Людибиографии, истории, факты, фотографии

Отдельная песня Михаила Веллера

Русский писатель.

Едва мы сделали по первому глотку кваса (любимый напиток Михаила Иосифовича) за столиком уличного кафе на Тверской, автор "Легенд Невского проспекта" доверительно сообщил мне и диктофону: - Я очень низкого мнения об умственных способностях критиков, литературоведов и журналистов. Это профессии для недоумков, непригодных для нормального дела. После такого вступления мне оставалось только расслабиться и получать удовольствие. От общения и от напитка.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

29.10.2004

Д'АРТАНЬЯН БЕЗ КАРАБИНА

- Говорят, вам знакома советская психиатрия...

Реклама:

- Это было, когда я учился в Ленинградском университете. Мне надоело учиться и захотелось куда-нибудь на волю, в пампасы. Единственным способом уйти из университета не в армию, а на свободу, было взять академический отпуск по здоровью. Со здоровьем у меня все было в порядке, и я решил брать отпуск через дурдом. Придумал, что у меня депрессия, и пошел сдаваться в районный психоневрологический диспансер. Изложил глобальные проблемы, и они приняли меня в дневной стационар. В течение двух месяцев я жил, как король, - получал по итогам сессии повышенную стипендию, а утром шел в психушку. Завтракал там и обедал, а таблетки сплевывал. Так что стипендия шла вечером на водку. А так как между завтраком и обедом делать было нечего, то я учился играть на бильярде и гитаре. Диагноз уже не помню, но что-то очень невинное, не чреватое ограничениями в приеме на работу. Что-то типа психастении.

фотография Михаил Веллер
фотография Михаил Веллер

- И как сложилась трудовая биография?

- У меня две трудовые книжки. В одной вкладыш, в другой их целых два. Нигде дольше девяти месяцев не задерживался. Вволю поколесил по стране. Это совершенно естественно, когда мужчина в молодости едет совершенно неизвестно куда и неизвестно зачем. Это было у всех народов во все времена. Папа дает Д`Артаньяну шпагу и старого коня, мама - рецепт бальзама, и он отправляется искать свою долю. Самая красивая запись в моей трудовой - "бригадный стрелок". В этом есть что-то от наполеоновских походов. От гордых егерей.

фотография Михаил Веллер
фотография Михаил Веллер

- Ну, и как первый убитый олень?

Реклама:

- Никак. Я же рос в Забайкалье, и отец часто брал меня с собой на охоту. Поэтому и на первого, и на двадцать первого оленя я не реагировал никак. Но позднее интерес к охоте полностью пропал. Стало неприятно неизвестно зачем лишать жизни живое существо. Я утратил азарт. Охота - нечестная игра: ведь ОН тебя не может убить... Но вегетарианцем я не стал.

фотография Михаил Веллер
фотография Михаил Веллер

ОТ ПАРИЖА ДО УДМУРТИИ

- Если можно, о творческой биографии. С самого начала.

фотография Михаил Веллер
фотография Михаил Веллер

- Я задумался над тем, что хочу писать, где-то в пятом классе. А внятно осознал желание классе в десятом. По литературе на зимние каникулы задали написать стихотворение о зиме. Я написал очень плохое псевдостихотворение. Но оказалось, что у остальных еще хуже. Мое было признано лучшим из всех пятых классов, и его читали всем. Это вдохновило меня на новые опыты.

- Как вы почувствовали славу - проснулись знаменитым, богатым или постепенно?

- Однажды Маркеса на пике его славы, после Нобелевской премии переведенного на все языки огромными тиражами, спросили: "Скажите, вот теперь вы богатый..." - "Нет, - ответил Маркес, - вы ошибаетесь. Я не богатый. Я - бедный человек, у которого завелись деньги". Себя я всегда ощущал частным лицом. Я живу отдельно от своей известности. Было всего несколько случаев, когда мне довелось увидеть ее в действии. Месяц назад вечером я тихо шел к себе по Невскому, и тут из лунохода вышел сержант и потребовал документы. Я таскаю с собой старинный писательский билет, а паспорт держу дома. Он долго изучал: "Фамилия знакомая. А вот "Приключения майора Звягина" не вы..?" - "Да, да!" И отпустил с миром. А ведь замел бы к чертовой матери. А вообще к этому нельзя относиться всерьез. Если писателю мерещится, что он знаменитый, - он может успокоиться. Пусть попробует собрать такой зал, который влегкую соберет Киркоров! Ни у какого Стивена Кинга нет таких тиражей, как у дисков Мадонны.

- Вас активно переводят?

- Переводили на все основные языки, в совокупности на них вышло полное собрание сочинений. Более прочих я преуспел на французском. После выхода в 1995 году "Легенд Невского проспекта" парижская "Монд" разразилась статьей на полосу в субботнем номере. Мне позвонил приятель из Парижа: "Михайло, сегодня утром покупаю газету, а там - ты! Хочешь переведу?" Самый мелкий перевод - это несколько рассказов в какой-то многотиражной бурятской газете. Или удмуртской. На иврит перевели только "Легенду о Моше Даяне".

- Насколько реальны ваши герои?

- Я все придумываю. Ну, за исключением мелких подробностей. Например, был человек, которого звали Фима Бляйшиц, который занимался фарцовкой, который носил белую шляпу, который посидел и вышел, который собирался уезжать и который убил милиционера, который пнул его шляпу, и на вопрос судьи: "За что?" - ответил: "За шляпу". Вот все факты. Прочее - мое.

- У вас есть истории про вполне живых и знаменитых людей. О Зорине, о Хачатуряне... Не было конфликтов на этой почве?

- Зорин человек, бесспорно, умный, и устраивать что бы то ни было и тем самым делать мне бесплатную рекламу, а себя выставлять на посмешище он никогда не будет. Но я согласен, что за свои слова надо отвечать. И если явится кто-то и скажет: требую сатисфакции - я ее дам.

- Вам в ваших книгах смешным кажется то же самое, что и читателям?

- Нет. Более того, я не нахожу, что в моих книгах чересчур много смешного. Иногда реакции автора и читателей совершенно не совпадают. Когда у меня вышел первый сборник рассказов, я получил письма, и одно из них меня буквально убило. Оно было из какого-то шахтерского поселка Ярцевского района Смоленской области. Сначала там шли комплименты. Причем звучали они примерно так: "Теперь у нас есть три любимых писателя - Вы, Шекспир и Антон Иванович Пупкин из нашей районной писательской организации. Ваш рассказ мы собираемся инсценировать на сцене нашего клуба как гимн труду и гуманизму". И не знаешь - плакать или смеяться. Рассказ был, на мой взгляд, полная чернуха, которая могла только в Эстонии как-то проскользнуть. Там все было с точностью до наоборот. Я это письмо нюхал, рассматривал на свет, пытался по обратному адресу понять - не шутка ли это? Вроде писали всерьез.

...И РУССКОЯЗЫЧНЫЙ ФОН ВИЗИН

- Как вы себя чувствуете, когда бываете на исторической родине?

- Я никогда не ощущал себя в Израиле путешественником, потому что это страна, откуда мои корни, страна, которую воссоздали в основном репатрианты из России, страна, из которой выросла вся иудео-христианская культура и где у меня просто много друзей и старых знакомых.

Израиль, конечно же, страна тиражом одна штука. Но скорее восточная, нежели европейская. Какие-то моменты восточной ментальности прекрасны: ...а неторопливо... а поговорить... а спокойно сесть и закусить. Что касается необязательности, нечестности в договорах, торговле и всех прочих мелочах - это все раздражает до крайности. Израиль - плавильный котелок. Гораздо меньше Америки, но зато с гораздо большей температурой плавления. Должен признаться, что когда я прилетаю в Израиль, я начинаю чувствовать себя кем-то вроде сержанта, который хочет всех выстроить, дать по ушам тому, кто не желает строиться. Ходить надо шибче, считать надо честнее и так далее. Но со стороны легко, а поживи там сам! Эта страна - отдельная песня.

- Сейчас в ходу такой туманный термин "русскоязычный писатель". Как вы к нему относитесь?

- Термин "русскоязычное население" появился как один из аспектов демократических перемен. В Эстонии, например, чохом называют "русский" и украинцев, и евреев, и кавказцев. Но украинец или чеченец может обидеться. И тогда стали говорить "русскоязычные". И простым методом переноса кроме русских писателей появились "русскоязычные". Причем здесь наблюдается некая градация. Когда Солженицын жил в Америке, его все-таки так не называли. А вот если кто-нибудь помельче, можно и "русскоязычным". Если он уехал до 91-го года. Все это необыкновенно глупо - русскоязычный бард Окуджава. Или русскоязычный фон Визин из немцев. Это лингвистический идиотизм нашей эпохи. Возможно, в этом есть непреднамеренный, стихийно-природный аспект антисемитизма.

- Вы как-то сказали, что эстонского языка не знаете. Но пока вы чувствовали себя оккупантом, вам за это было стыдно, а когда вы перекочевали в разряд ущемленных нацменшинств - чувство дискомфорта испарилось. По-вашему, ощущение дискриминации дает некоторые внутренние права и свободы?

- Безусловно. Интеллигентный человек всегда на стороне справедливости. А там, где конфликт между сильным и слабым, и сильный придавливает слабого, ситуация требует выравнивания.

ГОНОРАР И СВОБОДА

- Один из рассказов - "Ножик Сережи Довлатова" вы сократили в три раза. А где обрезки?

- Я не храню отходы. У меня нет никаких черновиков. Здоровая кошка лучше больного слона. У меня был случай, когда я восемьдесят страниц сократил до полутора. И обрезки выбросил.

- А не жалко свой гонорар - в мусорку?

- Нет. Было бы жалко - писал бы толстые романы с маленьким тиражом. Составил бы план из двадцати детективов и начал наговаривать их прямо на диктофон. По роману в неделю.

Пару дней на план сцен и эпизодов, разбивка на главы, и пошел диктовать со скоростью тридцать страниц в час. Но деньги так не зарабатываются. Хочешь денег - торгуй нефтью или организуй фонд и кради из него. Раньше нас убеждали, что важнее всего ум, честь и совесть. Теперь - что деньги. Но это неправда. Люди сплошь и рядом отказываются от денег, чтобы чувствовать себя человеком.

- Так уж сплошь и рядом!

- Ну, представьте, что олигарху скажут, что он получит миллиард за какое-то непристойное публичное действо. Он откажется? Откажется. Потому что он зарабатывает деньги для того, чтобы чувствовать себя человеком с огромными возможностями, обретающим через это достоинство. Если у тебя отбирают достоинство, то деньгами это уже не компенсируется. Я все к тому, что хороший рассказ лучше плохого романа, хотя за роман заплатят больше.

- То есть вы живете не только литературным трудом?

- Я живу литературным трудом. Меня много переиздают. Вот на эти авторские два процента я и живу. Совсем необязательно писать много, чтобы жить на гонорары. Иногда достаточно писать хорошо.

...Недавно Михаил Ульянов на свой юбилей встречался со зрителями, и среди вопросов был такой: "Вы знаменитый актер, а всегда ли вы делали то, что хотели? Или делали то, что диктовали обстоятельства?". Ульянов, добросовестно подумав, ответил: "На 95 процентов я делал то, что требовалось". Наверное, я везучий, потому что в жизни всегда на 95 процентов делал то, что хотел.

Generic placeholder image
Лилия Гущина
Люблю исследовать биографии интересных людей
Веллер
Igor Saveljev 2007-10-25 20:40:12
Не только талант, но и гражданин, и мужик (по характеру) настоящий: всё своими руками и так, как считает правильно.

лично г.Веллеру
Людмила 2007-12-14 17:43:31
Господин Веллер, имея "счастье" регулярно наблюдать вас на телеэкране, хочу сказать только одно: ОТ ВАС ТОШНИТ. Людмила, 61 год.

Уважение с некоторой долей сожаления.
gvesna 2008-01-03 11:23:40
Михаил Иосифович прекрасно пишет. И также прекрасно ведёт передачи на радио, искусно лавируя между Сциллой и Харибдой. К сожалению, в одной из сравнительно недавних передач он (надеюсь, обмолвившись) назвал командира "Варяга" Руднева "лукавым царедворцем". И это о человеке, который пошёл в бой, не прячась за спинами матросов, и раненном осколками снаряда. А в книге о Несторе Махно Михаил Иосифович позволяет себе исказить факты. Он пишет, что "из семисот человек команды погибло 37". Казалось бы, не так уж и много. На самом деле вместе с ранеными из 535-ти человек убыло 115. И лёг "Варяг" не на ровный киль, а на израненный левый борт. Даже японские фотоснимки в интернете есть. Не надо принижать подвиг в угоду манере развенчивания легенд и мифов.

Мнение
DENI30S 2008-05-03 09:06:49
Конечно, Михаил Иосифович Веллер ВЫдающийся человек во всех отношениях. Но его Книга "Всё о жизни" на мой взгляд отличается от других его произведений каким-то отчаянным сарказмом и цинизмом в отношении будушего моей страны и вообще человечества. Ну уж так всё плохо вокруг, Что просто ложись и помирай. Всё тщетно, все наши усилия напрасны и вообще человек это та же обезьяна, но правда уже с компьютером в зубах. Михаил Иосифович, а что для вас вообще свято в этой жизни?

разрешите познакомиться
Дмитрий Кокаев 2008-06-04 10:31:55
Михаил, рассказ "Вытрезвитель"-это обо мне. Дмитрий Кокаев

Для Михаила Веллера
Равиль Рашидович Нигматуллин 2009-06-09 08:33:16
Уважаемый Михаил Иосифович! К сожалению, я не нашел в интернете электронного адреса для контактов с вами. Пишет вам профессор, д.ф.-м.н Казанского университета Нигматуллин Равиль Рашидович! Я родился в 1947 году и могу считать, что мы принадлежим к одному поколению. Большое спасибо вам за книгу "Великий Последний Шанс". Она написана человеком, действительно озабоченным судьбами агонизирующей России. Я не могу дозвониться до вас в Воскресенье ва 14.10. Поэтому вопрос и рекомендация. 1. Как вы относитесь к творчеству Мурада Аджи? В частности, к его книге "Тюрки и мир: сокровенная история". 2. Очень советую вам найти и прочитать книгу В.П. Новикова "Оружие Третьей мировой войны". Будет здорово, если вы пригласите этих авторов в вашу передачу. Как физик, побывавший в 10 странах, иогу сказать, что только новое оружие спасет умирающую цивилизацию. И оно будет создано очень скоро! Естественно, не могу говорить о деталях, так как вы пока не представляете специфику этого оружия. Думаю, что эти письмо дойдет до вас. С уважением Р.Р. Нигматуллин.




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели


Саид-Магомед Какиев
Посетило:1087
Саид-Магомед Какиев
Бурак Deniz
Посетило:1994
Бурак Deniz
Павел Климкин
Посетило:18807
Павел Климкин

Добавьте свою новость

Здесь
history