Людибиографии, истории, факты, фотографии

Людмила Зайцева

   /   

Ludmila Zaitseva

   /
             
Фотография Людмила Зайцева (photo Ludmila Zaitseva)
   

День рождения: 21.07.1946 года
Место рождения: хутор Восточный, , Краснодарский край ,СССР
Возраст: 73 года

Гражданство: Россия

В картину «А зори здесь тихие» я напросилась сама

актриса

Давно не смотрели сказку про Золушку? Тогда усаживайтесь поудобнее. Давным-давно скромная девушка из российской глубинки Люся Зайцева приехала покорять первопрестольную. Прошла немало, но своего добилась, стала актрисой, но не простой актрисой, а народной артисткой РСФСР. Людмила Зайцева из тех актрис, что ни в кино, ни на сцене не примеряют на себя какие-то маски, она очень близка своим героиням: Шуре из фильма «Здравствуй и прощай», сержанту Кирьяновой из картины «А зори здесь тихие», Анне в «Строговых», матери в «Маленькой Вере».

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Print

13.01.2009

Глава 1. Праздники детства.

Корни актрисы Людмилы Зайцевой на далеком Кубанском хуторе «Восточный», мама и папа потомственные крестьяне. В послевоенные годы семья жила трудно и бедно, но всегда с надеждой на лучшее, с задорной песней и любовью к земле.

Реклама:

Людмила: Вы знаете, в детстве, наверное, ничего нет трудного, потому что в детстве все радостно. Во-первых, ощущение того, что ты согрет теплом матери, хотя мама меня растила одна, и ей было очень трудно, конечно. Она работала в колхозе, и я часто оставалась одна. Но детских игр, забав и сада прекрасного, который у нас был, где росли плодовые деревья, где было много яблонь, груш, грецкие орехи и вишни, огромного огорода, который я конечно в детстве ненавидела, потому что мне надо было его полоть, но, тем не менее, понимаете, вот это соединение с землей - в детстве, конечно, этого не понимаешь.

Людмила Зайцева фотография
Людмила Зайцева фотография

Теплые воспоминания детства остались с актрисой на всю жизнь, особенно маленькая Люся любила праздники.

Людмила: Запомнилось все: и то, что зимы были настоящие на Кубани, снежные, и то, что было счастье праздников Рождества, ожидание весны, Пасхи. К Пасхе покупали новое платьишко, которое не разрешали носить, и какие-то тряпичные босоножки, которые мама прятала в комод, и пока мамы не было, я их все примеряла, примеряла и, в конце-концов, до Пасхи изнашивала их почти в дырки. Естественно, за это лупили.

Людмила Зайцева фотография
Людмила Зайцева фотография

А сколько было радости, когда в далекий хутор приезжала кинопередвижка - перед глазами ребят открывался целый мир.

Людмила: Вот это ощущение какого-то постоянного ощущения счастья, хотя не было никакой большой связи с миром внешним, потому что не было ни радио, ни телевидения, ничего, только привозили кино иногда, и то, летом чаще, чем зимой. Трудно было, заносы снежные и трудно было дойти машине с кинопередвижкой. И вот это ощущение праздников, я все время вспоминаю Василия Макаровича, праздники детства… Горько и радостно, что это было, потому что, как Шукшин сказал, что теперь такого уже нет, к сожалению, это, конечно, очень огорчает, потому что душе, действительно, сейчас очень не хватает праздников.

Людмила Зайцева фотография
Людмила Зайцева фотография

Однажды, на одном из таких душевных и долгожданных праздников, когда в хутор привезли кино, маленькая Люся увидела на итальянской актрисе туфли-лодочки, прибежала домой и сказала маме: «Я хочу быть актрисой и носить точно такие же туфли».

Лучшие дня


Иоанн Аргиропул
Посетило:274
Иоанн Аргиропул
Полина Виторган
Посетило:271
Полина Виторган
Последний русский император
Посетило:265
  Николай II

Глава 2. Туфельки для Золушки.

Маленькая хуторянка грезила сыграть хотя бы одну роль, ей было неважно, что за роль это будет, она просто мечтала выйти на сцену и прочувствовать, как это - стоять перед зрителями.

Людмила: Может быть, потому что у нас были все очень в семье талантливые и никак не могли реализоваться. Прекрасно пела мама, прекрасно пели мой дядя, моя тетя, вообще, на Кубани очень певческий народ, голоса прекрасные, там любят хоровое пение, стройное. Не вразнобой - кто куда - а именно, как говорится, слаженно. Может быть, это какая-то мечта. Смотришь фильмы, и там какая-то другая жизнь… Какие-то актеры играют, я помню Марину Ладынину, Сергея Гурзо, Тамару Макарову, индийское кино с этой красотой немыслимой. Бог его знает, никто не знает, откуда это приходит, это, наверное, сверху приходит, желание быть артисткой, причем за этим ничего не стоит. Просто быть артисткой, а что за этим стоит, ты в детстве не понимаешь. Но это как-то рождается, потом проносится и через годы отрочества, юности и становления, то есть никем другим я не хотела быть.

Поэтому поехала в Москву, поступать во МХАТ.

Людмила Зайцева фотография
Людмила Зайцева фотография

Людмила: Только Москва, для меня Москва была… А потом, знаете, мне еще повезло, потому что, когда мы переехали в Усть-Лабинск, я, естественно, ходила в районный Дом Культуры, в самодеятельности играла главную роль в одном спектакле. И спектакль ставили режиссеры-практиканты из Института Культуры московского, то что сейчас называется МГУКИ, а раньше это был Библиотечный Институт или Институт Культуры, и, конечно, эти люди приехали из Москвы. Это какая-то другая культура, другой менталитет, все это очень подогревало желание.

Людмила Зайцева фотография
Людмила Зайцева фотография

И вот, 17-летняя девочка, еще совсем ребенок, оказалась в шумной, незнакомой, пугающей столице. Почти пустой чемодан, но полное сердце грез. Из всех амбициозных покорителей Зайцева не была исключением, проверку на выживание Москва устроили и ей.

Людмила Зайцева фотография
Людмила Зайцева фотография

Людмила: Ой, вы знаете, первый год меня Москва раздавила, я была абсолютно раздавленной. Я сидела под общежитием на Трифоновке, рыдала и думала, как мне скорее отсюда уехать, потому что я везде провалилась, где могла. У меня было, как мне говорили, смыкание связок, то есть «у вас голос надтреснутый, у вас то-то, у вас то-то», я вообще МХАТу никак не подходила, абсолютно, и я даже не помню, пробовалась ли в другие театральные школы. Поэтому я была абсолютно раздавлена и, рыдая, уехала из Москвы. Но, тем не менее, приходило время поступать, опять лето, опять «зуд», и опять я ехала, и опять меня не принимали, и опять я возвращалась домой не «на коне» … Но, вы знаете, я должна сказать благодарность моей покойной мамочке. Она меня никогда не отговаривала от этого, она была очень терпелива и смиренно принимала эти мои поездки, мои желания.

Людмила Зайцева фотография
Людмила Зайцева фотография

Маршрут Усть-Лабинск – Москва и обратно повторялся ровно два года, в третий раз, когда абитуриентку Зайцеву вновь никуда не приняли, домой она решила не возвращаться.

Людмила Зайцева фотография
Людмила Зайцева фотография

Людмила: Я поехала в Рязанский ТЮЗ, потому что туда набирали молодых актеров в студию при Рязанском ТЮЗе, и я поняла, что уже возвращение в Усть-Лабинск не может быть, потому что это было совсем невмоготу, невыносимо. Потому что там негде было работать, и эти длинные зимы, когда надо было пережидать зиму… И я решила поближе к Москве. Меня взяли в студию, и вот это, конечно, меня очень, я бы сказала, подготовило к тому, что я уже поступила потом и выбрала именно Щукинское. Я пришла во МХАТ, мне сказали, что, в принципе, могут меня взять. Набирал тогда Карев, педагог, народный артист, он велел пойти в Щуку. В общем, я прошла все три тура и поступила.

Людмила Зайцева фотография
Людмила Зайцева фотография

Глава 3. Будни Золушки.

Но поступить было мало, нужно было доказать, что ты этого достоин. Людмила Зайцева говорит, что на курсе Золушкой была, в любимых ученицах не числилась, а вот над собой работала не покладая рук.

Людмила Зайцева фотография
Людмила Зайцева фотография

Людмила: Да, я была Золушкой в Щукинском училище, потому что у нас был большой курс, мы были экспериментальным курсом, много было талантливых людей. А поскольку я по своим данным вроде бы социально-бытовая героиня, но есть характер, и я даже когда поступала, читала разноплановые вещи, и наша худрук никак не могла понять, куда меня притулить, какое амплуа. Сразу определяется амплуа у многихактеров, студийных студентов, а я бралась за все понемногу, и все получалось.

Людмила Зайцева фотография
Людмила Зайцева фотография

Педагоги у Зайцевой были разные, но, пожалуй, никого из них она не могла бы назвать своим единственным учителем. Каждый из них сыграл в ее судьбе свою роль – кто-то учил больше искусству, кто-то жизни.

Людмила Зайцева фотография
Людмила Зайцева фотография

Людмила: Наставником жизни была Марианна Рубеновна Тер-Захарова, наша худрук, которая нас просто учила тому, что театр, и вообще жизнь, - это очень суровая вещь, что никаких слюней, соплей и прочих-прочих, что надо готовить себя к очень серьезной жизни в искусстве, где будет все: и подсаживание, и подсиживание, и подножки, и что надо вообще к этому быть готовым. Не может быть такого, что вы придете в театр, там с распростертыми объятиями вас встретят и скажут: «Как хорошо, что ты пришла». Что будет очень много испытаний суровых, поэтому такая была школа. Ну и жизненная школа, за кого выходить замуж, за кого не надо выходить замуж, потому что это может тебе испортить карьеру, если ты не хочешь, то тогда выходи, рожай детей. То есть Марианна Рубеновна была очень сурова в этом плане.

Людмила Зайцева фотография
Людмила Зайцева фотография

Были в студенческие годы, конечно же, и наставники – кумиры, например, Николай Гриценко.

Людмила Зайцева фотография
Людмила Зайцева фотография

Людмила: Обожали, например, Гриценко, обожали! Потому что я даже не знаю вообще, человек ли он был, потому что он был просто гениальный артист, с неожиданными ходами его, с его неуправляемостью. И в то же время он был точным, профессионально выполнял рисунок, но он был иногда абсолютно непредсказуем, это, мне кажется, есть талант и гениальность. Я не боюсь этого слова, для меня он был гениальный артист, просто гениальный.

Людмила Зайцева фотография
Людмила Зайцева фотография

И Людмиле Зайцевой хотелось стать такой же гениальной. Только беда – к моменту окончания Щуки талантливая девушка остается без дипломного спектакля. Настоящая Золушка - бал впереди, а платья нет.

Людмила: Поэтому никак не знали, в какую нишу меня поместить. А поскольку был еще юбилейный год, 1970-ый, когда мы заканчивали, было много Ленинских спектаклей, где мне вообще не нашлось никакой работы, кроме массовки, то я практически осталась без дипломного спектакля. И единственным отрывком, которым я защищалась, была «Мадам Сонжен», пьеса Сарду. Катрин Лефевр - это жена одного из Наполеновских маршалов, которую он взял работорговкой, то есть женщина из простых. Я её играла на французском языке. Вот таков мой был расклад, и поэтому естественно, что в этот юбилейный год никаких предложений не было. Единственное, всем очень запомнилось, как мне потом говорили, когда я на экзамене государственном по вокалу спела не русскую народную песню «Светит месяц, светит ясный» или «Помню я, еще молодушкой была», а пела «Злато-колечко». Это польская песня, которая потом звучала в спектакле «Варшавская мелодия». Я ее пела, правда, на русском языке. Но все говорят, что я ее спела так, что все сказали: «Ну конечно, ей надо ставить пятерку».

Но эта «пятерка» не спасла. Зайцеву, в отличие от сокурсников, которых разобрали в различные театры, никуда не позвали, и она решила попробовать себя в кино.

Глава 4. Сказочники.

Своими добрыми волшебниками Людмила Зайцева считает двух человек: режиссера Василия Мельникова, давшего ей путевку в кинематограф, и Василия Шукшина, след от встречи с которым остался в душе актрисы навсегда. В 70-е годы в картине Виталия Мельникова «Здравствуй и прощай» Людмила Зайцева исполнила главную роль, Зайцевой удалось создать и показать яркий образ и народный характер. Ее героиня Александра - цельная, сильная, гордая и независимая женщина, но в то же время очень добрая, нежная, жертвенная, ранимая.

Людмила: Почти не играю героинь, которые мне не близки, потому что считаю, что в кино очень трудно работать на сопротивлении как в театре - там можно спрятаться за гримом, за характерностью, за бородой, за париком. Так все счастливо совпало в этом сценарии Виктора Ивановича Мережко и в том, что Мельников искал такую героиню и рискнул поставить на меня, на никому не известную к тому времени актрису. Вы знаете, там все совпало: и мое знание народного характера, наверное, и мое южное происхождение, и прекрасно написанный сценарий, и, конечно, совершенно великолепный режиссер - Виталий Мельников.

После роли Александры к молодой актрисе Людмиле Зайцевой пришел успех, да и возможно ли было остаться равнодушным, следя за перипетиями судьбы героини?

Людмила: «Здравствуй и прощай», конечно, теперь уже считается моей визитной карточкой, хотя я люблю и многие другие свои картины… Ну, видите ли, мы жили в такое время, когда я снималась в таких, скажем, не генеральных картинах генеральной линии страны. Были картины телевизионные. Я снималась в картинах, которые были бытовыми, мелодраматическими. Поэтому даже картина «Здравствуй и прощай» сразу не принесла мне никакой славы. Она потом была замечена… А так, у нее не было никакой потрясающей прокатной судьбы, хотя надо сказать, что, когда мы поехали с ней в Сибирь, когда мы ее сделали, там очень хорошо приняли картину, очень хорошо. Но я, может быть, опережая ваш вопрос, скажу, что выбирала, скажем так, свою известность (я никогда не работала ради известности, меня это вообще не занимало), свою актерскую биографию постепенно.

Другая героиня Зайцевой - сержант Кирьянова в фильме «А зори здесь тихие». Режиссер Станислав Ростоцкий сказал про Зайцеву после съемок: «Ее героини знают, почем фунт лиха, для них слова «земля, зорька» и конкретны, и глубоки». Но мало кто знает, что на эту роль Зайцева напросилась сама.

Людмила: Да, мне просто подсказали, что снимается фильм и есть повесть, и когда я прочла, я поняла, что… Видите ли, я к тому времени оказалась безработной, не взял ни один московский театр, мне надо было куда-нибудь притулиться, хотелось работать. Потому что всех моих однокурсников разобрали во все театры, естественно, мне хотелось. Честно говоря, не могу сказать, что я очень мечтала, хотя мы завидовали Ире Купченко, которая снималась тогда уже у Кончаловского, я завидовала другим актерам. Мы тоже немножко снимались, но в основном в массовке, бегали просто, подрабатывали. Это было очень большое подспорье для стипендии, поскольку у нас очень много было не москвичей. И я пришла и предложила свои, как говорят, услуги, и меня взяли.

Так Зайцева сыграла, возможно, одну из лучших своих ролей. Сержант Кирьянова в ее исполнении получилась неповторимой, мужественной, волевой, суровой, за плечами которой немалый военный опыт. Но, как и любая женщина, Кирьянова нуждалась в тепле и любви. Актриса вспоминает, что в этой картине ей работалось очень легко.

Людмила: Была замечательная киногруппа, мы все были молоды, у всех была практически первая роль, никто ни перед кем не выпендривался, хотя в кино это очень трудно, потому что в кино люди сходятся и расходятся, это не театр, никто подножки никому не ставит. Есть артисты, которые стараются развернуть тебя на восьмерке, чтобы быть больше самому на крупном плане, есть такие, особенно мужчины, меня это всегда поражает. А что касается «А зори здесь тихие», то все было в первый раз, было поначалу очень трудно, пространство: не сцена ограниченная, а площадки съемочные, где много народу стоит и на тебя смотрит, где присутствуют местные жители, где надо что-то играть. Первый съемочный день был очень тяжелым. А потом ничего, справились, влились с помощью Ростоцкого и всех других людей, которые работали в этой группе.

Людмила Зайцева работала со многими режиссерами, но с особой теплотой и любовью вспоминает Василия Макаровича Шукшина. Они познакомились на съемках картины «Печки-Лавочки», общались совсем немного, а след от этой встречи остался у актрисы на всю жизнь.

Людмила: Он меня сформировал не просто как актрису, а скажем, как гражданина. Хотя, впрочем, для меня никогда актерство не стояло на первом месте, я человек неравнодушный к тому, что происходит, и никогда не думала, что артист - это просто развлекательная профессия, что я должна смешить, развлекать… Знаете, как говорят: прикинься, кривляйся, прикидывайся, кривляйся… Мне всегда казалось, что профессия наша - это серьезный разговор о жизни, можно и в юмористическом фильме сняться, но это будет серьезный разговор, ведь мы «Печки-лавочки» воспринимаем как комедию, не правда ли? Мы очень много смеемся над тем, как герой топит кофточку в туалете, как созерцает жизнь… В общем, много смешных там моментов, там что ни слово, то просто уже расхожие афоризмы. Но мне всегда казалось, что это все равно всегда серьезный разговор о жизни, о стране, о людях, среди которых ты вырос. Поэтому, конечно, Василий Макарович своей гражданской позицией, своей жизнью на меня оказал огромное влияние.

Людмила Зайцева не один раз была на Алтае, участвовала в Шукшинских чтениях. Поговаривают даже, что в тех краях ее называют алтайской мадонной, а она и есть мадонна, сильная, нежная, любящая.

Эпилог.

Армен Джигарханян как-то сказал про Людмилу Зайцеву: «Ты настолько народна, что тебя не будут узнавать на улице», - а она и не возражает.

Людмила: До сих пор мне люди иногда говорят… Буквально недавно я ехала в троллейбусе, и мне женщина говорит: «Как вы похожи на Людмилу Зайцеву!», - то есть и в голову человеку не приходит, что это я. Наверное, у меня не такой респектабельный вид, как должен быть у народной артистки, у известной. Как мне говорят: «Ну, вы же звезда, вы известная актриса!», - наверное, у меня такой вид, что подумать простому человеку, что Людмила Зайцева едет с ним вместе в троллейбусе, просто не приходит в голову.

У Людмилы Васильевны уже взрослая дочь, тоже актриса, и вообще, ее жизнь сложилась неплохо, говорит Зайцева. Она оптимистка, а таким фортуна обычно подмигивает.

Людмила: Я благодарна за все периоды своей жизни судьбе, она у меня очень интересная и очень хорошая, и я ее практически прожила, ну скажем так, не так, как хотелось, как сложилось. Как хотелось, я не знаю, я никогда ничего не выстраивала ни в профессии, ни в жизни, ни в отношениях между людьми. Я человек очень спонтанный, очень влюбчивый, в людей я влюбляюсь очень, не люблю разочаровываться. Конечно, очень много ностальгии по детству, например, по тому, что там все было скажем, впереди. Конечно, сейчас очень трудно, потому что у меня дочь актриса, и у меня не очень легкая жизнь, но я знаю, что всегда есть люди, у которых она гораздо труднее чем у меня, потому что я счастливый человек, меня еще приглашают сниматься в кино, я востребована, я могу выбирать, я могу заработать деньги и на это жить. Пусть они небольшие, но я могу себя в этом устроить, я человек очень ограниченных запросов и приучаю к этому свою дочь, она точно такая же. Знаете, конечно, ностальгия - это такое питающее душу чувство, но нельзя жить только ностальгией, надо идти дальше.




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели


Богат и знаменит
Посетило:996
Джон Ву
Украшает мужика борода
Посетило:1064
Антанас Контримас
Маргарита Дуглас
Посетило:1005
Маргарита Дуглас

Добавьте свою информацию

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history