Ветер, сдувший Байдена с трапа самолёта, оказался сквозняком Кремля.