Людибиографии, истории, факты, фотографии

Наталья Белохвостикова

   /   

Natalia Belohvostikova

   /
             
Фотография Наталья Белохвостикова (photo Natalia Belohvostikova)
   

День рождения: 28.07.1951 года
Возраст: 66 лет
Место рождения: Москва, Россия

Гражданство: Россия

Интервью

Актриса

В прошлом году в семье Владимира Наумова и Натальи Белохвостиковой появился сын. Режиссер и актриса, люди достаточно зрелого возраста, родители взрослой дочери, усыновили мальчика из детдома.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

12.12.2008

Наталья Николаевна, усыновление ребенка — поступок сверхсерьезный. Какая же история предшествовала тому, что вы на него решились?

Наталья Белохвостикова фотография
Наталья Белохвостикова фотография

— История? Знаете ли, а ведь никакой особенной истории не было. Просто случай… Так уж повелось, что мы втроем: я, Володя и наша дочь Наташа (актриса и режиссер Наталья Наумова. — Ред.) —часто ездим на творческие встречи со зрителями. Прошлой зимой мы оказались в одном из подмосковных детских домов. После концерта ко мне подошел мальчик и сказал: «Тетенька, в нашей группе у всех есть крестики, а у меня нет. Купите и мне, пожалуйста». Годика три ему было. Ну как можно было отказать? Конечно, я пообещала. Спросила: «Как тебя зовут?» «Кирилл», — отвечает. «Может, ты еще что-нибудь хочешь?» — «Нет», — и смотрит на меня своими огромными глазенками, — только крестик». Через неделю мы к нему поехали. Отдали Кириллу крестик, конфеты какието... Он посидел немножко с нами, и вдруг говорит: «Ну, я пойду к себе». И пошел… Мы смотрим ему вслед. А он идет по такому длинному-¬длинному коридору, зажав в крошечной руке сумочку с привезенными нами подарочками… Фигурка трехлетнего человечка, не верящего ни во что. Вот разве что в крестик… Он не обернулся ни разу. Просто уходил от нас — и все. В боль, в горечь, в одиночество. В никуда… Обратно мы ехали молча. Дома выяснилось, что всю обратную дорогу каждый из нас вспоминал эту удаляющуюся спинку. И всем нам стало очевидно: нельзя еще один раз предать этого ребенка. И мы подумали: «Может быть, нам удастся дать ему более достойную жизнь?»

Реклама:

Трудно было входить к нему в доверие?

— Все произошло естественно, он очень контактный мальчик. Мы стали приезжать регулярно, играли с ним, разговаривали. Каждый раз Кирюша очень радовался нашим встречам, но был чрезвычайно стеснительным. Это теперь, дома, стал та¬ким болтушкой. Больше всего в наших первых свиданиях меня буквально повергало в ужас, что все он делал, как бы это сказать... без всякой надежды. Он улыбался, слушал внимательно, вежливо, как взрослый человек, был благодарен, что мы к нему приехали в гости, но он точно знал, что скоро опять останется один.

Но потихонечку Кирюшка стал привыкать к нашим приездам, и однажды мы спросили: «А не хочешь ли ты к нам в гости?» Он очень обрадовался, засобирался. А дальше… стал открывать для себя этот мир. Все у него было в первый раз. Впервые зашел в лифт. Когда поехали, очень удивился, спросил: «А кто нас везет?» Володя ответил: «Лошадки». Поверил. А теперь хохочет, когда вспоминает про это. Первый раз побывал в цирке, в зоопарке. Впервые его поздравляли с днем рождения, когда ему исполнилось 4 годика. Да, наверное, и на диване с кемнибудь в обнимку он никогда не сидел.

Когда мы поехали к нам во второй раз, очень трогательно воскликнул: «Это наш дом! Ура, мы домой приехали!» Вообще, он помнит все. Меня это просто потрясает. Он запомнил каждый миг нашего общения. Точно пересказывает, кто кому что сказал, кто как отреагировал. Я даже не знала, что так бывает. При этом он очень смешливый. Раньше почти не улыбался, а теперь хохочет от души. А еще, поверите ли, он — философ. И я у него учусь. Осенью была премьера Володиного фильма «Джоконда на асфальте», Кирюша, видя, что все собираются на нее, стал проситься поехать с нами. Но накануне он немножко подстыл, температурка поднялась, и я сказала: «Кирюшенька, не надо тебе ехать, побудь дома, зачем тебе это?» Но он так умолял. Я посмотрела, температура вроде спала. Я вспомнила, как моя мама собиралась на коронацию Елизаветы. Это было в Англии, мне — всего 2 года, но я на всю жизнь запомнила, какой роскошной была мама в тот день. И подумала: «Пусть в свои 4 годика мальчик тоже запомнит чтото яркое». И он поехал с нами. Как же радовался! Потом, к вечеру сник, и я сказала: «Кирюш, давайка поезжай с нянечкой домой», но он ответил: «Нет, я буду с вами до конца». «Зачем? — стала убеждать. — Тебе же тяжело». Он посмотрел на меня так серьезно и сказал: «Надо терпеть». Я была поражена. Теперь чуть что, говорю себе: «Надо терпеть». Такой вот маленький философ.

Когда вы начали хлопотать об усыновлении, ваш возраст не стал помехой?

— Нет. По закону Российской Федерации в этих вопросах возраст значения не имеет. Но вне зависимости от этого, чтобы усыновить ребенка, надо пройти, мягко говоря, долгий и очень непростой путь. Нам пришлось собирать и представлять горы справок, таких, которые даже в страшном сне не приснятся. Причем многие из них являются действительными только один месяц, а после этого считаются просроченными, и надо все начинать заново, другие просто не устраивают чиновников. Мне кажется, что наша жизнь в этот год превратилась в одну сплошную гигантскую справку… Быть может, из-¬за всех этих бюрократических трудностей так мало детей в нашей стране обретают семьи?

Лучшие дня


Мехмет Акиф Алакурт
Посетило:32
Мехмет Акиф Алакурт
Нургюль Ешилчай
Посетило:32
Нургюль Ешилчай
Прыгнуть, чтобы стать сильнее
Посетило:32
Марк Копп

Наташа, вы человек особенный. Откуда в вас все это — дар природы или воспитание?

— Ничего нового не скажу — все мы родом из детства. Я — дочь дипломата, посла. С 9 месяцев жила с родителями за границей — сначала в Лондоне, потом в Швеции. Родители учили меня держать спину — и в фигуральном смысле, и в буквальном. Вспоминаю папу в военном мундире, а маму — в длинном платье со шлейфом и шляпке с вуалью. А с 10 лет я стала видеть их только во время каникул. В Швеции не было русской школы, поэтому меня перевезли в Москву к бабушке. Она была человеком необыкновенным, хотя окончила всего 3 класса. Воспитывала меня в строгих правилах, постоянно ставила в пример родителей. Говорила: «Они у тебя люди талантливые, умные, и ты должна им соответствовать». Я очень старалась.

Но почему¬-то ваши старания привели вас в мир кинематографа.

— Опять же случай. Дело в том, что моя мама безумно любила кино и всегда брала меня с собой на просмотры. И я с детства знала про кино все: кто что снимает, кто где играет, в Москве все книжки на тему кинематографии прочитала. Подумывала даже стать оператором… А однажды, когда я во время каникул была у родителей в Стокгольме, туда приехал Марк Семенович Донской снимать эпизоды картины «Верность матери». Он попросил папу помочь ему найти дублершу артистки, играющей Марию Александровну Ульянову. Недолго думая, взяли меня. Мне было 13 лет, а моей героине — 75, но я оказалась соответствующего роста и комплекции. На меня надели костюм, и в образе матери Ленина я каталась по Стокгольму на пролетке.

Когда заканчивались мои последние летние каникулы, мама с папой приехали в Москву. В это же время Марк Семенович позвал всех нас на Киностудию имени Горького посмотреть тот самый фильм. Там нам повстречался Сергей Аполлинариевич Герасимов, и Донской вдруг говорит: «Вот потенциальная артистка, скоро придет поступать». Герасимов отвечает: «Жалко, я уже курс набрал». А через пару дней нам звонят и говорят, что Герасимов попросил его найти «ту большелобую девочку» и предложить ей 1 сентября прийти во ВГИК. И я приехала. С длинной косой, в короткой юбочке в складочку, без грамма косметики, а рядом красавцы и красавицы — все как на подбор: Коля Еременко, Вадим Спиридонов, Наташа Аринбасарова, Наташа Гвоздикова, Талгат Нигматулин. Звездный был курс. От страха у меня задрожали руки, ноги, ладошки стали мокрыми. А Сергей Аполлинариевич все не приходил. Часа полтора я прождала, а потом уехала. Приезжаю домой и говорю, что мне там не понравилось. Тогда папа усадил меня рядом с собой и сказал: «Ты говорила, что хочешь работать в кино. Так? Так. Тебе 16 лет, ты взрослый человек. А значит, должна доводить задуманное до конца. Вот если, пообщавшись с Герасимовым, ты скажешь, что не хочешь заниматься этой профессией, значит, так тому и быть. А пока езжай обратно!» Я поехала, и все — осталась там.

Такого мужа, как Владимир Наумович, вы искали или он сам нашелся?

— Снова случай! После окончания ВГИКа меня пригласили поехать на Неделю советского кино в Белград — она открывалась фильмом «Бег». Мы должны были лететь из Москвы с режиссером «Бега» Наумовым. Мы встретились в аэропорту. Сели рядом в самолете, и дальше весь полет я не могла понять, что происходит с моим соседом. Одну за другой он вынимал сигареты из пачки, подолгу, не закуривая, вертел их в руках, а потом выбрасывал. Я решила, что это причуды гения. Но оказалось, за неделю до этого Наумов под какимто очень смешным гипнозом бросил курить, а курил он с детства… Вот так мы и долетели с ним до Белграда, а через год поженились... Этот человек потряс меня абсолютно. Он и тогда был ни на кого не похожим, и сейчас такой же — фонтанирующий миллионами идей, ни на секунду не замирающий, умеющий все. Может по нескольку часов подряд читать по памяти стихи, после тяжелой съемки всю ночь рисовать, а потом эти картины будут выставляться гдето в Японии, или в Мюнхене, или в Пушкинском музее. Короче говоря, полная противоположность мне — человеку тихому, неспешному, любящему иногда тихонечко «завять» дома. При этом он же еще ужасно хулиганистый. Знаете, что они с Донским делали в Белграде? Купили игрушкухохотунчика, и, когда мы гуляли по городу, рассматривая окрестные красоты, они включали его, подбрасывали мне и сами отбегали. На меня все оборачивались. Я становилась красная как рак, а у них — восторг. И сейчас Володя ни капельки не изменился: подшутить, поговорить по телефону измененным голосом или позвонить в дверь, спрятаться, а потом напугать меня воплем — это у нас не прекращается. Вот ведь как удивительно, человек намного старше меня, а мне до сих пор кажется, что он — младше, потому что в нем есть вот этот азарт, эта юношеская неутомимость, абсолютное пренебрежение к болезням, умение держать удар. Он очень сильный человек.

А с какими чертами характера мужа после замужества приходилось свыкаться?

— У меня было ощущение, что знаю этого человека всю жизнь. И за все годы никогда между нами не было конфликтов. Ни пустой холодильник, ни художественный беспорядок, который часто бывает у нас в доме, потому что Володя не разрешает ничего трогать, так как либо пишет сценарий, либо рисует, ни любой другой бытовой повод не может стать причиной ссоры. Наверное, это и называется семейным счастьем, когда ты просто живешь и знаешь, что рядом с тобой — твой человек. Это Божий промысел.

А с дочерью у вас как складываются отношения?

— Дочка всегда была моей подругой, я с ней по многим вопросам советовалась. Меня иногда спрашивают: «Что надо делать, чтобы наладить такой контакт с детьми?» На мой взгляд, способ только один: с ребенком надо все время разговаривать. Когда Наташе был годик, мы ее привезли на съемки «Легенды о Тиле», и она рассказывает, что до сих пор помнит сцену колдовства с летящими волосами, которую наблюдала, сидя у меня на руках. В 5 лет она уже снялась в «Тегеране43», потом, когда была чуть постарше, — в «Береге», в «Законном браке». Она окончила актерский факультет, а потом получила режиссерское образование. Снялась в «Белом празднике» со Смоктуновским, потом стала делать документальные картины для телевидения. А затем самостоятельно сняла фильм «Год Лошади — созвездие Скорпиона», в котором я с радостью сыграла роль бывшей наездницы. Володя продюсировал картину, но он ни разу не появился на съемочной площадке — у них с дочкой была такая договоренность. То есть она все сделала сама. А как Наташа готовилась к съемкам! Один из персонажей в ее картине — конь. Так чтобы найти именно того, который ей был нужен, она объездила более восьмидесяти конюшен. И всетаки нашла— белого с пушистыми ресницами и печальными человеческими глазами. Гениальный конь, он так меня слушался! Мы с ним на съемках и на третий этаж дома по лестнице забирались, и на трамвае по Москве ездили. Помню, стоим в час пик, ждем своего трамвая, а вокруг носятся сотни машин. Держу его и шепчу: «Ты только стой спокойно, Сенечка, слушайся». И он стоит, прижавшись ко мне. А потом подходит наш трамвай, и мы с ним — хоп и запрыгиваем в него. Сенечка там устраивается поудобнее, мордочку свою в окошко высовывает. Прохожие просто в состояние ступора впадали. Некоторые, не сообразив, что снимается кино, говорили: «Новые русские совсем уже с ума посходили — лошадь катают на трамвае!» А к концу съемок мы не стали этого замечательного коня отдавать обратно в конюшню — понимали, что никому он там не нужен. Замучили бы изнурительными катаниями да и кинули бы на произвол судьбы. Поэтому мы выкупили его и устроили жить на московском ипподроме. Теперь наш красавчик стоит там — живой и здоровый, а мы его навещаем. Кирюшка, смельчак, совершенно его не боится — с первого же раза сел верхом. Смотрю я на них двоих, и на душе так тепло становится…

Наташа, но вы же понимаете, что всем обездоленным невозможно помочь?

— Да, безусловно. Но если Господь дает возможность хоть кого¬-то спасти, поддержать, разве можно от этого отказываться? Вот однажды на дачу к маме приполз кот. Кто-¬то выбросил его. Сначала мы даже не поняли, что это за зверь: он был без шерсти, весь в крови, и с пулькой во лбу — наверное, дети поразвлеклись. Повезли к ветеринару. Нам сказали: «Забудьте о нем, все равно не спасем». И тут у меня опять включилась особенность характера. С упорством сумасшедшей стала настаивать: «Вы врачи или кто? А раз врачи — лечите!..» И вот уже 10 лет как он у нас живет — синеглазый, смешнючий, по имени Илья Ильич Обломов. Первые два года не давал даже себя погладить, настолько был напуган жизнью и людьми, а потом ничего, расслабился...

Наташа, а вам никто никогда не задавал вопрос: а вот это все — оно вам надо? Зачем вы берете на себя столько лишних проблем?

— Сама не знаю, почему так происходит, наверное, жизнь сама ведет. Но рассуждаю я так: если ты способна помочь, как можно пройти мимо? Вот проснусь на следующее утро и что буду про себя думать? Ну ушла не оглянувшись, оставила беспомощное существо. И его больше нет на свете. А я хочу, чтобы мне не стыдно было жить. Помню, Герасимов говорил нам: «Вы должны играть те роли, после которых вам не станет совестно. Думайте, что играете». Так же, наверное, и в жизни: надо думать о том, что мы делаем, чтобы спокойно жить дальше. Мне очень повезло в жизни — мои родные полностью разделяют мои взгляды на жизнь. Я убеждена: главное, что есть в жизни, — это родные люди, их аура. Мы очень рады, что теперь и у маленького Кирюшки тоже есть родные люди.

Generic placeholder image
Татьяна Зайцева
Люблю исследовать биографии интересных людей




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели


Американский художник и изобретатель
Посетило:291
Самюэл Морзе
Акбар I Великий
Посетило:2002
  Акбар I Великий
Роберт Дауни: Превратности судьбы
Посетило:298
Роберт Дауни

Добавьте свою новость

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history