Людибиографии, истории, факты, фотографии

Алена Ивченко

   /   

Alena Ivchenko

   /
             
Фотография Алена Ивченко (photo Alena Ivchenko)
   

День рождения: 17.05.1974 года
Возраст: 44 года
Место рождения: Минск, Беларусь

Гражданство: Россия

Как бы ни был труден твой путь, никто не должен видеть твоих страданий, тем более на сцене

актриса

В развитии актерской карьеры нет ни логики, ни здравого смысла. Успех или неуспех, все определяет случай. И что вообще есть успех в актерской профессии? Популярность? Толпы поклонников? Навряд ли… Ведь нет ничего более эфемерного и скоротечного, чем популярность. И всё равно это важно – зрительская любовь, ведь актеры выходят на сцену или «в кадр» и работают именно для нас, зрителей, заставляя прожить и почувствовать за полтора-два часа то, на что в жизни иногда уходят годы.

VK Facebook Mailru Odnoklassniki Twitter Twitter Twitter Print

07.01.2011

Алена, Вы из «актерской семьи»?

Алена Ивченко фотография
Алена Ивченко фотография

- Нет, мои родители музыканты. Я родилась в Минске. В шесть лет меня отдали в музыкальную школу, в спецшколу с английским и в секцию акробатики. Для меня самым мучительным в игре не фортепиано было выучить материал, выучить правильно пальцы, но даже в таком юном возрасте я понимала, что все мои занятия это составляющие моей будущей, актерской, профессии, что мне все это пригодится.

Реклама:

То есть Вы уже с детства хотели стать актрисой?

- Однозначно. Это было решено за меня, где-то наверху. Это было данностью.

И после окончания школы Вы сразу пошли в театральный вуз?

- Да, я сразу поехала поступать в Питер, в ЛГИТМиК, потому что и выпускные экзамены в школе и прослушивания в Москве заканчиваются в конце июня. А в ЛГИТМиКе идут до середины июля. Но меня благополучно не взяли, и я поехала в Сочи – сняться в маленькой роли и поработать в съемочной группе в качестве помощника режиссера. Отработала с удовольствием четыре месяца, посмотрела, что такое киношная «кухня», вернулась в Москву и поступила в Щукинское училище.

В чем специфика обучения в этом театральном вузе?

- В нашем училище очень жесткая школа. В первые полтора года этюды на память физических действий, этюды на органическое молчание, этюды со словами. Потом разделы, которые есть только у нас, в Щукинском училище, - «наблюдения и профнавык», дальше - этюды на образы, и первые полтора года школы на этом заканчиваются. Каждый семестр – один-два самостоятельных показа. А потом начинается самое интересное: - «педагогические отрывки». Обязательно должен быть один отрывок в стихах, один в прозе, чтобы студент научился работать с разным материалом. Работать в стихотворной драме – это отдельное искусство. Позже идут заявки на дипломные спектакли, из которых кафедра выбирает, что из заявок принять как будущую дипломную работу. И только потом дипломные спектакли.

Лучшие дня


Леонид Агутин: Любит разную музыку, но поет попсу
Посетило:8
Леонид Агутин
Скромная жизнь после крупного выигрыша
Посетило:5
Рут Брин
Счастливая старуха!
Посетило:5
Татьяна Пельтцер

Алена, у кого Вы учились?

- Я училась на курсе у Юрия Шлыкова. Это был его первый набор, сейчас он выпустил уже три или четыре курса. Педагоги у нас были замечательные - Ставская Людмила Владимировна, Михаил Петрович Семаков, Александр Константинович Граве, Александр Исаакович Биненбойм, Владимир Владимирович Иванов, Павел Евгеньевич Любимцев. Кто-то из них преподавал мастерство, кто-то делал отрывки, кто-то дипломные работы. На курсе минимум четыре педагога обязательно, а, пройдя основную школу, студентов распределяют ко всем педагогам училища в «отрывки».

После Щукинского училища, в 1996 году, Вас пригласили в Театр Et-Cetera. Почему именно Et-Cetera?

- Один из моих любимый педагогов, Александр Исаакович Биненбойм (творческий псевдоним Сабинин) привел меня за руку в этот театр. В то время восстанавливался спектакль «Дядя Ваня» (режиссер Александр Сабинин-прим.ред.), и искали актрису для второго состава на роль Елены Андреевны. Я показалась, и спустя некоторое время Александр Александрович Калягин принял меня в труппу театра.

В Вашем репертуаре в театре Et-Cetera есть роль Ольги в спектакле «Конкурс», спектакле смешном и грустном. На Ваш взгляд, это – комедия?

- Я бы назвала этот спектакль комической драмой. Хотя, это скорее драма, нежели комедия, потому что при всем юморе автора, у Александра Михайловича Галина (автор пьесы и режиссер – прим. ред.) за каждым персонажем стоит судьба и чаще всего, как и в «Конкурсе», судьба тяжелая и больная, как у женщин, так и у мужчин.

Вообще в его пьесах, которые я сейчас с удовольствием перечитываю, нет случайных персонажей.

Насколько Вам близки героини в спектаклях «Конкурс» и «Шейлок»?

- Во-первых, это женщины (смеется) – этим уже близки, хотя я с удовольствием сыграла бы какую-нибудь мужскую роль и мне всегда кажется, читая пьесу или сценарий, что мужские роли «вкуснее» и интереснее. Во-вторых, выходя на сцену, ты выносишь зрителю не просто другого человека, но и его сердце, то, что с ним происходит – его любовь, радость, предательство или разочарование. А кто из женщин прошел мимо этих испытаний?

Что Вам помогает вживаться в роль? Есть какие-то способы?

- Я не понимаю что это такое – вживаться в роль. Я не понимаю, что это за выражение, и не знаю, кто первый его придумал. Есть роли, написанные «под артиста». Не специально, но ты читаешь и видишь, что это очень про тебя, что это ты в предлагаемых обстоятельствах. А есть персонажи, которые тебе не близки, и тем еще более интересны. Тебе нужно придумать про этого человека все: как он ходит, смотрит, чем сейчас заняты его мысли, всю его биографию. И этот период самый мучительный и самый счастливый. Может в этом и есть главный магнит моей профессии, возможность создать нового, никому ранее не известного человека и отпустить его в самостоятельную жизнь. И очень часто мои персонажи, по прошествии времени, уже сами диктуют, как им жить дальше.

Но что-то, наверное, помогает настроиться перед выходом?

- Нужно знать, зачем ты выходишь, на сцену или в кадр, и к кому ты выходишь. Если это театр – тебя ждут зрители. Если ты вышла – ты должна полюбить их, быть с ними и для них. Любить зрителя – это святая обязанность артиста. Иначе не получаешь любви в ответ. Зритель очень точно чувствует эти вещи. Если самому артисту на сцене неловко, то и зрителю в зале за него неловко. Все мгновенно передается в зал. Когда я, как зритель, смотрю спектакль, и какой-то артист работает на связках, то у меня тоже, сразу начинает болеть горло.

У замечательного актера Театра Вахтангова Николая Плотникова было главное актерское правило: «В театральном искусстве «стараться» противопоказано». Насколько это правило применимо для Вас?

- Мне сложно судить, что имел в виду Николай Плотников. Видимо, он говорил о легкости… Ведь Плотников – «Вахтанговский» артист. Легкость и театральность – это отличительные черты Вахтанговской школы. Актер, выходя на суд зрителя, не имеет права сомневаться, быть не убедительным. И как бы ни был труден твой путь, никто не должен видеть этих твоих страданий. Зрителю должно быть легко. Может быть, Николай Сергеевич говорил именно об этом…

Мне кажется, что Вы очень чуткий зритель.

- Я зритель чуткий, но суровый. Я своим друзьям-коллегам никогда не говорю неправды про их работу. Посторонним людям я могу сказать: «Да, спасибо, всё замечательно, всего доброго». А близкие друзья зовут меня к себе на спектакли для того, чтобы услышать мое, не всегда приятное, но объективное, мнение.

Горькая пилюля тоже нужна…

- Да, и я - та самая «горькая пилюля». Но когда все хорошо, я буду хвалить много, часто и от души. Конечно, можно довести, «дочеканить» отдельные моменты. Но это уже наши, технические разговоры. Говорить – «гениально!», своим друзьям, если сработано плохо, я не стану. Существует театральная присказка: «Меня сегодня артистка «N» похвалила, значит, я играла ужасно» (общий смех). От обратного. К счастью, в нашем театре «Еt Сetera» этого нет. У нас очень хорошие, человеческие отношения, среди женщин. А от женщин зависит атмосфера в любом коллективе. У нас мужчины чаще скандалят и выясняют отношения. Мы очень дружим. 90% артисток – это компания, которая часто и с удовольствием собирается вместе.

Вы больше играете в театре, чем в кино?

- Сейчас я больше работаю в кино. Начиная с 2000 года, я не выпускаю новых премьер в театре, последней моей большой премьерой была роль Порции в спектакле «Шейлок», которую отметила театральная Москва.

В 2002 году был выпущен мюзикл «Моя fair леди» (именно так называется спектакль – прим. ред.), где была небольшая, но очень «вкусная» работа - я сыграла жену русского посла. Дмитрий Бертман, предлагая мне эту, небольшую роль, понимая, что, на тот момент, я была примой театра, верил, что я украшу его спектакль. С 2000 года я начала сниматься и потихоньку всё дальше отходила от театра к кино, и я очень благодарна Александру Александровичу (Калягину), что он терпимо и с пониманием относится к моим съемкам. На сегодняшний день репертуар театра складывается так, что в пьесах, которые выбирают для постановки, для меня нет ролей.

Вам ближе кино?

- На данный момент кино ближе мне по факту. Его просто больше в моей жизни, чем театра, но это не значит, что я не люблю и не хочу быть в театре. И это совершенно разное ощущение себя в профессии. В кино часто начинаешь с финала, потом снимаешь начало, затем середину. А в театре ты имеешь возможность от начала до конца распределить развитие своего персонажа, и это отдельное удовольствие. И потом, в театре ты можешь полноценно репетировать, можешь пробовать варианты. В кино же дубль выбираешь не ты – выбирает режиссер, а в театре только ты решаешь какой быть сегодня. Ты не меняешь мизансцен, и установок режиссера, но в тоже время, когда появляется внутренняя свобода, появляется потребность освежать спектакль и каждый раз придумывать себе новые задачи. За это я люблю театр.

Алена, Вы не могли бы рассказать о фильме «Формула зеро»?

- Фильм готов, но еще не выходил в широкий прокат. Съемки закончились еще в прошлом году, потом был монтаж, озвучание и всё прочее. Это авантюрная комедия, я играю хозяйку казино, некую «демоническую» женщину, с вполне жестким характером. Сюжет рассказывать не буду, но основная интрига в том, что этой даме понадобился особняк под казино, а в этом особняке работали молодые ученые под руководством пожилого профессора Шермана, в исполнении Игоря Ясуловича – замечательного артиста. Я влюбилась в этого человека на съёмочной площадке. Но, о сюжете. Ученых выгоняют из лаборатории, и впоследствии выясняется, что здание было отдано под казино. Им приходит в голову мысль выиграть в казино деньги на продолжение своей научной работы. Дальше наши линии переплетаются, и идет уже общая история.

Происходили какие-то яркие, запоминающиеся события на съёмках?

- Когда мы снимали автомобильные гонки для «Формулы зеро», это был последний съёмочный день и последний кадр для картины, и нужно было утопить машину – игровая машина должна была перескочить через бордюр и упасть в воду, готовились к этому кадру всю ночь. Мы снимали фильм одной камерой, но для этого случая на барже у спасателей была заряжена своя камера, и была третья, на лодке, на всякий случай. За рулём сидел каскадёр в водолазном костюме, и когда машина должна была упасть в воду, - все были готовы. Ребята каскадеры с баржи готовы были нырнуть, чтоб достать коллегу… И вот восемь утра, рассветное солнце, первые лучи, всё готово, всё десять раз проверили, и – «мотор!». Машина взлетает, и на середине её падения, когда она только носом касается воды, и на главной камере оператора-постановщика заканчивается плёнка. Они просто не перезарядили кассету. Парень, который за это отвечает, просто ушёл с площадки вообще, понимая, что сейчас его должны закидать камнями… Хорошо, что было три камеры! А если бы их не было… не знаю, как бы мы досняли это кино!

Уже известно, когда выйдет этот фильм?

- Сейчас как раз идёт переговорный процесс, а пока фильм возят по фестивалям. Разговор шёл о показе на Первом канале. Не знаю, может быть, продюсерам удастся продать его на большой экран, потому что снимали как большое кино на плёнку. Я уже видела фильм. Снято очень красиво.

Вы так много играете именно авантюрных особ. Например, в «Ундине» Вы очень убедительно сыграли Риту Кораблеву.

- Да, я авантюристка и всегда готова держать хорошую мину при плохой игре. Моя профессия вообще большая авантюра. Когда я приходила на урок по фоно, с невыученным заданием, то придумывала какую-нибудь невероятную историю, почему так случилось, а мой педагог по музыке Светлана Михайловна говорила моей маме: «Ваша девочка будет или гениальной артисткой, или гениальной авантюристкой». Вот и приходится соответствовать! (улыбается).

Вам приходилось чему-нибудь специально обучаться для съемок или для спектакля?

- Для роли в театре мне пришлось освоить аккордеон, а для одной из картин пришлось учить немецкий, с которым я раньше не имела с ним никаких отношений, училась в спецшколе с английским. Для фильма «Ты - это я» нужно было выучить двадцать шесть сцен на немецком языке. Не все они вошли в картину, но я собой гордилась, и, скажу вам, это был тяжелый труд, но …я это сделала!

Вы в этом телефильме сыграли сразу две роли – сестер Грету и Елену. Правда ли, что профессиональный актер может сыграть всё? Даже две роли сразу…

- Для такой работы нужный творческий и жизненный опыт. Нелегко работать с воображаемым партнером. (задумывается) Не знаю, это зрителю судить насколько кино получилось, но главной моей задачей было сделать этих женщин разными.

Вы играли близнецов?

- Да, это сестры-близнецы. Одна живет в Германии, другая в России. Они встречаются спустя 15 лет разлуки. Когда-то давно они поссорились, но прошло время, и сестры принимают решение увидеться вновь. У близнецов вообще очень тонкая и крепкая связь. Они встречаются, чтобы простить друг-другу старые обиды, но начинаются новые, неожиданные события. Этот фильм будет показан на Первом канале.

В какой атмосфере приятнее работать: перед камерами или перед зрительным залом?

- Атмосфера всегда зависит от людей. Мы сейчас закончили съемки сериала «Обреченная стать звездой». Год и восемь месяцев снимался этот фильм. Мы стали семьей. И если бы на площадке не сложились бы хорошие отношения, то никто не получал бы удовольствия от работы. К счастью, у нас были замечательные люди и в съёмочной группе, и в актёрской команде. Мы подружились, и продолжаем общаться. С кем-то были знакомы раньше, с кем-то познакомились на проекте и стали родными, год и восемь месяцев – это срок. Если бы атмосфера на площадке была тяжелой – было бы невыносимо. Точно также и в театре. Есть люди, которые любят проблему, скандал, конфликт. Они высекают из этого энергию, ловят свою искру, специально заводятся перед спектаклем – им так легче работать. Я не люблю этого, я люблю комфортные отношения, когда не отвлекаешься на дрязги, доверяешь своим партнерам, доверяешь режиссеру, когда обо всем можно говорить, всё обсудить, когда можно что-то посоветовать партнеру и принять его совет. Когда никто ничего не делит, а делает общее дело.

Я за это безумно полюбила озвучание. Там вообще нет интриг. Собираются очень хорошие артисты, и за хорошие деньги, качественно, быстро и весело делают своё дело. И никто не делит - у кого больше персонажей, у кого больше слов, зарплата у всех одинаково хорошая. Как однажды заметил Саша Рыжков, прекрасный артист, мастер озвучания, когда кто-то один оговорился, а другой подшутил над коллегой: «Здесь тебе не театр, здесь люди помогают дуг другу». И это правда – на озвучке всегда здоровая, комфортная, человеческая атмосфера.

Озвучивая фильмы, Вы приобретаете профессиональный опыт?

- Конечно, мне довелось озвучивать очень хороших актрис– Джулию Робертс, Шарон Стоун, Мию Ферроу, Николь Кидман и многих других. У них есть чему поучиться.

А какие фильмы?

- Последние работы – это «Мюнхен», «Паутина Шарлотты». В Америке Шарлоту (паучиху) озвучила Джулия Робертс, а у нас - я. Получилось такое забавное «пересечение» - я ведь озвучивала героинь Джулии в картинах «Свадьба лучшего друга», «Опасный человек» и др. Сейчас я не уже работаю над сериалами для телеканалов как раньше, когда мы писали фильмы, по сто серий, и это был хороший заработок. Но я работала в компании замечательных артистов, таких как Александр Белявский, Валентин Смирнитский, покойный Всеволод Осипович Абдулов, Любовь Германова и др. От этих прекрасных артистов я получила свой первый опыт работы с микрофоном. А сейчас я озвучиваю фильмы для большого экрана. Для удовольствия, когда у меня есть время.

А как вообще проводите свободное время?

- Вы знаете, по-разному. В свободное время я пишу стихи, сценарии, читаю или встречаюсь с друзьями. Могу проваляться целый день с книжкой на диване - ничего не делая и получая колоссальное удовольствие. А могу устроить генеральную уборку и тоже получить от этого радость.

За последнее время в театре что-нибудь произвело впечатление?

- В нашем театре вышла замечательная премьера - спектакль «Морфий». Его поставил Володя Панков. На мой взгляд, очень талантливый режиссер, (и не только на мой взгляд) талантливейший музыкант и артист очень хороший. Я видела Володю на сцене в спектакле «Обломов». Считаю, что это большая радость и большое приобретение для нашего театра. Это очень достойный спектакль, всем советую его посмотреть.

А из того, что я видела в других театрах (задумалась)… В театре «Практика» - «Три действия по четырем картинам», Михаила Угарова. Это хороший спектакль, великолепный актерский состав, сама идея хороша. Жалко, что им не хватает пространства – в «Практике» очень маленькая сцена. Для этого спектакля хочется больше пространства, хотя бы в два раза. С удовольствием посмотрела «Пьесу про деньги». Я в принципе не люблю, когда в театре показывают кино, есть какие-то экраны, но в данном случае это оправданный момент. Это очень любопытное решение: простое и в тоже время очень точное. Это единственный случай, когда меня не раздражали экраны. Потому что, посмотрев в «Современнике» «Америка. Часть вторая» реж. Нина Чусова, где на сцене очень много телевизионных экранов, я не совсем поняла, зачем они там нужны. Но артисты работают великолепно – Сергей Юшкевич, Клавдия Коршунова и другие.

Какими на Ваш взгляд качествами должен обладать человек, идущий в актерскую профессию?

- Терпением, умением ждать, трудолюбием… и талантом, конечно.

Вам хотелось бы сыграть в каком-то определённом жанре?

- Хочу сыграть в исторической картине. У меня нет ни одного исторического фильма. А я знаю – мне все это очень пойдет (смеется). ОЧЕНЬ!!!

Вы сыграли в «Бедной Насте» - тоже своего рода исторический сериал…

- Да, у меня была небольшая роль Нелидовой – любовницы Николая. И были роскошные, исторические костюмы. Я была сказочно хороша, но не долго…

Вам хотелось бы сыграть с кем-нибудь из актёров нового поколения?

- Никогда не рассматривала работу под таким углом, но помню, что однажды согласилась на роль в фильме «Неверность» из-за того, что моим партнером должен был быть Андрей Краско. Мне очень хотелось с ним поработать, но они не совпали по графикам с кинокомпанией, и эту роль сыграл Алексей Гуськов. Это был тот самый случай, когда я очень хотела поработать с конкретным актером на площадке. Но, к сожалению, не удалось и уже не удастся.

Есть ли любимые фильмы?

- Я обожаю старые советские фильмы, на последний мой день рождения, подруги завалили меня дисками с моими любимыми, старыми фильмами. Из самых любимых – это «Посторонним вход воспрещен», «Девчата», «Гараж», «Служебный роман», «Берегись автомобиля», можно бесконечно перечислять. А если из новых картин считаю, что фильм «Настройщик» - гениальный фильм, и это первая хорошая работа в кино Ренаты Литвиновой. Вообще каждый фильм Киры Муратовой – и «Короткие встречи», и «Долгие проводы» - это событие. Нина Русланова у неё каждый раз с новой стороны открывается – великолепная актриса, которую я очень люблю. Какая у неё работа в «Настройщике»! Демидова раскрылась в совершенно новом качестве. Она всегда казалась мне немножко «железной леди», а здесь такая беспомощная, тонкая, трогательная.

То есть Вы почти не смотрите зарубежные фильмы?

- Смотрю. Если в фильме заняты любимые зарубежные артисты. В принципе, я не любитель американского кино. Но есть множество прекрасных американских картин, таких как «Побег из Шоушенка», «На грани», «Список Шиндлера» и другие…

С каким бы режиссером вы бы хотели поработать?

- С Кирой Муратовой очень хотелось бы поработать. И с Петром Тодоровским. А если когда-нибудь случится сниматься у Альмодовара, - это будет просто мечта! Обожаю этого режиссера, хотя сказать обожаю - ничего не сказать! У меня есть все его фильмы, начиная с 1980го года, нет только короткометражек, снятых с 74 по 80годы. Настолько, все, что он пишет и снимает, пронзительно, настолько это по-человечески, настолько это глубоко, тонко и с юмором, и всегда с такой болью. Он всегда берет за основу очень полярные и очень острые обстоятельства. А иначе не вычленить настоящего чувства. Он феноменальный режиссер. Жаль, что я совсем не знаю испанский.

Можно выучить, как и немецкий!

- Да, выучить можно. В своё время я сожалела, что не знаю грузинский. Я раньше не понимала, как можно работать в театре, где есть один режиссер-постановщик. И была счастлива, что к нам, в «Et Cetera» все время приходят новые режиссеры, учитывая, что Александр Александрович – не режиссер, а художественный руководитель. Он все время приглашает кого-то. И только встретившись с Робертом Робертовичем Стуруа (художественный руководитель и главный режиссёр Тбилисского государственного академического театра им. Шота Руставели – прим. ред.), я поняла, что с этим режиссером я готова работать всю жизнь. Но, к сожалению, он в Тбилиси, а я в Москве. И плюс языковой барьер…

Что такое - работа с Робертом Стуруа?

- Мне удалось посмотреть многие спектакли Театра Руставели, и, кажется, я понимаю, что такое артисты Стуруа. Они, как никто, понимают, что он хочет – это совершенно другой градус взаимоотношений. И достаточно полслова, чтобы понять друг друга. Нужно много посмотреть и обдумать, чтоб понять, что такое ЕГО театр, ЕГО воздух, ЕГО пространство.

В мае 2007 года наш театр снова поедет на гастроли в Тбилиси, в театр Руставели. И мне снова посчастливится выйти на эту сцену и снова ощутить, как она берет тебя под локти и ведет за собой, сцена намоленная Стуруа и ЕГО артистами.

Роберт Робертович, как никто из режессеров, умеет преподнести героиню. Выход женщины на сцену в спектакле Стуруа – это всегда событие. А для артистки это счастье. Мы репетировали спектакль «Шейлок». Во время первого появления Порции на сцене ещё три человека: Филиппенко - прекрасный актер, звезда, у него можно учиться бесконечно, и двое наших ребят – Серёжа и Володя. Условие режиссера в том, что, выходя, я их не вижу, я как бы фантазия Антонио (Филиппенко) Помню, как на репетиции Филиппенко предлагает режиссёру, в момент моего появления, испугавшись, громко закричать, и говорю: «Да что Вы, Александр Георгиевич, когда я выйду, зритель, всё равно будет смотреть на Вас». Но Роберт Робертович парировал: «Алёна, не волнуйтесь, я Вам обещаю – будут смотреть на Вас». И в итоге он убрал везде свет, и есть только я, и зритель только мой… Вошла женщина, вошла героиня, и никого нет рядом какое-то время.

Алёна, а Вы не хотели бы попробовать себя в качестве режиссёра?

- О нет, этого я не умею. Я могу посоветовать партнёру, как построить роль. А в режиссуре я ничего не понимаю – это совсем другая профессия, к которой у меня нет таланта. Я, скорее, хороший организатор, или исполнительный продюсер, или сценарист. Я могу организовать процесс или придумать историю, могу её расписать. Мне кажется, что я смогу снять только свою, авторскую историю в кино, ведь когда я пишу, я вижу монтажную историю. Это похоже на то, как мы смотрим свои сны, вот так же я пишу свои истории.

А может быть, какие-то забавные случаи в театре припомните?

- Забавные случаи…нет. Каждый раз, когда меня об этом спрашивают, у меня падает занавеска, и я мучительно думаю: «Что рассказать???» Было же что-то, но сейчас не вспомню.

Но импровизации случаются, наверное?

- Да, но все эти истории интересны только изнутри, когда ты в зале или на сцене, а оговорки вне контекста, рассказывать не имеет смысла. Конечно, бывают разные случаи. Когда мы закончили «Звезду» ребята нарезали капустник из оговорок. Я обожаю, когда в конце какой-нибудь комедии идет нарезка оговорок. Вот это бы я смотрела бесконечно! Это и есть то самое «закулисье», куда так хочется заглянуть зрителю.

А какие-нибудь случаи, которые запомнились…

- Я помню, я однажды стала самым уважаемым человеком в команде каскадёров, когда ещё работала помрежем. Мы должны были снимать гонку. Аня Тихонова, главная героиня фильма, отказалась садиться в машину для съемки каскадерских проездов... И она, и я блондинки. И вот на меня просто надели её шубку, посадили в машину и мы вместе с каскадёром Серёжей Каторженко, после команды «Мотор», носились по улицам, а там все эти полицейские, развороты, грузовик наперерез, - страх и ужас! Понятно, что машина была специальная, каскадёрская, но меня никто не спрашивал - хочу я или не хочу, тогда не было выбора. Это сейчас я понимаю, что у меня были какие-то права, а когда тебе семнадцать лет, и тебя посадили в машину - ты едешь. Вся надежда была только на Серёжу, который сказал: «Пристегнись и держись крепче». Я вцепилась и ни звука! Откатала с ним все дубли, и когда вышла, он объявил своей команде: «Ребята, этой девочке надо поаплодировать! Она даже не пикнула! Я снимаю шляпу!» Я тогда сама себя зауважала.

Алёна, ожидаются ли спектакли с вашим участием?

- Моя подруга написала замечательную пьесу. Нашлись люди, которые хотят этой пьесой заниматься, но сейчас не буду забегать в будущее. Мы репетируем. Вот когда начнется процесс выпуска - тогда можно будет разговаривать предметно. Могу сказать только, что пьеса очень достойная.

Актриса, никогда прежде не писавшая пьес, за месяц выдает три! Очень разные, в разных стилях, про разных людей, совершенно по-разному смонтированы. И это моя подруга! Я просто «горжусь знакомством»! Я всегда что-то писала, но этот случай меня взбудоражил: я достала все свои недоделки и стала дописывать свои сценарии, и, дай Бог, может быть что-то получится. Это киносценарии, один в соавторстве с другой, прекрасной актрисой, которая фантастически пишет и чувствует. Думаю, что это будет несколько новелл – минимум три – соединённых одной идеей.

А сейчас это очень популярно. Недавно прошёл фильм «Париж, я люблю тебя», там тоже 10 или 12 историй связаны между собой.

- Серьезно? Ну видите, как мы попали в ногу со временем!

Есть роль-мечта?

- Есть, но говорить о ней не буду, это очень дерзко, и есть очень достойный пример, очень достойное исполнение. Промолчу, пока не время. Это материал, который можно сделать и в театре и в кино, и материал известный, сделанный неоднократно. Плюс это роль возрастная, мне еще лет десять можно спокойно к ней готовиться.

Часто ли вы заходите на сайты в Интернете, связанные с кино, с театром?

- Да, иногда я смотрю какие-то ссылки на свое имя и мне безумно приятно, когда от совершенно незнакомых людей приходят добрые слова.

Пожелания посетителям сайта Kino-teatr.ru ?

- Ходите в театр, ходите на наше кино!

Generic placeholder image
Екатерина Афанасьева
Люблю исследовать биографии интересных людей




Ваш комментарий (*):
Я не робот...

Лучшие недели


Матерная речь в адрес В.В.Путина
Посетило:1263
Георгий Габуния
Эдуард Доувес Деккер
Посетило:383
Эдуард Доувес Деккер
Дхармендра
Посетило:721
  Дхармендра

Добавьте свою новость

Здесь
Администрация проекта admin @ peoples.ru
history