Людибиографии, истории, факты, фотографии

Джереми Айронс

   /   

Jeremy Irons

   /
             
Фотография Джереми Айронс (photo Jeremy Irons)
   

День рождения: 19.09.1948 года
Возраст: 69 лет
Место рождения: Коуз, остров Уайт, Великобритания

Гражданство: Великобритания

Меня вполне устроил бы титул барона

Актер

Международный кинофестиваль в Торонто открыла новая картина венгерского режиссера Иштвана Сабо «Быть Джулией» - экранизация романа Сомерсета Моэма «Театр», одну из главных ролей играект известный британский актер Джереми Айронс.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

15.09.2004

Международный кинофестиваль в Торонто открыла новая картина венгерского режиссера Иштвана Сабо «Быть Джулией» - экранизация романа Сомерсета Моэма «Театр». С исполнителем одной из главных ролей, известным британским актером Джереми Айронсом сразу после премьеры в Торонто удалось побеседовать корреспонденту ГАЗЕТЫ Игорю Потапову.

Джереми Айронс фотография
Джереми Айронс фотография

- Как часто вам приходится пользоваться актерским мастерством за пределами сцены или съемочной площадки?

Реклама:

- Время от времени, как любому актеру. Но я делаю это неосознанно.

- А бывает ли, что кто-то говорит вам: "Хватит уже играть"?

- Моя жена иногда так говорит, и это доводит меня до бешенства. Чаще всего это происходит, когда я чересчур эмоционально на что-то реагирую или ссорюсь с ней. «Хватит играть!» – говорит она мне, как будто я притворяюсь. Я в такие моменты чуть потолок не прошибаю от злости! Но если говорить серьезно, то мне кажется, что все мы – не только актеры – ведем себя по-разному в зависимости от обстоятельств. Неважно, в магазине дело происходит или на вечеринке. Просто некоторые меняют свое поведение чаще, чем это делают остальные. Я вот, например, много путешествую и иногда ловлю себя на том, что в Германии начинаю вести себя, как немец, в Испании – как испанец, и так далее…

- Однако в этом фильме вашего героя, англичанина Майкла Госселина, не упрекнешь в избытке эмоций. Скорее его жена Джулия Ламберт «переигрывает»…

- Да, но это всего лишь свойство персонажа. Когда Майкл входит в гримерку к Джулии и говорит ей: «Ты сегодня отвратительно играла», а она отвешивает ему пощечину – он говорит эти слова тихо и очень вежливо, как это было принято в то время, в тех кругах.

- Есть какое-то сходство между отношениями вашего персонажа с его женой и вашей реальной семейной жизнью?

Лучшие дня


Джо Диффи
Посетило:127
Джо Диффи
'Мужчина без возраста'
Посетило:124
Александр Збруев
Алан Меррилл
Посетило:109
Алан Меррилл

- Сколько угодно! Только это относится не к каким-то деталям поведения, а к вещам более фундаментальным – все мы испытываем в браке периоды разочарования, кризис доверия, обманутые ожидания. Очень часто попадаешь в ловушку и начинаешь думать, что твое счастье зависит от другого человека - вместо того чтобы трезво оценивать ситуацию и понимать, что твое счастье зависит только от тебя. Если ты будешь счастлив, это сделает счастливым и твоего партнера, и наоборот. В этом как раз и надо полагаться друг на друга, а не предъявлять какие-то глупые требования. Я обожаю этот фильм за то, что происходит в финале: Майкл и Джулия снова вместе, и зритель понимает, что раз уж они прошли через всю эту череду измен, их брак станет от этого только крепче. Это характерно для семей с долгим стажем – нужно уметь преодолевать подобные кризисы. Иногда необходимо продержаться до следующего дня, иногда – до следующего часа, минуты!

- Ваш герой говорит, что его отношения с женой - это «современное супружество». Что это значит для вас?

- Они предоставляют друг другу свободу начинать все сначала, в том числе и собственные отношения.

- В наши дни такую позицию тоже можно назвать «современной»?

- Думаю, да. Это очень опасная игра, и немногие способны играть в нее. Пускаясь в какие-то авантюры, трудно остановиться, потому что слишком велик соблазн. В любом браке наступает момент, когда вы вместе, скажем, уже семь лет, и ты внезапно начинаешь думать: «Черт! Я застрял в каком-то болоте, надо с этим что-то делать». И тут два выхода – или пуститься во все тяжкие (я знаю людей, женатых по семь-восемь раз), или начать по-новому строить свои взаимоотношения. Без ненужной ревности, зависти или собственнических чувств. Иногда брак от этого становится только прочнее. Но главное при этом – осознавать смысл своих поступков, и делать это вместе. Пусть с помощью каких-то намеков, понятного только двоим языка, но не переставать общаться. Это очень сложно, но необходимо.

- Вам не кажется, что в такой ситуации у женщины больше возможностей для того, чтобы манипулировать мужчиной?

- Да, я так считаю. Я думаю, что женщины вообще умнее мужчин в этом смысле. Или сильнее, если хотите.

- Джулия Ламберт в романе Моэма совершает довольно безумные поступки, потому что оказалась в ситуации, когда под угрозой находится ее актерская карьера и она может потерять все. У вас были похожие ситуации в жизни?

- Конечно. Я совершал какие-то глупости неосознанно, но потом начинал анализировать, почему я поступил так или иначе, и приходил к выводу, что я сделал это из-за того, что устал, или мне надоело прежнее течение вещей, или я понял, что пора что-то изменить. Но у меня никогда не получается контролировать свои поступки в тот момент, когда я их совершаю. Я не способен на мгновенный самоанализ. Зато потом появляется неплохая возможность подумать над своим поведением и узнать о себе что-то новенькое.

- Как вы выбираете роли?

- Все начинается со сценария. Если это отличный сценарий, начинаешь представлять себе, как можно «вылепить» своего персонажа, что из этого может получиться, и – соглашаешься. Но вместе с тем это что-то на уровне инстинкта, и если вспомнить, какие роли я выбирал раньше, и какие – теперь, то понимаю, что мои аппетиты сильно изменились.

- Какие у вас отношения с актрисами, которые играют вместе с вами? Любовь и взаимное обожание заканчивается, когда вы выходите из кадра, или что-то остается?

- Это очень сложный вопрос. Дело чаще всего в самом персонаже и в его отношении к этим женщинам.

- Другими словами, вы продолжаете играть свою роль, когда уходите со съемочной площадки?

- Нет. Когда я играю в какой-то сцене, я развиваю характер своего героя, его чувства к окружающим, его эмоциональную привязанность. Но есть неписаные правила, и в частности нельзя использовать своего партнера, делая вид, что все эти чувства и эмоции – настоящие. Нужно осознавать значение своих партнеров. А с другой стороны, чтобы играть хорошо, надо также отдавать какую-то часть себя. Когда я играл вместе с Аннет, часть меня любила ее, и это была настоящая любовь – потому что настоящую любовь невозможно сыграть. И не только любовь к женщине. Однажды мне надо было снять эпизод, где герой общается с сыном, и я попросил режиссера пригласить моего собственного маленького сына для этого небольшого эпизода. Потому что в отношениях родителей и детей есть что-то, что невозможно сыграть. И это «что-то» я хочу видеть на экране. Или когда я играл у Бертолуччи, я согласился на съемки в его фильме не потому, что мне пришлось бы играть там вместе с собственной женой, а потому, что устоять перед перспективой провести лето в Италии было невозможно. И вот после одной из сцен ко мне подходит Бертолуччи и говорит: слушай, когда вы вместе разговариваете на плане, я вижу, что вы друг другу не чужие, что между вами что-то есть. У вас все равно не получится это убрать, поэтому давай изменим сценарий, чтобы показать, что ваших героев связывает общее прошлое, общая история. Он почувствовал это.

- Вам случается иногда, как это делает ваш персонаж в картине, говорить своей жене, что она сыграла «чертовски здорово»?

- Все время. Но я обычно так впечатлен ее игрой, что выражаю свои чувства слишком бурно, и вот тут-то она мне и говорит: «Хватит играть»!

- Иногда можно услышать, что в своей актерской карьере вы не чураетесь крайностей. А как у вас с этим в жизни?

- О, я обожаю ходить по краю. Наверное, это потому, что мне быстро приедается рутина. Я много езжу на мотоцикле, у меня довольно старая модель, я зову его «городской лошадью». Я верю в риск и никогда не жалею о том, что рисковал. Правда, иногда это создает проблемы. Например, я люблю охотиться на лис, а это, знаете ли, опасное занятие – можно и шею сломать.

- Вы бы хотели стать «сэром Джереми Айронсом»?

- Не думаю. Я выбрал профессию актера, потому что мне хотелось стать цыганом, а не аристократом. Я уже и так достаточный сноб, зачем мне дополнительные стимулы? Впрочем, как-то я, помню, болтал с Камиллой - Камилла Паркер, как ее там, Боулз, любовь всей жизни принца Чарльза - и договорился до того, что, если Чарльз может этому как-то поспособствовать, меня вполне устроил бы титул барона. Но только титул, земельных владений не надо. «Барон Айронс» – мне нравится, как это звучит.

Постоянство судьбы

Джереми Айронс родился в 1948 году в Англии и начал актерскую карьеру в театре, играя в шекспировских пьесах, затем стал получать роли на телевидении. Мини-сериал "Возвращение в Брайдсхед" (1981), а также работы в кинофильмах "Нижинский" (1980) и "Женщина французского лейтенанта" (1981) принесли Айронсу международную известность. В 1991 году он получил "Оскара" и несколько других престижных премий за роль в драме Барбета Шредера "Перемена судьбы". Репутацию актера тонкой душевной организации Джереми Айронс подтвердил в таких разноплановых фильмах, как "Связанные насмерть" (1988), "Кафка" (1991), "Ущерб" (1992), "М.Баттерфляй"(1993), "Лолита" (1997), "Четвертый ангел" (2001), "Каллас навсегда" (2002) и других.

Generic placeholder image
Игорь ПОТАПОВ
Люблю исследовать биографии интересных людей




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели


Величайший атлет XX века
Посетило:432
Джим Торп
Самый известный силач прошлого века
Посетило:951
Джозеф Гринштейн
Успех и слава Элтона Джона
Посетило:443
Элтон Джон

Добавьте свою новость

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history