Людибиографии, истории, факты, фотографии

Валентина Талызина

   /   

Valentina Talyzina

   /
             
Фотография Валентина Талызина (photo Valentina Talyzina)
   

День рождения: 22.01.1935 года
Место рождения: Омск, СССР
Возраст: 85 лет

Гражданство: Россия
Соцсети:


Прямолинейна, упорна, туповата...

актриса

Роман Виктюк снова был в Израиле - на этот раз привез свою постановку трагикомедии Альдо Николаи "Баттерфляй... Баттерфляй..." В главной роли - Валентина Талызина. Когда я собиралась на встречу с ней, то, странное дело, смогла вспомнить только две ярких ее кинороли - в "Иронии судьбы" и "Зигзаге удачи".

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Print

18.12.2004

- Да нет, я снялась в куче фильмов. Совсем недавно, например, сыграла княгиню Чечевинскую в "Петербургских тайнах". Десять серий прошли по первому телеканалу, потом, почему-то трансляцию перевели на РТВ. По-моему, хорошая роль. Правда, Алла Демидова от нее отказалась - ей первой предложили. Ну вот зачем я вам об этом рассказываю? Меня же никто за язык не тянет... Всегда так.

Валентина Талызина фотография
Валентина Талызина фотография

- Вы играли в "моссоветовской" "Царской охоте" - или я ошибаюсь?

Реклама:

- Не ошибаетесь - до сих пор играю. Вначале Екатерину играла Людмила Викторовна Шапошникова, потом - Таня Бестаева, но случилось так, что одна попала в больницу, а другая - в Америку. И Рома Виктюк с Ритой Тереховой настояли, чтобы на роль ввели меня.

- Много ли о вас в последнее время пресса пишет?

- Довольно много. В сентябре в райхельгаузовской "Школе современной драматургии" Борис Морозов поставил спектакль "Миссис Лев" по пьесе В.Каковкина - я сыграла Софью Андреевну Толстую. Пресса была приличная, но я, знаете ли, всегда спокойно к этому относилась: пишут - хорошо, не пишут - еще лучше.

- А имидж создавать?..

- Какой уж тут имидж? Ездила на съемки, гастроли и концерты, а в промежутках воспитывала дочь... Муж меня бросил, уехал в Мексику - по-моему, прогадал. Впрочем, это неважно.

- Так спокойно произносите: "Муж меня бросил"...

Лучшие дня

Виктор Талалихин: Первооткрыватель ночных таранов
Посетило:10549
Виктор Талалихин
Чезаре Борджиа. История жизни
Посетило:4926
Чезаре Борджиа
Грета Гарбо: Самая загадочная звезда Голливуда
Посетило:2272
Грета Гарбо

- Но ведь и вправду бросил - выпивал... Еврей, кстати.

- Почему - кстати?

- Ну, не знаю, может, и некстати... Он был художником, а отец его учился у самого Столярского. У Ксюши, дочки моей, абсолютный слух и голос приличный - наверное, в деда пошла.

- Ксюша музыкант?

- Да нет, лень помешала - уж не знаю, какая: русская или еврейская. Она артистка у меня, работает в Театре Советской Армии, совсем недавно премьера была - "Много шума из ничего". Непросто все это ей дается. С трудом, но идем.

- Дочка - тоже Талызина?

- Да. Я, когда расходилась с мужем, заявила ему, что работать под его еврейской фамилией не буду. Да и дочку не приняли в центральную музыкальную школу, по-моему, только из-за папиной фамилии.

- Валентина Илларионовна, вы антисемитка?

- Конечно, нет. Хотя в театре злые языки это утверждали. Что о них говорить - завистливые люди.

- Чему завидовали?

- Уж не знаю. Наверное, было чему. Например, моему таланту.

- Ну, это - не редкость. Интереснее другое: скажите на милость - зачем нужно было, чтобы героиня Брыльской говорила вашим голосом, а пела пугачевским?

- Мне это тоже не очень понятно - спросите лучше самого Эльдара Александровича. Он, между прочим, сделал такой же финт в фильме... "Сентиментальный романс" или как он называется?

- "Жестокий романс" он называется.

- Вот-вот. Но там что-то не склеилось, а в "Иронии..." произошло чудо. Почему - кто его знает. Недавно на первом телеканале отмечали двадцатилетие этой нашей картины. В передаче принимала участие и приглашенная из Польши девушка Барбара Брыльска. И вот она заявляет: "Талызина, в общем, не сделала ничего особенного: наши голоса в жизни похожи". Уж не знаю, что подумали в это время Эльдар Александрович и телезрители, а я о польской артистке, работая с ней на съемках, всегда думала не очень хорошо.

- Как, по-вашему, почему Рязанов именно ее пригласил на роль Нади?

- Ей-Богу, не знаю. Он пробовал Гурченко, Фрейндлих, Голубкину и Немоляеву, а самой подходящей почему-то посчитал именно эту польскую девушку. Все вокруг понимали, что сценарный материал очень хорош, что роль эта - настоящий выигрыш. Все, кроме самой исполнительницы... Это уже потом она была ошарашена приемом, успехом, Государственной премией и всем прочим.

- За много лет до Фрейндлих-Кулагиной из "Служебного романа" ваша героиня сказочно преобразилась из дурнушки в красавицу в "Зигзаге удачи".

- Покойный кинокритик Виктор Демин написал: "Талызина, в отличие от других, в образе некрасивой играет действительно некрасивую". Не знаю, хорошо ли это: "некрасивый" имидж закрепился за мной надолго.

- Но ведь в том же "Зигзаге..." вы и красивой побывали?

- Ну, совсем чуть-чуть.

- А некрасивую трудно играть?

- Мне потом часто говорили: "Боже мой, ты такая хорошенькая, - что ж с тобой Рязанов сделал?" Не знаю, я никогда не страдала по этому поводу. Режиссер нашего Театра имени Моссовета Ирина Сергеевна Анисимова-Вульф, бывшая жена Юрия Александровича Завадского, говорила: "Талызина, когда хочет, - некрасивая, когда хочет, - красивая".

- Вы играли вместе с Фаиной Георгиевной Раневской...

- В двух спектаклях. А начинались наши репетиции совсем плохо. Фаина Георгиевна должна была играть в "Дядюшкином сне" Майю Александровну Москалеву, а я - ее дочь Зину, красавицу, кстати. Раневская меня не принимала, что было вполне естественно: я просто цепенела при ней - и репетировала совсем плохо. Дошло до того, что Ирина Сергеевна - наш режиссер - меня пригласила к себе домой и сказала: "Валя, вы чувствуете, что проваливаете роль?" Я чувствовала... Но однажды, уже во время прогонов, меня затянули в корсет, надели парик и потрясающее платье - розовая пена; подтянули нос, накрасили, наклеили ресницы. Я подошла к зеркалу и подумала: "Боже мой, это - я? Так кого же мне бояться?" - и вышла на сцену. Шел третий акт: "Князь, князь, простите меня!" И вдруг я слышу голос Фуфы (так Раневскую называли в театре): "Ирина, это же - настоящая мелодрама..." - Фаина Георгиевна была человеком выдающимся, но актерствовать любила. Что вы хотите - великая актриса. А Ирина ей из зала кричит: "Ничего-ничего, Фаина Георгиевна, пусть так идет!" - она поняла, что у меня второе дыхание открылось. С того самого дня Раневская стала ко мне относиться нормально. Она сказала мне много важных слов, которые я несу с собой всю жизнь. Фаина Георгиевна хорошо знала, ч т о главное в актрисе и ч т о - в женщине. (Разрядку сохранить - П.)

- "Выдающийся человек, но актерствовать любила". И вы тоже в жизни играете?

- Наверное, нет. Сцена - на сцене, а в жизни я другая. Всегда остаюсь собой, но роль при этом как бы идет рядом. Как-то Толя Адоскин мне сказал: "Валь, ты все ответственнее относишься к работе". Он прав: с годами у меня невероятно обострилось чувство какой-то дурацкой ответственности. Начинаю дрожать еще задолго до премьеры.

- В каких отношениях вы с коллегами?

- В основном, в нормальных. Стараюсь быть объективной. Например, четко знаю о нескольких актрисах, что они - лучше меня. Не скажу, кто именно, но две-три существуют. А остальные - ничего особенного. Я, все-таки, прошла хорошую школу: считаю Романа Григорьевича Виктюка не режиссером своим, а учителем. Мы с ним знакомы очень давно, и, он, сильная натура, всегда меня направлял и вел. На какое-то время мы расстались - просто потому, что я осталась в Москве, а он уехал в провинцию. А потом Вик тюк вернулся в Москву - и продолжает меня вести. У него я и научилась предъявлять к профессии высокие требования - Роман Григорьевич владеет своим ремеслом блистательно. Я думаю так: к режиссуре Анатолия Эфроса Виктюк добавил что-то свое - и пошел дальше. Работа с Романом для меня - настоящее счастье. Однажды он имел неосторожность пообещать мне при свидетелях роль в пьесе Николая Васильевича Гоголя - теперь с Виктюка просто не слезаю, хотя и боюсь стать навязчивой и противной.

- То есть, если вам что-то в голову взбредет...

- Это Виктюку в голову взбрело! А я точно знаю: если он поставит спектакль, то сделает это гениально.

- А вообще вы человек упорный?

- Думаю, что да. Прямолинейна, упорна, туповата...

- Добавим: самокритична.

- Вполне.

- И - одинока?

- Не так уж я одинока. Знаете, недавно одна московская корреспондентка сказала мне потрясающую вещь. Она смотрела рязановскую передачу "Восемь девок один я" - и услышала у всех - без исключения - участниц нотки грусти и одиночества. "И тут, - продолжает журналистка, - я подумала, что иначе и быть не может: талант должен созревать в одиночестве". Она права: суета - дело погибельное. Знаете, есть такой хороший актер - Игорь Верник. Последнее время он часто мелькает во всяких рекламных телероликах. И вот недавно вижу - поет Игорь по телевизору куплеты Мекки Мессера из "Трехгрошовой оперы" Бертольта Брехта. И - мимо: расплескался Игорек... Спел зонг как обычный шлягер, а это ведь далеко не шлягер. Жаль, талантливый мальчик. Слишком много шуровал - суетился, ездил, зарабатывал...

- Допустим, в творчестве одиночество - благо. А в личной жизни?

- У меня есть близкие люди. Их немного, но так сложилось, что они рядом со мной по двадцать-тридцать лет. Ну и, конечно, - дочка.

- И - все?

- Что значит - "все-? У меня, как у всякой женщины, бывали увлечения. И сейчас бывают.

- С дочкой вы близки?

- У нас сложные отношения. Как мама, я ей прощаю все. Как артистка - нет, поэтому у нас случаются очень серьезные конфликты. Например, никогда не пойму - неужели артистка может позволить себе курить? Сама я не выкурила в своей жизни ни единой сигареты. И мороженого не ем. Голос - это ведь главное в нашей профессии. А дочка курит... Когда вижу ее с сигаретой, - просто скукоживаюсь и ухожу из комнаты.

- К спиртному вы столь же беспощадны?

- В принципе, не пью, но почему-то все время приходится...

- Насильно вливают?

- Обстановка такая. Вот летели сейчас в Израиль с художником Володей Боером и артистом Фархадом Махмудовым... В полдевятого утра таможню прошли - и здесь же, не отходя, бутылку виски выпили. Я и не хотела, а как-то так получилось... Когда мы снимались в "Зигзаге...", Женя Евстигнеев и Жора Бурков учили меня этому делу - так что, школу я прошла блестящую. Помню, Жора говорил: "Валька, тебе хоть не наливай: выпьешь на копейку, а показываешь на рубль", - это было когда Рязанов грозил на каждого из нас написать "телегу" в театр: "Вы плохо ко мне относитесь. Смотрел отснятый материал - ни одного дубля выбрать не смог: сплошная пьянь".

- Сам Рязанов не пил?

- Ему-то можно было: не снимался. А сколько выпито было во время съемок "Иронии судьбы"...

- С удовольствием вспоминаете?

- Так ведь мы моложе были... А из-за зелья этого многие мужики наши полегли. Леня Марков, Жора Бурков, Олег Даль, Женя Евстигнеев - все партнеры, все друзья... Недавно в "Московском комсомольце" появилась замечательная статья. Автор писал, что Горбачеву никогда не стать президентом: он посмел покуситься на святое. В России ему простят перестройку, демократию, голод, холод, но - водку?! Вот уж никогда!

- Так, началась политика. Знаете, недавно мне Георгий Степанович Жженов чрезвычайно убедительно рассказывал, что он не понимает, зачем это Гердту, зачем Окуджаве... Включаю через неделю телевизор - батюшки, выступает наш Георгий Степанович в качестве доверенного лица Бориса Николаевича...

- Куда же деться от политики? Играла я недавно три спектакля подряд. И так чего-то пива захотелось! Позвонила приятельнице, которая на последний спектакль собиралась, попросила прихватить с собой две бутылочки пивка, чтобы потом посидеть спокойно. Кончился спектакль, выхожу на улицу - Иры нет. Остановила "левака", села и жалуюсь водителю: "Представляете, подруга обещала пива принести, а сама не пришла..." Шофер и говорит: "В чем проблема? Давайте заедем в магазинчик - я постою-подожду". Сейчас ведь у нас в магазинах круглые сутки всего полно - бери, чего хочешь. Я заскакиваю, покупаю русское "Жигулевское" пиво (ненавижу эти иностранные консерванты-канцерогены), везу его домой. Приехала. Дочка на гастролях, в квартире - никого. Клянусь, я просто не заметила, как исчезла первая бутылка. Со второй уже перед телевизором сажусь, включаю - Лебедь на экране. А мне так уже хорошо... "Сашка, - говорю в телевизор, - ей-Богу, за тебя проголосую".

- А вас в "доверенные лица" не звали?

- Предлагали однажды пятьсот долларов - я отказалась.

- Мало предложили?

- Да не знаю, дело даже не в этом... Левка Дуров рассказывал, что ему предлагали пять тысяч долларов за Жириновского, а он не пошел. Может, и врет. Но я бы за Жириновского и за пять тысяч не пошла.

- Не от вас первой я это слышу.

- Так ведь смешно за него агитировать! Была я недавно в Новгороде, зашла на базар. Стоит женщина - бедно одетая, не старая еще - творог продает. Подошла я к ней: "За кого голосовать будете?" Говорит: "За Жириновского". Я удивилась: "А почему?" Отвечает: "А чтоб смешнее было". Вот уж посмеялись бы! Но он, слава Богу, не пройдет. Я, честно говоря, хотела бы голосовать за кого-то помоложе и почестнее, чем Ельцин, но что-то кандидата не вижу. Жаль, у Явлинского шансов нет. А чего это мы на такую тему заговорили?

- Вы же сами и заговорили. А та женщина с новгородского базара вас узнала?

- Да, меня часто узнают. Вчера в Тель-Авиве на пляже подошла пара: "Можно с нашей любимой артисткой пообщаться?" Потом пригласили нас с Фархадом в ресторан, заплатили большие деньги... И в аэропорту узнали, первыми через таможню пропустили. Приятно, конечно, чего уж тут. Значит, труд, вроде как, замечен.

- Вы, я слышала, сейчас одновременно в трех театрах работаете?

- Так получилось. Год назад у меня вообще никакой работы не было, а тут - прямо "тройной удар". Во-первых, Виктюк. Наконец, ему пришло в голову начать репетировать. Ту самую "Бабочку...", которую мы в Израиль привезли.

- Ее переименовали для того, чтобы у зрителей возникли ассоциации с "М.Баттерфляй-?

- Мне и самой дурно стало, когда я об этом узнала. Совершенно "баттерфляй" здесь не при чем.

- Итак, во-первых Виктюк. А во-вторых, и в-третьих?

- Лет десять назад мы с режиссером Борей Морозовым сделали небольшую работу на телевидении - и с тех пор симпатизируем друг другу. Совершенно неожиданно Осик Райхельгауз предложил ему поставить спектакль про Льва Николаевича и Софью Андреевну - и Боря позвал меня. Я была счастлива, мне нравилось репетировать, все шло хорошо. Но теперь они до жути ревнуют меня к Виктюку. Узнав, что мы с Романом едем к вам на гастроли, пригрозили даже ввести второй состав. В общем, не знаю, чем закончится во-вторых... А в-третьих, конечно, - мой родной театр Моссовета. В общем, с голоду не умираю. Еще бывают концерты. Скоро, даст Бог, полечу в Тюмень: за пятнадцатиминутное выступление нефтянички дают тысячу двести долларов.

- Круто...

- Но такое, к сожалению, бывает раз в год. От силы - два.

- Что станете развлекать народ на этом концерте?

- Ой, даже не знаю. Какая разница? Обычно читаю монологи, стихи, рассказываю всякие "байки".

- Не поете?

- Безумно завидую всем поющим актерам, но считаю, что мне, все-таки, лучше не петь.

- Вы сказали, что "тройной удар" обрушился на вас совсем недавно. Что было до него?

- Вместе с режиссером Анной Шишко мы сделали на телевидении четыре поэтические программы. Первая была посвящена Апухтину и Чайковскому. У них случились удивительные совпадения в жизни: в один год родились, в один - умерли. Следующая наша программа - об Анне Барковой, семнадцать лет просидевшей в лагерях. Знаете, если я что-то хорошо сделала, то, думаю, именно эти полчаса о Барковой. Сценариста у нас не было - сами с моим режиссером все сочиняли. Третья программа была по стихам Зинаиды Гиппиус. Начальству наша работа нравилась, нас даже пустили в Париж. Мы оказались настоящими "следопытами-: нашли все возможное. Программа о Гиппиус прошла года четыре назад, но до сих пор люди меня за нее благодарят. А сценарий к следующей передаче - "Женщины в жизни Ивана Бунина" - я написала самостоятельно по воспоминаниям Веры Николаевны Муромцевой. Каждый день просыпалась в ужасе: "Валя, на что ты замахнулась?" Но я ведь хитрая: ни одной своей строчки не написала, а только скомпилировала довольно удачно. И вот на письмах Бунина, на его дневниках и стихах, мы сделали эти четыре новеллы о женщинах. Кстати, об одной из них, Галине Кузнецовой, никто никогда не писал и не говорил по телевидению - мы первые. А сейчас работаем над программой о Сергее Дягилеве "Поэзия и правда жизни". Съездили мы в Венецию, я на набережной читала Бродского, Гумилева и Блока... Как сказал мой друг, кинорежиссер Борис Башмилев: "А чего вам уходить из этого "серебряного века", раз вы уже там?" А мне и правда интересно: я ведь когда-то в своем родном Омске на истфак поступала. Провалилась, причем, засыпалась не на истории, а на географии. Потом училась на экономическом, но это было мне неинтересно. Бросила - и поехала в Москву поступать в театральный.

- Сразу поступили?

- Моментально, без документов - это целая история о странной девочке из Сибири.

- Привязанность к котам у вас тоже от сибирской девочки?

- Откуда вы про котов-то знаете? Действительно, это моя слабость.

- Много их у вас?

- Всего два: кот Вася и кошка Бася. Был еще третий, но погиб. Как вы считаете, может, из Израиля котика привезти? Они тут у вас симпатичные - гладкошерстные, тонкие, длинные.

- И наглые. Не разделяю я вашей страсти. Почему - именно коты, а не, скажем, собаки?

- Да потому что кота можно оставить на два дня дома. Правда, завоняется, извините, квартира, зато кот проживет. А собаку надо выгуливать.

- Но ведь коты - предатели?

- Да, Васька меня укусил однажды. Привезли кошку, она забилась под шкаф, я шуровала, пытаясь достать ее веником, кошка орала, как зарезанная. И Васька, решив, что я обижаю его новую подругу, цапнул меня. Можете себе представить? Для меня это был настоящий шок. Бросив веник и кошку, я ходила по комнате и кричала: "Как ты мог?" Но при этом, наблюдая за собой со стороны, думала: "Валя, ты - настоящая городская сумасшедшая". Такой вот сюжетик.

- Записывать не пробовали?

- Нет, хотя покойная Наталия Ильина утверждала, что мне надо писать, так как рассказываю образно. Но - лень...

- Расскажите про быт артистки Талызиной.

- Повторюсь - как-то Любовь Петровна Орлова сказала: "Я иной раз кажусь себе домработницей артистки Орловой". Так и со мной: приходит убирать женщина, а я вместе с ней с тряпкой хожу. Да Бог с ним, с бытом. Живу - от роли к роли.

- Машину водите?

- Нет, так на права и не сдала. Три месяца на курсы проходила - забыла "право-лево" абсолютно. И подумала: "Валя, тебе еще не хватает в карбюратор влазить да покрышки менять?" На такси я себе всегда заработаю. Вот дача у меня есть - купила ее, не глядя, когда дочка была маленькая. Там у меня чисто, природа вокруг очень красивая.

- Грабители не тревожат?

- О чем вы говорите - три раза обворовывали! Ну и что? Пришел милиционер: "Вы лучше такой большой замок не вешайте. Повесьте маленький, чтобы сбивать было легче". Поэтому у меня там и нет ничего такого. Теперь, правда, поставили какую-то систему - уже года три не трогают.

- В общем, все хорошо?

- Только бы роли были.

- А еще чего хочется? Ваши три желания - мигом, не задумываясь.

- Чтобы дочка была счастлива, чтобы внуков мне родила, и, конечно, мечтаю хоть одну роль еще у Виктюка сыграть. Да, и телепрограмму еще одну сделать.

- Мы договорились всего о трех желаниях.

- Значит, обойдемся без программы. Все. Есть у меня, может быть, еще желания, но тайные.

- Жалеете о чем-либо, что могли совершить - и не совершили?

- Еще как!.. Совсем недавно я играла судью в фильме "Воровка" по сценарию Эмиля Брагинского. Был в картине эпизод, который мне очень не нравился. Сидит моя судья с народными заседательницами в комнате, где выносят приговор, и вдруг предлагает им спеть. И они дружно поют: "Мы желаем счастья вам, счастья в этом мире большом..." Ну, думаю, совсем Брагинский с ума сошел - с какой стати судья петь должна? Спорить я, однако не стала: материал, в общем, хороший, да и потом обязательно скажут, что у Талызиной характер невыносимый... Пропели мы, значит, про счастье, фильм сняли, и я уехала в отпуск. По дороге умудрилась потянуть ногу и вышла на ялтинский пляж своего дома отдыха в бинтах. Тут подходит ко мне бабенка - перманентик, глазки голубисенькие, полноватенькая, грудастенькая. "Ой, - говорит, - Валентина Илларионовна, здрасьте!" Я абсолютно уверена, что мы незнакомы. А дамочка продолжает: "Ой, как приятно вас видеть! У нас с вами общее: у вас больная нога, а у меня - зуб. Мы с вами соседи, а у меня бутылочка шампанского в номере. Давайте?" Так, думаю, все: "повезло" мне с соседкой - алкоголичка какая-то. Категорически отказываюсь: "Что вы, что вы, я не могу. Выпью - еще вторую ногу сломаю". На следующее утро - тот же вариант: "У нас с вами общее: болит нога - болит зуб. У меня, вообще-то, две бутылки шампанского, да еще и две - водки. А когда мы посидим, я такие песни вам спою... С зоны." - "Ну, думаю, дожились: если уже в наш дом отдыха поселяют такую шелупонь... Ужас!" Опять твердо отказываюсь. На третий день - та же песня. История начинает мне изрядно надоедать. "Послушайте, - говорю, - давайте хоть познакомимся" - "С удовольствием, - отвечает "подруга", - меня зовут Зинаида Николавна". "Прекрасно, - говорю, - как великую русскую поэтессу З.Н.Гиппиус. А работаете вы где?" И в ответ слышу: "Я - главный прокурор Луганской области. Попала в ваш дом отдыха "по обмену-: мы сюда уголь даем, а нам - путевки". Такая симпатичная бабенка оказалась! И поняла я, что была совершенно неправа, когда считала, что моя судья петь не должна. Я собрала всех находившихся в доме отдыха артистов, и Зинаида Николаевна потрясающе, с юмором, пела нам уголовные песни.

- История замечательная, но я спрашивала, о чем вы

жалеете.

- О том, что не додумалась слова этих песен записать!

Valentina Talyzina
Svetlana 10.06.2006 06:40:58
ZVEZDA!!!!Zdorov|ja Vam i novyx rolej!Pust| Vashi mechty SBUDJATSJA!




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели

Джесси Биллауэр: Серфинг с парализованными ногами
Посетило:6188
Джесси Биллауэр
Наташа Хоуп-Симпсон: Создать протез ноги на 3D принтере
Посетило:10837
Наташа Хоуп-Симпсон
Брент Кейс: Страшная встреча с гризли
Посетило:10154
Брент Кейс

Добавьте свою информацию

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history