После того, как я завязал с наркотиками, я спросил себя: «А зачем я вообще употреблял эту гадость, когда у меня есть музыка?» Ведь это и есть самый сильный наркотик в мире. Я понял, что те же странные и непередаваемые ощущения я могу испытывать, погружаясь в песню, стоя на сцене.