Признание историцизма с необходимостью предполагает ту или иную форму тоталитаризма. Кто хочет управлять историей, тот должен управлять человеческим разумом, совестью, действиями. Для этого необходим мощный управленческий и исполнительный центр, а он, в свою очередь, может легко уйти из-под общественного контроля.