Людибиографии, истории, факты, фотографии

Ростислав Янковский

   /   

Rostislav Yankovskiy

   /
             
Фотография Ростислав Янковский (photo Rostislav Yankovskiy)
   

День рождения: 05.02.1930 года
Место рождения: Одесса, СССР
Дата смерти: 26.06.2016 года
Место смерти: Минск, Беларусь
Возраст: 86 лет

Гражданство: Беларусь

В театре интереснее, чем в жизни

Советский и белорусский актёр театра и кино, народный артист СССР (1978), академик Международной Академии театра.

5 февраля отмечает 80-летний юбилей Ростислав Янковский - народный артист СССР, актер Национального драматического театра имени Горького в Минске. Прошедший год был для него трагическим - умер младший брат, великий русский актер Олег Янковский...

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Print

06.02.2010

Монологи Ростислава Ивановича о детстве, семье, времени и частой смене пространств специально для "Известий" записал Евгений Огурцов.

Ростислав, Игорь, Олег и Филипп Янковские. Церемония вручения премии
Ростислав, Игорь, Олег и Филипп Янковские. Церемония вручения премии "Золотой овен". 2002 год

Отец

Откуда пошел клан артистов Янковских? Я много размышлял над этим и понял, что корни - в отцовском роде. Отец - потомственный дворянин, штабс-капитан лейб-гвардии Семеновского полка, впоследствии служивший в Красной Армии под началом Тухачевского, - был человеком удивительной физической и внутренней красоты. Прекрасно пел, великолепно декламировал стихи. По вечерам он читал нам романы. Когда доходил до тех мест, которые детям знать не положено, меня укладывали спать, а так хотелось узнать, что же дальше...

Храм и 1 Мая

Родился я в Одессе. На Украине свирепствовал голод, шел 1930 год. Мой отец был репрессирован. Ему дали небольшой по тем временам срок - пять лет. Мы жили в коммуналке, мать с трудом устроилась на работу. Нашими соседями была достаточно обеспеченная еврейская семья. Они нам помогали, спасая иногда от голода. Когда же наступала еврейская Пасха, то мне перепадал уже не кусок хлеба, а маца. Помню ее вкус до сих пор. Помню и то, что мы не могли ответить добрым соседям хотя бы кусочком пасхального кулича.

Семья, конечно, была верующей. Отец был крещен по католическому обряду, а мы с мамой и бабушкой - по православному. В то время в Одессе православные храмы по большей части были либо разрушены, либо закрыты. Я видел, как на нашей улице с церкви срывали крест. Старушки крестились и плакали, рабочие и солдаты смеялись. Помню, как однажды на Рождество бабушка повела меня в костел, сказав, что Бог един и к тому же это храм моего отца. Я был поражен невиданной красотой и великолепием росписей стен и потолка, ликами святых апостолов, девы Марии, распятого Христа, от которого, казалось, исходило сияние. А вокруг стоял какой-то неземной аромат, исходящий от стен, от строгого ряда парт и самого священника. Домой я пришел в полном восторге и тут же стал играть в ксендза, воспроизводя мелодику речи и отдельные запомнившиеся слова молитв. Через некоторое время соседская девушка по имени Рива спросила у моей матери: "Вас что, посещал священник?" Мама засмеялась и сказала: "Ну что вы, это Ростик так играет!" Это был мой первый моноспектакль.

Реклама:

Запомнился мне один из первомайских праздников. Утром жильцы нашей коммуналки, по обыкновению, вышли на балкон. По улице тек поток празднично одетых, счастливых людей. Радовался и я, подпрыгивая на коленях соседки Ривы, одетой в белую кофточку и красную косынку. Внизу, прямо под нами, проплывали транспаранты, флаги, воздушные шарики. Вдруг движение застопорилось, и человек в комбинезоне, стоящий на огромном глобусе с молотом в руке, символизируя мощь рабочего класса и близкую победу мировой революции, от резкого торможения покачнулся, замахал руками, пытаясь сохранить равновесие, и громко, на всю улицу, крикнул: "...твою мать!" Меня страшно заинтересовало это новое для меня выражение. Рива хохотала как ненормальная. Вечером тот же вопрос я задал своей дворянке-бабушке, отчего глаза у нее стали больше пенсне. Так произошло мое первое знакомство с народным языком...

Время шло, и как-то раз, набегавшись во дворе, я вернулся домой и застал свою всегда одинокую маму в объятиях незнакомого мужчины. В первую минуту я опешил, но потом интуитивно почувствовал родную кровь и закричал: "Папа!" Это действительно был мой отец, вернувшийся из лагеря. Я обрел отца, и это было невероятно радостное ощущение...

"Черный ворон"

Потом мы переехали в Рыбинск. Отец завербовался на строительство водохранилища. Мы жили в поселке вольнопоселенцев. Кругом были лагеря. Мне было уже семь лет, и родители брали меня на концерты, которые устраивали артисты-заключенные. В зале сидели в основном чекистские жены: красивые, плотные, коротко стриженные, а рядом с ними мужья в коверкотовых гимнастерках и синих галифе. Я был в них влюблен, ведь именно они боролись и побеждали многочисленных шпионов, диверсантов и прочих врагов советского народа. Даже на обложке детского журнала "Мурзилка" - я запомнил это на всю жизнь - был изображен народный комиссар Ежов, который "ежовыми" рукавицами душил негодяев и предателей.

В это время шли нескончаемые процессы, из репродукторов неслись гневные обличительные речи сознательных рабочих и колхозников... В семье, я это почувствовал, поселился страх. Он соседствовал с радостью, любовью, удачами, семейными буднями и праздниками. Я видел из окна нашей квартиры, как приезжали в больших черных автомобилях так любимые мною чекисты, чтобы арестовать очередного "шпиона", который жил в нашем доме...

Шел 37-й год. И надо же было отцу именно в это время поехать к своему бывшему командиру - маршалу Тухачевскому - на прием. Почти сразу же по его возвращении Тухачевский был объявлен врагом народа. За отцом пришли рано утром. Я проснулся и увидел, что мои любимые чекисты ходят по нашей квартире, роются в шкафах и чемоданах. Вокруг все перевернуто, а отец стоит бледный и, словно оправдываясь перед мамой и бабушкой, повторяет, что ничего плохого не совершал ни сейчас, ни раньше. Он действительно чувствовал себя виноватым, но не перед этими "красавцами" в коверкотовых гимнастерках и синих галифе, а перед своей семьей, понимая, как тяжело ей придется. Я вцепился в отца и закричал: "Не трогайте моего папу!" Меня оттащили, отца впихнули в "черный ворон", и мы остались одни.

Это был страшный удар для семьи. Дети во дворе перестали со мной играть, хотя вокруг жили хорошие люди. Я и сейчас так думаю. Только страх и непонимание того, что происходит, разделяли людей, делая их врагами. Для своих сверстников я был сыном врага народа, чуждым классовым элементом. Теперь я ненавидел людей в форме. Правда, были смелые, благородные люди и среди сотрудников НКВД. Один из них, наш сосед, разрешил своему сыну дружить со мной, а однажды шепнул моей матери, что отец жив, передает привет и надеется на лучшее. Действительно, через семь месяцев его освободили...

В это время сняли с поста злого карлика Ежова - вместе с его знаменитыми рукавицами. Отца, видимо, выкинули из тюрьмы за ненадобностью. Пришел он домой худой, с выбитыми зубами и нервным тиком - результатом фронтовой контузии, обострившейся в камере. Удивительно, но и после этого отец не озлобился. В семье никто не поносил советскую власть, считая, как и все, что происходит какая-то роковая ошибка. Я не верю тем, кто сегодня говорит, что уже тогда все понимал. В обществе царила атмосфера влюбленности в свое государство, в свою партию, в Сталина. Страна строилась. Появлялись новые заводы, фабрики, железные дороги, рудники, каналы. Правда, основной рабочей силой были заключенные, но кто об этом тогда знал...

Война

Мы переехали в Джезказган, на строительство медеплавильного комбината. Казахстан, его природа - все было для меня удивительно и почти сказочно. Помню, как в горах первый раз в жизни увидел змею. Бежал от нее со всех ног. Скорпионы, вараны и прочая нечисть водились там во множестве, зато казахи были добродушными и приветливыми людьми.

Началась война. Она словно обрушилась на всех нас. Отец рвался на фронт. Его не пускали - то ли потому, что у него, как у работника оборонного завода, была бронь, то ли учли его лагерное прошлое и дворянство. Немцы шли к Москве. И какая была всеобщая радость, когда их остановили и погнали назад. Помню, на улице вывесили экран, и все мы смотрели документальный фильм "Разгром немцев под Москвой". Мы, мальчишки, стали бросать в экран камни, метя в фашистов, - такая была всеобщая ненависть к захватчикам, святая ненависть.

Чтобы смотреть фильмы бесплатно, я напросился учеником киномеханика. Война войной, а тянуло к красивому миру, к сказке. Когда смотрели трофейный "Большой вальс", слушали Штрауса, люди плакали от счастья. А "Серенада Солнечной долины"? Это был неподдельный восторг.

Так получилось, что с экраном я познакомился раньше, чем со сценой. И вот однажды к нам приехал областной казахский театр. Искусство - это такая субстанция, которая не зависит от языка. Яркое зрелище завораживало всех, кто сидел в зале: и русских, и казахов. После этого я стал ходить в театральный кружок. Играл все, что предлагали, даже Гитлера. Я тогда учился в "спецухе" - Одесской 14-й авиационной спецшколе. Ее во время войны эвакуировали в Ленинабад. Потом, после войны, встречал офицеров, старших товарищей. Они мне говорили: "Не горюй, Слава, радуйся, что жив остался!"...

Любовь

Потом наша семья долго жила в Ленинабаде. Здесь строились предприятия атомной промышленности. Отец на одном таком предприятии работал. Я начал заниматься боксом. Не знаю почему, я, в общем-то домашний мальчик, вдруг решился на такой поступок. Скорее всего это была попытка самоутвердиться. Стал чемпионом Таджикистана по боксу среди юношей.

Там, на соревнованиях, я и встретился со своей первой и единственной женой, со своей любовью. Она была рекордсменкой республики по легкой атлетике. Бегала, как молодая богиня, красивая и грациозная. К этому времени в семье Янковских уже было трое сыновей: я, средний Коля и младшенький Олег. Как-то отец принес домой немного яблок, стоили они тогда недешево. Они, конечно, предназначались младшим, но я чувствовал этот замечательный запах, и у меня, что называется, потекли слюнки. Взяв из рук Олега большущее яблоко, я ему сказал: "Ну кто так кусает? Вот как надо кусать!" Чуть не пол-яблока исчезло у меня во рту. Мама конечно запричитала, что-де обижают маленьких, и я был пристыжен. Прости меня, Олеженька!..

Мой роман с бегуньей Ниной бурно развивался, и вскоре мы поженились. Там же, в Ленинабаде, я поступил в театральное училище, окончил его и, проработав в местном театре шесть лет, переиграл весь тамошний репертуар. Сдружился с семьей Егоровых - они вскоре переехали в Белоруссию, а глава семьи стал работать на "Беларусьфильме" гримером. Его стараниями я получил приглашение на кинопробу и впервые приехал в Минск...

Счастье

Счастье в жизни есть. Когда мы думаем друг о друге, когда желаем близким добра - это счастье. Когда хочется бескорыстно делать добро другим людям - это великое счастье. У меня нет иллюзий, что мир гармоничен. По моему мнению, в человеке больше плохого, чем хорошего. Зло незаметно, оно витает вокруг нас. Порок куда более привлекателен, чем добродетель. Разве не возбуждает людей естественное желание победить другого, ухватить в жизни кусок послаще? Чтобы в тебе стало больше добра, его надо наработать, воспитать, а это тяжелейший труд.

Я верю в судьбу и смерти не боюсь, хотя от жизни ничуть не устал. Писать мемуары не буду, а вот сыграть в каком-нибудь новом хорошем спектакле собираюсь, хотя и так плотно занят в репертуаре. По-моему, в театре интереснее, чем в жизни. Правда, люблю свой сад. Мне нравится собирать яблоки, ощущать их тяжесть, дотрагиваться рукой до спелых ягод...




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели

Елена Вяльбе. Биография
Посетило:27932
Елена Вяльбе
Первый прыжок из космоса
Посетило:12592
Джозеф Киттингер
Что оставил после себя Дональд Винникот?
Посетило:7655
Дональд Винникотт

Добавьте свою информацию

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history