Людибиографии, истории, факты, фотографии

Антон Хабаров

   /   

Anton Habarov

   /
             
Фотография Антон Хабаров (photo Anton Habarov)
   

День рождения: 11.01.1981 года
Место рождения: Балашиха, , Московская ,СССР
Возраст: 39 лет

Гражданство: Россия

Главное – остаться человеком

Российский актёр театра и кино

ногие актеры – люди странные, которые общаются не друг с другом, а будто с ролями, которые сыграл собеседник. Играл большие роли в большом кино – будут общаться уважительно. Играл второстепенные роли в сериалах – еле поздороваются. Это странно, неправильно и очень раздражает.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Print

03.05.2010

В марте Антон Хабаров сыграл Соленого в последней премьере Театра имени Маяковского спектакле Сергея Арцибашева «Три сестры». С драматургией Чехова молодой актер, знакомый зрителям по сериалам, столкнулся впервые.

Антон Хабаров фотография
Антон Хабаров фотография

Вы только что сыграли Соленого в новом спектакле Театра Маяковского «Три сестры». Сложно было играть этого персонажа?

Реклама:

– Мне было сложно вот что: в отношении Соленого есть очень жесткий стереотип. Все, за исключением Соленого в спектакле Петра Фоменко, играли практически одинаково: это был какой-то очень плоский человек, грубый бритер. Лично мне показалось, что Соленый – это очень умный человек, обладающий прекрасным чувством юмора. Но до болезненности застенчивый, возможно, застенчивость это его фобия... Это вообще тяжелая и сложная роль. Мне даже стало казаться, что в этой роли есть какое-то «упущения». Чехов ведь сначала написал маленькую роль, потом добавил шутки, потом опять что-то убрал… И в роли есть какой-то промежуток, который очень сложно актерски заполнить.. .У Арцибашева очень интересное решение роли Соленого, он и жертва, и палач. И еще очень хотелось, чтобы его любовь к Ирине была искренней, а не театральной. Вот, наверно, главные сложности этой роли.

Наверняка режиссер дал вам, такому видному молодому человеку, роль некрасивого зажатого Соленого «от противного», чтобы в роли появился дополнительный объем, да?

– Я тоже так думаю. И у нас до сих пор никто не понимает в спектакле, почему Ирина не уходит от Тузенбаха ко мне, к Соленому, если я такой большой и красивый. Шутка.

Когда вы поступали в училище, вы думали о том, что актер – это одна из самых нестабильных и зависимых профессий?

– Нет, я ни о чем таком не думал, но нас уже на первом курсе Виктор Коршунов предупредил, что в этой профессии не получится жить припеваючи и зарабатывать много денег, что будут разные периоды, и сложных будет больше, чем простых. У меня так и сложилось: как только я пришел в «Современник», в первый мой театр, сложный период у меня и наступил. Я сразу сыграл большую роль, но премьера прошла слабо, мы разыгрались только спектаклю к сороковому, которого, понятное дело, никто из критиков и театральных людей уже не видел. Кроме того, это была первая моя роль на большой сцене, я неправильно распределился, и меня было просто неслышно тем, кто сидит дальше пятого ряда. Это потом мне подсказали, что на большой сцене должен быть другой внутренний объем, чем на маленькой, и тогда будет слышно. Но пока я сориентировался, прошло два года. А до тех пор я просто умирал со стыда, что ничего не получается. Но я вообще долго раскачиваюсь – играю то, что хочу, только к спектаклю сороковому. Только к этому моменту я распределяюсь, как нужно, и трачу энергию только на дело. А премьеры играть ненавижу.

Ситуация, когда что-то не получается, для актера – нормальна. Это часть вашей профессии – проходить этап, когда плохо, и через него выходить на то, чтобы стало хорошо. Большинство же людей избегают ситуации, когда что-то не получается. Тем не менее это бывает, и часто. Вы можете дать какие-то практические советы: как максимально продуктивно выходить из ситуации «плохо» в ситуацию «хорошо»?

Лучшие дня

Дикий мужчина Сергей Шнуров
Посетило:9743
Сергей Шнуров
Неоднократный лауреат премии «Шансон года»
Посетило:2045
Михаил Шуфутинский
Отец Остапа Бендера
Посетило:1568
Илья Ильф

– Я веду дневник, где честно пишу, что у меня происходит в профессии. Я пишу, что опять зашел не туда, что опять надо начинать сначала. Я миллион раз начинал сначала и опять заходил не туда. Дневник мне помогает, потому что я там просто фиксирую, что я делал на сцене, как внутренне подходил к этому, к тому. По дневнику видно, где я ошибся, и с его помощью легче эти ошибки исправлять и начинать сначала. Но это в профессии. В жизни, в семейной жизни я не начинал начала: я начал – и вот продолжаю.

Вы не сразу пришли в актерскую профессию – сначала поступили на режиссерский факультет Института культуры. Это что-то дало вам как актеру?

– Да! У меня там были фантастические педагоги, которые так хорошо научили меня профессии, что мне даже не пришлось переучиваться, когда перешел на актерский курс Щепкинского училища. Меня взяли на режиссуру под честное слово, что я прочту Станиславского, Михаила Чехова, Захаву и другие книжки о театре. Потому что я пришел, что называется, совсем «с мороза», дубина дубиной был, ничего не читал. И мне так понравились эти книги, что я стал в них буквально зарываться. Мне часто говорят, кстати, что я слишком закапываюсь в этой профессии. Может, это и правда. Но мне интересно, что можно оттуда что-то утащить, что-то отсюда, и сделать что-то свое.

А вообще вам комфортно среди актеров, в актерской среде?

– Относительно. Многие актеры – люди странные, которые общаются не друг с другом, а будто с ролями, которые сыграл собеседник. Играл большие роли в большом кино – будут общаться уважительно. Играл второстепенные роли в сериалах – еле поздороваются. Это странно, неправильно и очень раздражает. Но исключения есть. Например, моя самая первая съемка была в сериале «Доктор Живаго», где у меня была малюсенькая роль. И вот – первый день, сцена с Олегом Ивановичем Янковским. Я настолько задубел, что Янковский даже остановил съемку. Подошел ко мне, спросил, в чем дело. Я честно ему рассказал, что это мой первый фильм и что я ужасно боюсь, хотя вроде хорошо подготовился. И он сказал: «Ну, не волнуйся, пойдем погуляем немножко». И мы минут пятнадцать с ним ходили, он мне рассказывал, что в кадре все время надо что-то делать, что давай ты на этой реплике поешь шоколадку, здесь повернешься, и так далее. А потом еще минут пятнадцать сидел за камерой и показывал мне, хорошо я сыграл или не очень. Я ему благодарен буду всю жизнь, что он меня тогда поддержал. Но это в актерской среде крайне редко. Так редко, что почти не бывает.

Вы в принципе могли бы заниматься чем-то другим?

– Не хотелось бы. Но у меня есть хорошее свойство для этой профессии: я легко расстаюсь со своими ролями. Бывает, актеры даже плачут, когда играют последний спектакль. У меня не так. Хотя я максимально много вкладываю в свои роли, буквально все, что у меня есть внутри. Наверное, если у меня случится какой-то коллапс в этой профессии, я очень быстро займусь чем-то другим, просто чтобы избежать периода лежания на диване и депрессии. У меня почему-то так бывает в жизни, что пока я очень чего-то хочу, у меня этого не бывает. А как только отпускаешь ситуацию, все и случается. С теми же банальными пробами: бывает, ждешь звонка неделями – и не звонят. А бывает, сходишь на пробы, забудешь про них – и тогда и звонят, и зовут сниматься. Чем менее эгоистично к этому относишься, тем лучше в этой профессии. Чем проще, чем адекватнее к себе относишься, тем легче и правильнее. Потому что все и так настолько себя любят, такие тщеславные, что совсем неадекватно себя воспринимают. Не случайно же говорят: «Чтобы погубить актера, дай ему сыграть то, что он хочет». Абсолютная правда! Вот я хочу сыграть Треплева, между тем мне категорически нельзя его играть!!!

Что вам нравится смотреть как зрителю?

– «Дети солнца» в Малом театре мне безумно понравились! Это спектакль, в котором есть огромный внутренний объем. В нем, как в хорошей картине, помимо открытого существования, есть внутренняя наполненность. Мне нравятся фильмы и спектакли, которые добавляют что-то моему внутреннему существованию, заставляют меня о чем-то подумать.

У вас есть сверхзадача в профессии?

– В профессии – нет, в жизни есть.

Какая?

– Быть самим собой.

Что это значит?

– Нам в театральном училище дали как-то самое сложное задание, какое только может быть у актера: войти в комнату и попросить стакан воды – не как студент, который здесь учится, не как артист, который играет роль, а просто как Антон Хабаров, человек. Сдирать с себя актерское позерство очень трудно. Очень. Но необходимо. И когда у меня это получается (не так часто, как мне хотелось бы), я как будто каждый раз одерживаю победу над собой. И эта победа только добавляет мне очень много – и как человеку, и как актеру. Так что остаться человеком – это главное.




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели

Егор Дронов. Биография
Посетило:41162
Егор Дронов
Дикий мужчина Сергей Шнуров
Посетило:9743
Сергей Шнуров
Каспаров Гарри Кимович
Посетило:22446
Гарри Каспаров

Добавьте свою информацию

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history