Сами колокола — лучшие из проповедников, Их медные уста — ученые учителя, С их каменных кафедр в вышине Звучат высоко, без треска и изъяна, Пронзительнее, чем трубы под Законом, То проповедь, то молитва.