Не было такого страшного обвинения,для которого не находилось бы предлога.