Людибиографии, истории, факты, фотографии

Донатас Банионис

   /   

Donatas Banionis

   /
             
Фотография Донатас Банионис (photo Donatas Banionis)
   

День рождения: 28.04.1924 года
Возраст: 90 лет
Место рождения: Каунас, Литва
Дата смерти: 04.09.2014 года
Место смерти: Вильнюс, Литва

Гражданство: Литва

В Кремле Путин сказал: «Вы — мой крестный отец

Советский литовский актер, театральный режиссер

Звезда «Мертвого сезона» и «Соляриса» поведал о том, как зрители просили его не сниматься в «халтурном» «Солярисе», почему не жалеет, что не сбежал из Союза, и как тайно получил благословение Папы.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

25.11.2009

— Господин Донатас, большинству зрителей вы известны как киноактер, и они не знают, что на самом деле вы всегда были верны театру. А как вы вообще пришли к актерскому ремеслу?

Донатас Банионис фотография
Донатас Банионис фотография

— У меня с детства была тяга к игре. С 7—8 лет я участвовал во всех школьных постановках, а позже мечтал поехать в Голливуд. Ведь уже тогда были легенды о том, как молодых актеров случайно находили, приглашали на пробы и после одного-двух фильмов они становились знаменитостями. Я тоже думал поехать, работать где-то кельнером… Ну, знаете… детские мечты.

Реклама:

— А как попали в театр?

-Я попал в театр рано, в 17 лет. Тогда в Литву первый раз пришла советская власть и, пытаясь завоевать доверие местного населения, делала немало пропагандистских шагов. Одним из них было создание нового театра. Возглавить его было предложено Юозасу Мильтинису, который только что вернулся из Франции, где учился и работал вместе с театральным гением того времени Шарлем Дюлленом. Театр было решено создать в Паневежисе: и в Вильнюсе, и в Каунасе театры уже были.

— А как вас взяли — без образования, в таком возрасте?

— Мне, можно сказать, повезло. Когда был открыт набор в труппу театра, я учился в ремесленной школе, готовился стать керамиком. Юозасу Мильтинису меня представил мой друг по ремесленной школе, который до этого попал в труппу. На прослушивании я читал стихи, путался, ужасно волновался, но меня взяли. Дело в том, что Мильтинис создавал новый для Литвы театр и принципиально не брал актеров из других театров. Он был против «театральщины» и старых штампов.

— Вы попали в театр сразу перед началом войны. Немцы мешали вам работать?

— Нет, что вы. Немцы не вмешивались. Они пришли и пошли дальше на восток, а мы продолжили работать. Причем работать стало даже легче: мы стали городским театром и зарплату нам платило уже не министерство, а местное самоуправление. Более того, местный комендант был родом из Лотарингии (регион Франции на границе с Германией. — Авт.), и он часто встречался с Мильтинисом. Так что работать нам было даже легче, чем в первый год при советской власти. А вот когда немцы в 1943 году начали отступать, вот тогда было страшно. Все думали, что нас закроют и сошлют в Сибирь, как советская власть уже поступала с некоторыми литовцами в первый свой приход в Литву.

Лучшие дня


Откровение лысеющей девушки
Посетило:148
Эбби Эндрю
Чемпион по поеданию жгучего перца
Посетило:103
Джейсон МакНэбб
Легенда российского кинематографа
Посетило:75
Никита Михалков

— Говорят, вы даже хотели уехать на запад.

— Да, в 44-м, но… «догнали». Не сложилось. Но и хорошо. Я после этого 8 раз был в Америке и понял: хорошо, что остался. А что было бы там, я не знаю… Работал бы на заводе, имел бы машину, дом, как те мои знакомые, которые уехали. Но я вряд ли стал бы тем, кем стал.

— А кем мог бы стать Донатас Банионис, если бы в свое время не попал в театр, а из него и на киноэкран?

— Керамиком… Горшки бы делал. Ведь у меня не было никаких шансов попасть в театр, как бы я не любил играть и как бы не стремился к этому. В театральное училище в Каунасе до войны брали после 6 классов гимназии, а меня отец отдал в ремесленную школу. Да и учиться на актера нужно было бы 6 лет. Выходит, что только благодаря всей этой советской «каше» случилось так, что театр, искусство для богатых, стал доступен и бедным… И только благодаря этому Мильтинис получил возможность создать театр, а я — стать актером.

— Каким был ваш первый опыт в кино?

— Мне было очень трудно. Я не понимал, почему надо смотреть туда, а не сюда… Оператор постоянно говорил: ты не туда смотришь, ты не так голову держишь, ты из кадра выпадаешь… Я уже начал думать, что кино не для меня.

— А когда вы «привыкли» к кино?

— Наверное, через 5 лет, к своему четвертому фильму — «Никто не хотел умирать». Мне очень повезло попасть в эту картину. Во-первых, к этому моменту мы уже сработались с режиссером Витаутасом Жалакявичусом (это была наша третья совместная работа). Во-вторых, нам повезло работать с оператором Йонасом Грицюсом. Он обычно приходил, смотрел репетицию и только потом говорил своей команде, как ставить свет, как прокладывать рельсы для камеры. То есть он приспосабливался к нашей игре. Это очень помогло, и я уже понял, что в кино можно сниматься.

— Это была ваша первая заметная картина, которая принесла вам успех.

— Вы знаете, после съемок я не думал, что это будет очень большая удача. Более того, сразу после выхода фильма я прочитал в газете, что «главная неудача фильма — это роль Баниониса». Такой отзыв прессы меня расстроил, но через несколько дней я узнал, что я получил приз за лучшую мужскую роль на кинофестивале в Киеве. Потом мы поехали в Карловы Вары, и я там опять всех победил. Так что я думаю, что этот первый успех принес мне все остальные. Потом были роли в «Берегись автомобиля», где мне было очень интересно работать с Эльдаром Рязановым и Иннокентием Смоктуновским. Потом был «Мертвый сезон».

— Вас трудно назначали на роль в этом фильме...

— Да. А потом еще и в середине съемок снимали с роли, потому что я якобы не похож на разведчика. Тогда считалось, что разведчик должен быть высоким, со светлыми глазами и волосами. А такой разведчик, как я, мог быть разве что американским, но никак не советским. Правда, потом опять были призы и признание на международном уровне…

— А правда, что именно после просмотра «Мертвого сезона» Путин решил пойти в разведчики?

— До встречи с Путиным я только слышал об этом. Но когда мы были в Кремле, то он сказал мне: «А вы — мой крестный отец».

— После таких успехов в кино у вас не было звездной болезни?

— Вы знаете, ни о какой звездной болезни и речи быть не может. Мой учитель Мильтинис запрещал нам после спектаклей ходить в бары, появляться в шумных компаниях и хоть как-то «звездить». За такое могли выгнать из театра. Долгое время он запрещал после спектакля поднимать занавес. Только после официального приказа из Министерства культуры в нашем театре начали поднимать занавес и актеры стали кланяться зрителям. Мильтинис учил нас, что в жизни мы обычные люди, а на сцене должны полностью вжиться в нужный образ, отдать себя без остатка. Учитывая, что я пришел в театр в 17 лет и в таких условиях учился и работал как минимум 8—10 лет, то такая школа наложила отпечаток на всю мою дальнейшую актерскую жизнь.

— Мильтинис был довольно жестким в работе с актерами, но считается, что именно ему вы обязаны способностью перевоплощаться, вживаться в роль.

-Наверное, так и есть. Ведь Мильтинис был противником штампов. Он учил нас в каждой роли искать настоящую жизнь, глубокий смысл пьесы. Конечно, если он там был.

— А с кем из кинорежиссеров вам больше всего понравилось работать?

— Наверное, это Жалакявичус — режиссер «Никто не хотел умирать», который можно сказать открыл для меня кино. Мы сделали несколько фильмов вместе. Савва Кулиш, режиссер «Мертвого сезона». Евгений Татарский, с которым я работал в «Приключениях принца Флоризеля» и «Ниро Вульфе». Это мои настоящие режиссеры.

— А Тарковский? Ведь «Солярис» — одна из ваших самых заметных ролей.

— С ним работать было сложно, хотя, безусловно, интересно. Ведь и тема космоса для меня чужая… Но мне очень понравилась суть картины… Мы стремимся познать космос, найти высший разум, хотя прежде чем посягать на подобные вещи, нужно обратить внимание на свою земную жизнь, все ли там в порядке, на свой внутренний мир.

— А вы видели американскую версию «Соляриса» с Джорджем Клуни в главной роли?

— Да. Фильм гораздо проще, если можно так сказать. Хотя зрители воспринимают это совсем по-другому. Когда вышел «Солярис» Тарковского, я получил письмо от одной женщины из России. Она написала: «Дорогой Донатас Юозасович, мы вас очень любим и от имени всех зрителей очень просим: больше в такой халтуре, как «Солярис», не снимайтесь». Я тогда разозлился и выбросил это письмо. Теперь жалею: был бы документ «от имени всех зрителей». Для кого-то искусство — это халтура, а сериалы, которыми сейчас заполонили эфир телеканалов, —это и есть настоящее искусство.

— А вы в сериалах снимались? Часто звали?

— Было дело. Например, несколько лет назад Евгений Татарский (режиссер фильма «Приключения принца Флоризеля». — Авт.) пригласил в сериал «Ниро Вульф». Я согласился. Вряд ли этот проект можно назвать шедевром, но и халтурой его назвать нельзя — там есть герой, который ищет правду жизни.

— Сейчас многие актеры соглашаются сниматься в сериалах, скажем так, чтобы заработать, пока не подвернется более серьезное предложение.

— Да, наверное. Но я пока без этого могу обойтись. Если бы умирал от голода, то может быть согласился бы. А сейчас не хочу. У меня есть пенсия, и мне ее хватает.

— С кем из актеров сложились дружеские отношения, которые вы, возможно, поддерживаете до сих пор?

— Вы знаете, никого из тех актеров и режиссеров, с кем мне довелось сблизиться благодаря совместной работе, увы, нет в живых. Ведь мне уже 85 лет. Мы поддерживаем отношения в Регимантасом Адомайтисом. Он младше, но нам довелось много поработать вместе и в театре, и в кино, начиная с «Никто не хотел умирать». Одна из последних наших работ — театральная постановка «Встреча» о Бахе и Генделе. Кстати, несколько лет назад мы привозили этот спектакль в Киев.

— Как вас принимала украинская публика?

— Несмотря на то, что мы играли на литовском и для зрителей был организован синхронный перевод, нас очень хорошо встречали. На всех выступлениях были аншлаги.

— А до приезда с этим спектаклем в Киеве бывали?

— Да, конечно, но в основном проездом. Задерживались на несколько дней, только если бывали гастроли. Но познакомиться с городом ближе, как, например, с Москвой или Санкт-Петербургом, где я много времени проводил на съемках, не удалось.

— Вы много снимались за границей, с иностранными актерами, в том числе, Шоном Коннери, Клаудией Кардинале… Какие впечатления остались от работы с зарубежными коллегами?

— Очень хорошие. За время съемок мы сближались, можно сказать становились друзьями. Ведь все они за кадром обычные люди.

— Говорят, во время съемок фильма «Красная палатка» в Италии вы встречались с Папой Римским и получили его благословение.

— Лично я с Папой не встречался, но его благословение таки получил. Дело было так. Мы были на съемках в Риме. Еще при подготовке к съемкам, будучи католиком, решил, что побывать в Риме и не увидеть Папу — это грех. Так вот однажды в воскресенье, я вышел из отеля, купил карту и по ней довольно быстро дошел до площади Святого Петра. Там была уйма народу. А в 11 утра, как было принято в Ватикане по воскресеньям, Папа Павел VI вышел на балкон к пастве. Так я и получил его благословение. Вернувшись в гостиницу, я сказал всем, что прошелся по магазинам. Я долго хранил это в секрете, ведь это было очень рискованно. К нам на съемках были приставлены сотрудники КГБ, которые за нами следили. Если бы они узнали о том, что я был в Ватикане, меня запросто могли бы вернуть в Союз, а на съемках меня заменили бы другим актером. Влияние КГБ было безграничным.

ОТЕЦ-ПАРТОРГ И «БРИЛЛИАНТОВАЯ» ЖЕНА

Отец Донатаса Баниониса, Юозас, был коммунистом: участвовал в революциях 1905 и 1917 годов, воевал в Первой мировой, сидел как политзаключенный. Даже уехав на заработки в Бразилию, проводил там коммунистическую агитацию, за что был выслан из страны обратно в Литву. Правда, впоследствии он стал парторгом на одной из литовских швейных фабрик. Именно этот факт помог спасти семейное счастье Донатаса, когда он познакомился со своей будущей женой Оной. С приходом советской власти ее отец, у которого в собственности была земля, был арестован как кулак. Такая же судьба постигла и одного из ее братьев. Статус дочери «врага народа» Она утратила, выйдя замуж за Донатаса. Кстати, уже после обретения Литвой независимости Она и Донатас получили часть национализированной ранее земли ее отца, на которой построили загородный дом. Они прожили вместе 60 лет, вырастили двоих сыновей. Старший сын Эгидиюс стал известным в Литве историком, но, к сожалению, рано умер от рака. Младший, Раймундас, закончил ВГИК и стал режиссером. У Донатаса Баниониса три внучки и один внук.

ЛИТОВЕЦ И ЛЮБИМЫЙ ШПИОН

Донатас Банионис родился 28.04.1924 в Каунасе (Литва). С детства стремился играть. Начинал еще в школьной самодеятельности. Отец, с которым мальчик остался после развода родителей, не противился творческому пути сына, но считал, что тот должен освоить полезную профессию. Поэтому Донатас Банионис в юношестве учился на гончара. Профессию он освоил, но все равно пошел в Паневежский драмтеатр. Специального образования он не имел, и так и не получил. Однако это не помешало ему в 80-х стать руководителем театра, где он начинал свою карьеру и проработал почти всю жизнь. Правда, вскоре он «сбежал» с этой должности назад в актеры. Кстати, до первой роли в кино Банионис 18 лет играл в театре, где за всю карьеру сыграл более 100 ролей. В кино успехи скромнее (около 70 картин), но заметнее. Первая большая популярность пришла к Банионису сравнительно поздно — когда он снялся в картине «Никто не хотел умирать» ему был 41 год, в «Мертвом сезоне» — 44 года. Это уже потом были легендарные «Солярис», «Бегство мистера Мак-Кинли», «Бетховен — две жизни», «Вооружен и очень опасен», «Приключения принца Флоризеля». Сегодня актер практически не снимается, от ролей в сериалах отказывается принципиально.

Generic placeholder image
Антон Одарюк
Люблю исследовать биографии интересных людей




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели


Основатель группы «Мумий Тролль»
Посетило:576
Илья Лагутенко
Армейский болельщик
Посетило:396
Андрей Гречко
Драматург позднего Викторианского периода
Посетило:497
Оскар Уайльд

Добавьте свою новость

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history