Людибиографии, истории, факты, фотографии

Богдан Ступка

   /   

Bogdan Stupka

   /
             
Фотография Богдан Ступка (photo Bogdan Stupka)
   

День рождения: 27.08.1941 года
Место рождения: пгт Куликов, , Львовская ,СССР
Дата смерти: 22.07.2012 года
Место смерти: Киев, Украина
Возраст: 70 лет

Гражданство: Украина
Соцсети:


Мир ловил меня, но не поймал

Советский и украинский актёр театра и кино. Народный артист СССР (1991). Лауреат Государственной премии СССР (1980). Герой Украины (2011).

Богдан Ступка – самый известный в России народный артист Украины, художественный руководитель Театра Ивана Франко. В голливудской Академии киноискусства актер наряду с Параджановым и Довженко внесен в список выдающихся украинских деятелей кино. Его театр расположен по соседству с администрацией президента, и на прошедших недавно на Украине выборах Ступке предлагали баллотироваться на пост главы государства. Он отказался категорически, заявив, что политика и искусство для него – две вещи несовместные.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Print

03.05.2010

«Могу сыграть всех членов правительства»

Вы несколько лет назад были министром культуры. Помогают приобретенные навыки?

Реклама:

– Это была хорошая школа. Семнадцать мгновений весны (то есть семнадцать месяцев) я был министром. Подучился немного в финансовом отношении. Но я хотел быть творческим человеком и вот стал художественным руководителем театра.

Богдан Ступка фотография
Богдан Ступка фотография

Министром-то проще, наверное, было...

– Да. С утра собираются начальники отделов – им даются ценные указания. В театре такого не существует. Я когда-то спрашивал у моего друга – великого русского артиста Михаила Ульянова: «Вы много лет художественный руководитель театра Вахтангова – как вы решаете проблемы?» Он прямо ответил: «В театре проблемы не решаются никогда. Каждый день лишь появляются новые».

Что вам удалось сделать для культуры Украины на посту министра?

– Добился того, чтобы Украина стала постоянным участником Венецианских биеннале. Издали приказ, по которому в последний четверг каждого месяца, если есть места, студентов, учащихся, пенсионеров и солдат-срочников, бесплатно пускают на культурно-зрелищные мероприятия.

«Диктатором нужно родиться, как и идиотом»

Ваш театр похож на дом. В кабинете стол, книгами заваленный, картины на стенах. Кстати, квартира ваша тут же, неподалеку?

– Да, здесь рядом, на Крещатике. В мои годы уже важно, чтобы работа была близко, так я могу быть в театре и утром, и вечером.

Лучшие дня

Николай Пржевальский. Биография
Посетило:28959
Николай Пржевальский
Каспаров Гарри Кимович
Посетило:22405
Гарри Каспаров
Передачка в тюрьму, или отвратительная анатомия
Посетило:2484
Андре Силва Де Хесус

Все под неусыпным контролем?

– Диктатором нужно родиться, ну как и идиотом. А я не деспот. Иногда, впрочем, прихожу за кулисы, пугаю артистов. Приду – появлюсь... Меня заметят, я удалюсь. В кабинете и телевизор, чтоб сцену видеть, и звук из динамика. Вдруг технические накладки какие – одни скрывают потом, другие объяснительные пишут, а я всегда в курсе дела. Для того чтобы создать театр, нужно 8–10 лет. Я девятый год тут. Удалось? Не знаю...

Что это за картина – орел с человеческим взглядом? На вас очень похож.

– Это ручная работа – вышивка, подарила женщина из зрительного зала после спектакля «Тевье-Тевьель».

У вас вообще много тут орлов этих...

– Для устрашения. Может, кто посмотрит и скажет «Ого, да он грозный у нас!»

А в театре о вас говорят как о демократе.

– Тут государственное учреждение, люди отдают жизнь на этой сцене, для них ужасно, если надо уйти из театра, и поэтому я никого не выгоняю. Театр – это такая субстанция... тяжело человеку без него, даже если и на пенсию пора.

«Люблю сам гладить себе брюки»

В спектакле «Фауст», где вы играете главную роль, обращаешь внимание на ваш голос: прямо оперный певец.

– Голос – это в отца. Он у меня пел в хоре оперного театра. У него был голос лучше, чем у меня. Я родился в селе Куликове Львовской области. Там прожил первые шесть лет жизни, ходил в школу, потом в первый раз попал во Львовский оперный театр. Мне повезло, я из-за кулис смотрел балеты, познакомился со многими великими оперными певцами и певицами, приезжавшими во Львов.

Когда решили стать актером, отец доволен был или отговаривал?

– Отец-то очень не хотел, чтобы я стал артистом, говорил, что маленькие зарплаты. Отговаривал, даже когда я уже учился в театральной студии.

Судя по всему, вы были сыном непослушным…

– В принципе да. Меня тянуло в театр, и сопротивляться этому я не хотел. Кстати, рано у меня появилась актерская черта – страсть к переодеваниям. Всегда это любил. Ну не могу я ходить в одной и той же одежде целый день – и в юности, и теперь так. Думаю, сказалось то, что я родился под знаком Девы – у этого знака Зодиака есть, видимо, такая черта. У меня и сын Остап – Дева, и внук Дмитрий – тоже. И тоже любят переодеваться. Когда я утром иду на работу, я перебираю в шкафу одежду минут 30–40 – размышляю, что надеть на этот раз. Потом найду какие-нибудь брюки, тщательно выглажу их и подбираю рубашку. Люблю сам гладить, так уж у нас в семье сложилось, что брюки глажу я.

Отцы и дети

Сейчас сын Остап взрослый, состоявшийся. Когда он сказал, что будет актером, вы, как когда-то отец вас, предупредили, что мало платят?

– Боже сохрани. Я не отговаривал – такой ошибки, как отец и мама, делать не стал. Решил, пусть поступает, как захочет. У Остапа своя дорога (он, кстати, внешне на Ларису больше похож, чем на меня). Сын – актер читающий, собрал большую библиотеку дома. Я это очень ценю, потому что уверен, что чтение книг здорово развивает фантазию. Интернет, конечно, тоже (может, это такие компактные современные книги), но я люблю запах старого тома, люблю перелистывать, перечитывать.

Про то, что отец карьеру сыну устраивал, говорили злые языки?

– Говорить можно все, что хочешь, но ты выйди и сыграй!

Остап – ведущий актер Театра Ивана Франко, бывает между вами непонимание, споры?

– У нас с ним – нет, мы и в одном спектакле играем, в «Легенде о Фаусте». Но по большому счету жизни без проблем с детьми не бывает, конечно. У моих родителей со мной были проблемы, и у меня – с сыном, когда тот маленький был. Я шел в школу, а отец мне: «У тебя такие туфли грязные...» Я ему в ответ: «Да что толку мыть, выйду сейчас – опять грязные будут». Отец брал щетку и чистил мне туфли. Я думал тогда – никогда не буду поступать так, как мой отец, никогда! Прошло время, я ловлю себя на том, что сажусь и своему сыну-школьнику чищу туфли. Ничего ж в мире не меняется, меняются лишь декорации. А любовь, зависть, гордыня, подлость – все остается в человеке. А еще люди по-прежнему ходят в театр. И чем больше будут развиваться технологии, тем больше они будут любить театр.

Это почему?

– Потому что в театре живой голос. У нас в кассы люди в очередях стоят – значит, это искусство не умерло, как многие думают.

«Мир ловил меня, но не поймал»

Много ли вам времени нужно на то, чтобы выйти из роли, не прийти после того же «Фауста» Мефистофелем домой, к друзьям.

– Я отношусь к тем актерам, которые быстро входят и быстро выходят из роли. Сцена – это как прокрустово ложе. На подмостках меняется походка, мышление становится другим. Ты как будто надеваешь шкуру другого человека. И, когда я заканчиваю роль, я эту шкуру моментально сбрасываю. Сразу хочется шутить, смеяться.

Но есть ведь актеры, которые на это не способны. Алкоголь бывает нужен...

– Знаю многих, которые употребляли перед выходом, в антракте. И чем они становились старше, тем сложнее им было играть. Алкоголь съедает весь темперамент – это факт. Я попробовал, когда был молодой еще. Вышел в полупьяном состоянии на сцену и ничего не мог сказать, все поплыло, прожекторы в глаза. Понял, что это не для меня. Вот после спектакля, когда ты три часа на сцене и когда семь потов с тебя сошло – другое дело. Можно шампанского или вино с водой – это как после тяжелой работы. Или еще допускаю алкоголь, если садится горло – теплым коньяком прополоскать – очень помогает.

Гордыня в вашей актерской профессии – штука довольно частая. Вы этого избежали?

– Люди своей гордыней губят себя, сами того не понимая. А мне просто повезло. Я работал с хорошей литературой – Иван Франко, Микола Задорожный. Они мне напоминали о том, что такое честь, любовь, предательство, честолюбие. Однажды я играл Архиерея у Чехова. На смертном одре тот говорит: «Какой я архиерей – мне бы приход в сельской местности. – И добавляет: – Я ниже всех...» Заповеди Христа позабыли, вот и зазвездились. А настоящий актер все время должен доказывать, что он не верблюд. Только сомнение дает прогресс в искусстве. Для себя давно уже вывел закон – нельзя браться за роль с мыслью: «Да я это одной левой». Будешь мелькать на экране, и получится что-то невразумительное. Поэт, артист, художник – все это ученики, ими они остаются до конца жизни. Помнить это нужно обязательно, но простым людям можно и не показывать.

С годами у большинства складывается определенный образ, стереотип актера – на сцене, на экране, как вы этого избежали?

– Просто у каждой роли должна быть судьба, если судьбы нет, ты, как елка, как шкаф или кресло какое-то. Конфликт с обществом, конфликт с женщинами, конфликт с сыном...

У вас был в театре спектакль «Мастер и Маргарита», но вы отказались играть в нем. Вы суеверный человек?

– В пьесе московского драматурга Рощина я играл главную роль – Иешуа и автора. И на этом спектакле творилась какая-то чертовщина. То ты ударяешься головой о фонарь, который за кулисами (причем раньше никогда ничего такого не происходило), то в оркестровой яме неожиданно оказываешься, потому что кровать ломается по ходу пьесы. А однажды в театр приехали мои друзья – врачи и просто промеряли давление после моего пребывания на сцене полтора часа в этом спектакле. Результаты – 240 на 140. Для сравнения – нормальное мое давление 120 на 80. Врач констатировал предынсультное состояние! А потом мама моя посмотрела постановку. Она у меня хорошо знала Библию. Простая женщина – раньше о Булгакове и не слышала. И вот сидим с ней на кухне, а она и говорит: «Как зовут автора?» – «Булгаков». – «А он не болел?» – спрашивает. – «Болел, – говорю, – склероз почек. Полгода лежал, не мог надеть одежду – было больно». – «Это его Господь Бог покарал», – мама замечает. Я вообще неоднозначно отношусь к этому произведению Михаила Афанасиевича. Он ведь хотел представить другое Евангелие, из дьявола сделал Бога. Евангелие от сатаны. Я написал тогда заявление, что играть в этом спектакле отказываюсь.

А Фауста в «Легенде о Фаусте» не страшно было играть?

– Нет, тут есть какое-то очищение в финальном монологе. Он все же раскаивается.

Вы верите в судьбу и пророчества?

– Иногда даже сны вещие снятся. Или звонила мама: «Сынок, мне снилось – тебя кто-то ударил». Это значит, неприятности у меня. Кстати, я расцениваю их или как испытание, или как наказание.

Какое главное необходимое для актера качество важно, чтобы добиться успеха?

– Кроме трудолюбия, должно быть везение. Удача. И еще... каждый играет ту роль, которая ему предназначена. Шекспир давно заметил «Жизнь – театр, а все люди в нем артисты». Украинский философ Григорий Сковорода добавил: «Чтобы хорошо играть в театре, надо брать наиболее подходящую для себя роль. Артиста не за большую роль хвалят, а за то, как он выполнил свою».

Вы проживаете долгую интересную жизнь, никогда не думали над тем, что бы могло быть написано на вашей могильной плите?

– У того же Григория Сковороды есть такая фраза, которую я хотел бы, чтобы вспомнили, говоря обо мне. «Мир ловил меня, но не поймал».

А что мир? Обещал золотые горы?

- Да вот не так давно в партию опять предложили вступить. Я говорю: уже вступил – в партию искусств. Спрашивают: «А когда создали?» Говорю: «Пять тысяч лет назад».




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели

Каспаров Гарри Кимович
Посетило:22405
Гарри Каспаров
Меценат Савва Иванович Мамонтов
Посетило:37478
Савва Мамонтов
Первый прыжок из космоса
Посетило:12271
Джозеф Киттингер

Добавьте свою информацию

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history