на земные проблемы с глобальных, космических позиций. И в своем анализе всегда был беспощаден.

Некоторые, выхватывая из контекста отдельные фразы, говорят об антироссийской позиции Лема. Но в той же мере можно говорить о его антиамериканской, антиевропейской, антипольской и т.д. позиции. Он всегда критиковал то, что заслуживает критики. Его одинаково раздражали как русская военная, дипломатическая неуклюжесть, так и глупость нынешнего американского президента и бессмысленная антироссийская риторика – польского.

В Москву Станислав Лем в последний раз приезжал весной 1996 года на презентацию своей книги – сборника рассказов – впервые изданной в России с соблюдением всех авторских прав (!). В прохладную погоду писатель был одет очень легко и немного старомодно: рубашка, жилетка, шейный платок. Лем никуда не торопился. Для каждого, кто хотел с ним пообщаться или просто подписать книгу, находил хотя бы пару слов. При этом грустно улыбался: «Я рад, меня тут хорошо знают и любят. Жаль только, мои книги столько лет издавались пиратским способом, в вашей стране всем было наплевать на авторские права». Кстати, в подарок от своих поклонников он получил целую библиотечку своих «незаконных» книжек...

– Мы с Лемом были старыми друзьями еще с тех пор, когда он только приехал из Львова, – рассказывает Ежи Помяновский, главный редактор литературного журнала «Новая Польша», – а в последние 12 лет в Кракове жили недалеко друг от друга. Но при этом я не ходил к нему в гости, хотя мне хотелось. Я разговаривал с ним только по телефону и только по делу, потому что экономил время гениального философа, не хотел отвлекать его окололитературными разговорчиками. На самом деле, ознакомившись со всем его творчеством, я убежден, что Лем – это мутант, ведь согласно дарвиновской теории человеческое племя должно развиваться... И до последних дней, несмотря на пессимизм, махровый рационализм и тяжелую болезнь (прежде всего диабет), Станислав оставался обаятельным человеком, полным юмора. Это удивительно...

Яростный безбожник, Лем сказал о смерти просто и понятно: «Умирая, мы уходим туда, откуда пришли – в Ничто». Сейчас, когда очередь дошла до него, хотелось бы, конечно, произнести что-то получше, посветлее. Но язык не поворачивается – саркастичный Лем этого бы не одобрил.

Generic placeholder image
Георгий Иванов
Люблю исследовать биографии интересных людей




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели


Алексей Сафонов
Посетило:380
Алексей Сафонов
Дмитрий Тымчук
Посетило:1009
Дмитрий Тымчук
Тимофей Зайцев
Посетило:11263
Тимофей Зайцев

Добавьте свою новость

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history